Кривая сосна на желтом обрыве

Эстрада Корреа Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Елена Эстрада Корреа

Кривая сосна на желтом обрыве.

Детектив на полном серьезе.

Пролог

В каком-то американском боевике, помню, виды видавший сержант говорит разделанному в пух и прах новобранцу: "Если болит - это хорошо! Это значит, что ты еще жив!"

Исходя из этой точки зрения, радости у меня должно быть по этому поводу - полные штаны.

Можете смеяться, ребята - так оно и есть. Ссадины и синяки давно прошли, трещины в ребрах уже не беспокоят. Долго еще, правда, придется лежать со сломанной ногой на вытяжении, но и это до свадьбы точно заживет. Но даже с самого начала, когда был я - вылитая отбивная, ее было ровно столько же. Потому что понял, что жив и все кончилось. Оттого и заживает все куда быстрее, чем все думали. А то стонов было: "на фоне основного заболевания, на фоне основного"... Куда б оно делось, основное это. Пенал с инсулином - вон он, на тумбочке.

Так что по-любому - нирвана!

Лежать, правда, порядком надоело. Ладно, что не в больнице, а дома. Кто-нибудь да заглянет язык почесать. В основном предки. Мать с отцом, дед с бабкой. Реже - дядьки с тетками, ну это типа так и надо.

Васька часто бывает, сопит плоским, как у персидской кошки, носом, рассказывает последние новости. Про мать, Петровича, ребят, школу. Про школу интересно: школа без меня обойдется до... судя по всему, до второй четверти. Ну и пускай. Васька похрипывает до сих пор: ему-то тоже прилетело неслабо.

И Надюшка, она вообще почти безвылазно у меня в комнате сидит, как с работы приходит. Нянюшка-сиделка - подай, принеси, убери, переверни с бока на бок, помассируй, чтобы пролежни не появились. Если ничего делать не надо, то угнездится с вязаньем у окна, как сейчас вот. Моя мать тихо бесится. Ее - давно перестала. Тетя Нина - баба умная. И вот сидит Надюшка у окошка, прикрыла ушко прядью волос. Сережка снизу выглядывает, серебряное такое простое колечко. А сверху - не видно ничего. И правильно, что не видно. Там до свадьбы не заживет, и после свадьбы тоже. Верхняя часть срезана. И не "как ножом", а просто - ножом. Выздоровею, разузнаю, есть ли пластический хирург, который может не только сиськи силиконом накачивать. Если есть - откуда угодно такого раздобуду и новое ушко ей сделаю. Если нет - мне по барабану. Все равно женюсь. Ну, лет через несколько.

Скучно днем, пока все на работе. Дед с бабкой периодически заглядывают, но бессменный пост номер один, слава богу, сняли. Поняли, что не при смерти. Сломанная нога - это обидно, но не смертельно.

Учебники много времени не занимают. Читать надоедает. В "Одноклассниках" и "Вконтакте" сидеть никогда не любил, от игр уже мутит. Вот и лежу, подтянувшись на подушках и положив на специальную подставку десятидюймовый нетбук. Пишу, пока никто не видит, сочинение на вольную тему. Пусть хоть тема будет вольная, если самому - ни до сортира дойти. Простая тема до офигения - "как я провел каникулы".

В одиннадцатом классе таких сочинений обычно не пишут. А что делать, если лето выдалось - зашибись!

Но подумал и понял, что одним летом дело не обойдется. Когда все началось? Два года назад? Или раньше? Или вообще - за миллион лет до нашей эры?

Нет, так далеко заглядывать не буду. Вот как по плану сочинения - так и начну. Время действия, место действия, действующие лица и так далее.

Город Каменск называется это место. Приличный такой среднерусский райцентр. Под сто тысяч населения. Набор достопримечательностей типовой. Статуя Ленина на центральной площади его же имени - не снесли и, похоже, никогда не снесут. Бывший райком - районная администрация теперь. Краеведческий музей - куда ж без него, пединститут, медучилище, полтора десятка промышленных лицеев - чушками были, чушками и остались.

Их не случайно так много. Не такое уж захолустье наш город. По соседним райцентрам - Бакаловске, Воробьеве, Холмовом - живут по-деревенски, огороды по гектару, по три-четыре коровы. А у нас говорят, хотя скорее всего врут, конечно, сам Петя Первый на речке Каменке первую плотину поставил и на ней сукновальню учредил.

Теперь в городе есть шерстекомбинат - он себе и ставит в предки ту самую сукновальню. У нас до сих пор на каждого человека по пять баранов, а если считать с двуногими - хоть завались. Жалко только, что двуногих на тушенку не пускают - а то бы мощность консервного завода можно было удвоить.

Но это, в общем, мелкота - вместе еще с десятком таких же. Китов в городе два: "Химмаш" и "Каменскграниткарьер".

"Химмаш" относился в советские времена к "Минсредмашу" и соответственно занимался чем-то жутко секретным и имеющим отношение к Большой Бомбе. Там работали всю сознательную жизнь мои дед с бабкой, Антонина Ивановна и Анатолий Федорович. По фамилии Сорокины. Бабка была инженер-химик. А дед - токарь какого-то запредельного разряда. Там встретились, поженились и оттуда на пенсию ушли. Даже, можно сказать, не совсем. Деда, несмотря на его без копейки восемьдесят, до сих пор периодически дергают в цех. Типа, Федорович, если сделать самому сил нет, так хоть научи!

Учит он - дай дорогу как, непедагогических методов не стесняется. Плавали, знаем, почем фунт подзатыльников. Попадал под раздачу, а рука - как чугунная. И пошеямчиков с пожопамчиками словил - кучу с лишним. Это когда "по шеям" и "по жопам", объясняю для тормозов.

Если уж он для меня, любимого внука, такого добра не жалел - представляю, сколько детям перепадало. А детей, как в сказке, трое. Мой папаша Альберт Анатольевич - старший. Потом тетя Галя, и последний - дядя Коля, с разницей друг от друга в пару лет.

Как-то я незаметно перешел от декораций к действующим лицам. Они друг в друга перетекают плавно. Отец у меня работает на "Каменскграниткарьере" и не последний там человек: главный геолог. Ну, не самый, конечно, главный начальник, поглавней его есть. Потому что лавочка эта с таким скромным фасадом еще при коммунистах занималась всем подряд, от добычи гранитного щебня до строительства атомных станций. И сейчас не бедствует. С атомными станциями как-то не очень теперь, зеленые не дают прохода. Но дороги, жилье и вообще стройка - этого полно. Ну и щебень - куда ж без него.

Мать моя - "итак, она звалась Татьяна". Филологическая душа. Преподает литературу в нашем педе. Диссертацию написала по каким-то там поэтам позапрошлого века. Убейте, не могу их читать. Мать мне книжки подсовывала. В глазах рябит, и спать охота.

Тетя Галя с мужем дядей Федей тоже имеют какое-то верхнее образование, но давно на него плюнули. Держат маленькую парикмахерскую и довольны жизнью.

Дядя Коля - акула пера. Самая большая акула в нашем маленьком болотце. Редактор дохленького листка под названием "Каменские известия". Хорошо хоть относится к этому с юмором.

В общем, все выбились в люди, на радость деду с бабкой. И все было бы хорошо, кабы не одна закавыка. Во время доблестной и героической, как в те времена говорили, работы на этой самой работе чего-то она нахваталась. Чего-то такого пролонгированного действия. У самой было трое детей, а вот у этих детей насчет детей - фигушки.

Выяснилось это не скоро, только когда все выросли, переженились и прожили семьями сколько-то времени. Бабка сначала думала, что дети непутевые, для себя жить хотят, типа как теперь чилд-фрай. Стала ко всем приставать и доставать. У нас, чтоб всем было ясно, в семье матриархат и бабка - вожак стаи. Вот тогда-то все и выяснилось.

У дяди Коли первая жена ушла после этого. Он спустя какое-то время женился на женщине с ребенком. Женщина была и остается - тетя Нина, а ребенок - это Надюшка и есть. Точнее, была. Давно уже не ребенок. Она на шесть лет старше меня, и ей теперь двадцать два. В общем, обычное дело.

А вот со мной все оказалось не так просто. Кто не любит бразильские сериалы - выключайте телевизор. Потому что история - в самый раз как оттуда.

И вот оттуда-то все и стоит начать.

Часть первая

Алмазная осень.

Начинаю с очень большой гадости в моей жизни. Она называется сахарный диабет. И началась эта гадость неожиданно.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.