Моя неприличная Майорка

Серия: Туристический гид. Fiction [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Моя неприличная Майорка ( )

Моя неприличная Майорка

Автор: Katou Youji

Беты (редакторы): Olivia

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: Все свои. Костюня/Васька

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Психология, Философия, Пародия, Повседневность, Стёб

Посвящение:

Всем друзьям.

Пролог

Испания нарисовалась в моем отпускном графике также внезапно и геммороидально, как неудачный анальный секс. После очередного апрельского литературного четверга я случайно забрел в любимый ирландский паб и напоролся на токующего в одиночестве, словно тетерев на завалинке, взлохмаченного Костюню-стакана.

— Ты был на Майорке? — выдохнул он мне в лицо перегаром эля и сигарет. — Край сбывающихся мечтаний. Теща вот так и сказала: «Увидеть Майорку и помереть». В Париже она уже была, но там такого эффекта не последовало, — он задумчиво поболтал остатками пенного напитка на дне тяжелой стеклянной кружки, и я на автопилоте подлил ему еще. — И что ты думаешь, два месяца назад только ее туда на отдых провожал. Ну, вздрогнули за ее девять дней, Славка.

Мы вздрогнули, не чокаясь, а потом довольно быстро накатили еще. У Костюни наметились проблемы по работе и планы по переквалификации из пресс-секретаря одной из отечественных партий в ассенизатора.

— Ты, пойми, Славка, ведь я занимаюсь сейчас тем же самым, только это по приличному называется. Хочу отдохнуть в Испании и разгребать потом реальное говно, так будет честнее, — плакался он мне, занюхивая эль пикантно ароматным дорблю с прожилкой синей плесени.

Каким образом в итоге я согласился на совместную с ним поездку, я сейчас помню уже плохо. Да это и не так важно. От судьбы ведь, как говорят, все равно не уйдешь. Помню только одно: я загадал тогда, что хочу весь отпуск, как негр из анекдота, валяться под пальмой, жрать бананы и ничего не делать.

Ешкин кот и епишкина жизнь. Ну, что я еще могу сказать. В формулировке желаний, как учит Восток в лице старика Хоттабыча, действительно надо быть предельно аккуратным, так как есть места на этой земле, где они, сцуко, реально сбываются. Майорка, и вправду, одно из них.

Половину моего испанского отпуска я провел, прикованный радикулитом к койке гостиничного номера с видом на пальмовую рощу и жрал одни бананы. От всепроникающего запаха так любимой местным населением скумбрии, которую по национальным традициям полагается жарить в исключительно подгулявшем состоянии, меня неожиданно и по-детски мощно пробивало блевать от любой другой еды. Но вот этот чертов африканский картофель приживался в желудке с завидным постоянством.

В свою очередь, Костюня скоротал по меньшей мере треть из двух недель в сортире нашего общего... эээ, ну, вы поняли. От этой самой скумбрии и местной жирной пиши у него развился обратный эффект, кроме того, для его подобного времяпрепровождения было и еще одно обстоятельство, о котором я расскажу позже.

По возвращению из отпуска Костика ждал сюрприз в виде залитой фекальными водами квартиры благодаря дырявой фановой трубе, на которой решил сэкономить сосед сверху.

Ч 1. Добро пожаловать на Майоркщину

О том, что Испания — это родина инквизиции, я вспомнил в тот самый момент, когда на пункте пограничного досмотра местного аэропорта в длинной нескончаемой очереди из немцев, французов и почему-то японцев меня окончательно и бесповоротно скрутил приступ радикулита.

Болезнь давала знать о себе еще на Родине за несколько дней до отъезда. Но ее звездный час «X» наступил после того, как я потаскал в руках чудо—чумодан на колесиках, выдвигающаяся ручка которого заклинила не в магазине при покупке, не во время обкатки девайса дома, а, как это всегда и бывает, в путешествии.

Потом был стриптиз на скорость в отечественном аэропорту: «Снимите обувь, выньте ремень, а это что у вас в карманах, достаньте компьютер из чехла, включите, выключите, положите в чехол, пройдите через рамку еще раз» и многочасовое сидение в самолете, щедро сдобренное подливаемым из-под полы Костюней дьютифритовым коньяком.

Поэтому четыре часа полета до Майорки я почти не заметил и не почувствовал до того самого момента, когда мы пересекли заветную красную линию и вписались в толпяк иностранцев.

Сделал свое дело и резкий перепад температур: в Питере в начале сентября зарядили частые дожди, воздух не прогревался выше семи градусов тепла. Здесь же в четыре часа дня по-нашему, в два часа по-испанскому царила двадцатиградусная жара.

Скрючившись в общеизвестную позу «зю» — голова на уровне таза, рука на пояснице, я дополз до будки с испанскими погранцами и протянул свой паспорт. Несмотря на огромную прилетевшую толпу их было только двое, и они явно никуда не торопились. К тому, что в курортных странах не принято никуда спешить, я, в принципе, привык еще на Кипре и на Крите, но как оказалось, неторопливость этих островов можно назвать почти мегаскоростью по сравнению с испанским мироощущением времени.

Пограничник, мужик хорошо за сорок, к которому я попал, сочувственно оглядел меня, профессионально гостеприимно улыбнулся тонкими губами... и, не открывая паспорт, попросил встать ровно, чтобы удостоверяться в моем соответствии с фотографией в документе.

— Here you are, чтоб б тебя, — не менее лучезарно просиял я, выпрямляясь, вцепляясь до побеления пальцами в его стойку и ощущая, как от боли из глаз сыплются огромные искры, сопоставимые с бортовыми огнями неутомимо приземляющихся и приземляющихся самолетов. На Майорке в разгар туристического сезона они взлетают и садятся с разрывом в две минуты.

В силу долгого опыта работы на границе, мужик неожиданно четко просек русское окончание фразы, позеленел, пожевал губами и нахмурился, продумывая ответный ход.

— And now take away your fingers from my table. It’s forbidden! — победно выдал он, когда я понял, что продержусь благодаря стойке еще пару минут.

— Соколик, — не выдержала мающаяся в очереди за мной украинская седенькая бабуся и продолжила на смеси языков: — Ив хер тейк авай хиз фингерзс, херу вил би аллес капут. Дур йою андерстенд ми?

Метнув глазами молнию на нервную старушенцию, погранец открыл мой паспорт на нужной странице и также не глядя тиснул печать по своему столу, соединенному с моим организмом собственными вцепленными нервными окончаниями, с такой силой, что я почувствовал, как моя пятая точка окончательно отсоединяется от организма. Я собрал остатки воли в кулак и со слезами пополз в сторону уже прошедшего границу Костюни.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.