Рок меж строк

Волков Николай Владимирович

Серия: Реальность - это ложь [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

- А сейчас, дамы и господа, позвольте представить вам восходящую звезду…

Меня в конец утомили разглагольствования этого типа, и я выбежал на сцену. Отодвинув его от микрофона, я поправил гитару на плече и сказал:

- Приятель, ты явно перебарщиваешь с комплиментами. Никакая я не звезда, просто человек, которому повезло в жизни чуть больше, чем остальным. А теперь уйди, и дай мне спеть.

Обиженный конферансье удалился, а я посмотрел в зал. Народу собралось намного больше, чем когда-либо, и, как обычно, начался мандраж.

Прикрыв глаза, я стоял и ждал, когда он прекратится.

Терпеть не могу выходить на сцену, но если этого требует публика, то приходится. Самое главное – я не понимаю зачем. Что им стоит купить мои альбомы и послушать их дома? Без лишних шумов, без визга над ухом сумасшедших подруг, без всего этого… Но мой менеджер говорит – «Иди», и мне приходится идти.

Ладно, мне уже, в общем-то, плевать на то, что приходится играть на сцене, но ведь за их воплями и желанием подпевать, я даже через самые лучшие колонки не слышу своей музыки. Приходится петь по памяти, беря очередной аккорд. Я не слышу себя, не слышу музыку и пою в толпе крикунов.

В этот вечер я начал с той же композиции, с которой всегда начинаю – «Rain in the forest». Это единственный вариант, при котором толпа в самом начале не сажает мне слух, но сегодня творилось что-то из ряда вон. Сегодня они завелись с первых аккордов.

Отыграв по памяти половину своего альбома, я сделал знак, что мое горло скоро не выдержит такого насилия, и мигом ко мне подбежал мальчик, который принес питье. На самом деле это даже становилось удобно. Сделаешь знак, и тебе дадут необходимое. Почти все необходимое. В наше время я мог бы даже закурить на сцене, если бы захотел, но беда в том, что мне бы этого не позволил мой менеджер.

Я даже представил себе его ворчание:

- Парень, тебе нельзя курить. Во-первых, на твоем чудесном горле это плохо отразится, а во-вторых – ты же не хочешь, чтобы на тебя навесили кучу ярлыков.

Он был бы прав. Ярлыков я не хотел. Как, впрочем, не хотел бы и проблем с голосом. Однако, я также не хотел бы и проблем с амфетаминами, но за свою недолгую карьеру уже ухитрился их заработать.

Не поймите меня неправильно, я не наркоман, в общеупотребимом смысле этого слова. Для меня амфетамины – способ не падать от усталости, когда надо закончить очередной альбом к сроку, а времени на то, чтобы поспать просто не остается из-за этих дурацких выступлений на сцене. Вообще-то, я стараюсь их не употреблять даже в этих случаях, но это неизбежное зло.

Отыграв альбом до конца, я кивнул фанатам, которые тихо сходили с ума, и ушел со сцены на перерыв. Горло саднило.

- Видишь сколько народу в зале? – поинтересовался Билл.

- Вижу. Загонял под прицелом пулемета?

- Шутишь? Ты звезда, парень. Настоящая звезда. Все билеты были раскуплены за два дня. И если бы не твои дурацкие принципы, сейчас сцена была бы больше, и народу тоже бы прибавилось. Твой последний альбом – это бомба.

- Билл, - устало произнес я – для тебя – это бизнес. Для меня – усталость. Мне и здесь непросто петь, поскольку эти крикуны заглушают все. Я сейчас чуть горло не сорвал, чтобы они меня слышали.

- Что же ты не сказал? Сейчас подрегулируем аппаратуру…

- Лучше отрегулируй толпу, чтобы они поменьше орали. Тогда меня будет слышно наравне с гитарой, и не потребуется заставлять хрипеть колонки. Бредовая была мысль соглашаться.

- Эй, парень, ты же не уйдешь, со сцены, не доиграв? В прошлый раз всем это сильно не понравилось.

- Сами виноваты. Я не подписывался срывать себе горло перед записью. В общем, либо ты что-то с этим делаешь, либо концертов больше не будет.

- Даже не думай… Уолтер, я тебя прошу… Я тебя умоляю… Хочешь – на колени встану? Не хочешь думать обо мне – подумай о Энни.

Сволочь ты, беззлобно подумал я, всегда знаешь, на что надавить.

- Энни к делу не приплетай.

- Но она же слушает твой концерт.

Вот тварь…

- Билл, сейчас ты лишишься своей восходящей звезды. Если ты сейчас же не подтвердишь того, что Энни не слышит всего этого бардака…

- Я ей не включал. Но она может и сама приемник настроить. Ты же в прямой трансляции, парень.

Я застыл.

- А о чем я еще не знаю? – сухо поинтересовался я.

- Как это не знаешь? Я же давал тебе бумаги, в которых все было написано.

Я долго смотрел на него, прежде чем ответить.

- Больше никаких прямых трансляций. Ты понял?

- Но…

- Ты понял? Если нет – мы прощаемся прямо сейчас и я ищу себе другого менеджера, который будет меня слушать, а не только на мне зарабатывать.

- Я понял. Никаких трансляций.

- Где мой мобильник?

- Вот.

Набрав номер Энни, я дождался, пока она сняла трубку.

- Привет, милая, это я. У меня тут небольшой перерыв, и я решил тебе позвонить.

- Хорошо, что ты позвонил. А я тут сижу и слушаю твой альбом.

- Не концерт?

- Нет. Не хочу, чтобы тебя толпа заглушала.

Я почувствовал, что улыбаюсь.

- Ты у меня самая чудесная. Еще час отыграю и поеду к тебе.

- И не надейся, - сказал Билл – у нас другие планы. Тебя после концерта хотят увидеть пара человек.

- Извини, я сейчас…

Оторвавшись от трубки, я спросил:

- Кто?

- Со студии звукозаписи. Хотят предложить контракт.

- А ты его посмотреть не можешь?

- Я посмотрел, но они хотят, чтобы ты сам с ним ознакомился, прежде чем я что-то тебе скажу.

- Где они?

- Здесь.

- В полчаса уложимся?

- Попробуем.

Я вернулся к разговору с Энни.

- Извини, Билл мне тут еще дело придумал. Придется немного задержаться.

- Я дождусь.

- Хорошо. Пока.

Я отключил мобильник, прополоскал горло, и взял гитару. Мне предстоял еще час на сцене.

По окончанию концерта ко мне попытались приставать фанаты и фанатки, жаждущие автографов, но, как всегда, были разочарованы моим нежеланием их раздавать.

- Ты ведешь себя не нормально – сказал мне Билл, ведя в комнату, где нас уже ожидали.

- Почему?

- Ты сейчас обязан раздавать автографы.

- Считай, что я набиваю им цену.

Эта мысль, как ни странно, его утешила.

- О чем пойдет речь? Вкратце.

- Хотят записать твой альбом. И выпустить его.

- В чем проблемы?

- В том, что это американская студия. И записывать они его хотят в Америке.

- У нас что, своих студий мало?

- Не тот масштаб, парень. Эти ребята прославят тебя по всему миру…

- Плевать я на это хотел.

- И может тогда хватит денег на то, чтобы сделать операцию для Энни.

Я выругался.

- А что ты хотел? Пресса и так тебя в прицел взяла из-за того, что ты связал себя со слепой девушкой. Если ты не сделаешь для нее все, что можно, тебя со свету сживут. Кстати, всегда хотел спросить, а почему именно она?

- Потому, что ей не важно, как я выгляжу. Она меня любит не за это. Потому, что она не требует от меня ничего, кроме того, что я и так сам ей даю. Это тебе как объяснение, если ты не знаешь что такое «любовь».

- Я знаю, что такое любовь. Просто она у нас разная. Ты любишь Энни и делаешь музыку, а я люблю деньги и делаю деньги.

Мы вошли в комнату, и двое сидящих за столом мужчин поднялись на ноги.

- Мистер Ривз, - начал один из них – вы сегодня просто потрясающе отыграли.

Я отмахнулся.

- Потрясающе хреново, вы хотели сказать? Я не то, что гитары, голоса своего не слышал.

- При масштабе данной сцены – это неудивительно. На больших сценах между исполнителем и фанатами больше пространство, и свою игру вы будете слышать.

Я прервал дальнейший поток слов взмахом руки.

- Господа, я устал. Мне сказали, что у вас есть ко мне предложение. Выкладывайте, и я смогу, наконец-то, отправиться отдохнуть.

Алфавит

Похожие книги

Реальность - это ложь

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.