Живой проект: пилот

Еремина Дарья Викторовна

Серия: Живой проект [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Живой проект: пилот (Еремина Дарья)

Индийский океан, где-то на тринадцатом меридиане

Карла Миллер была потомком немецкой четы, бежавшей из Германии во время Второй Мировой войны. Если кто-то просил ее рассказать о себе, девушка начинала неизменно:

- Во время Второй Мировой войны мой прапрапрадед бежал из Германии…

В ее голосе звучала гордость. Если бы ее предок счел унизительным бегство из родной страны, если бы испугался, если бы сдался на волю судьбы, если бы не нашел сил… ее бы, Карлы – не было.

Итак, Карла Миллер была рождена в США и окончила… Впрочем, какое значение имеет образование Карлы, если на станции Океан-3 она была вторым штатным поваром? Ее не спрашивали ни о чем, что не касалось прямых обязанностей. Здесь не было случайных людей, и она провалилась бы под несколько ярусов этой океанической станции, если бы кто-нибудь осмелился спросить, почему она со своим образованием и опытом занимает должность повара, а не, хотя бы, младшего научного сотрудника или помощника руководителя одного из проектов…

О, боже!
- Карла усмехалась, чтобы не заплакать, когда подобные мысли посещали ее. Она была верующей в той мере, в какой может быть американская девушка, окончившая факультет биоинженерии; выращенная на культе гамбургера и Симпсонов; всеми правдами и неправдами, как блоха в собаку почившей Перис Хилтон, внедрившаяся в корпорацию своей мечты «ЖИВОЙ ПРОЕКТ» и… оказавшаяся на должности повара. Случайно. Когда прилетел вертолет, чтобы переправить ее на «большую землю», тогдашний второй повар был обвинен в воровстве и проследовал в кабину вертолета перед ней. Карла оккупировала администрацию станции, умоляя предоставить ей шанс остаться в корпорации хотя бы на месте повара. Администрация не имела ничего против этого, лишь, попросив Роба, первого повара, протестировать ее.

Карле Миллер было двадцать восемь лет. В погоне за мечтой она не успела выйти замуж, не успела завести верных друзей, не успела даже влюбиться. Она успела лишь одно: стать частью огромной корпорации, создающей людей. И если бы ее жизнь закончилась вот сейчас, в эту минуту, она бы считала, что успела самое главное.

Ей было определенно безразлично то, чем на деле является ее воплотившаяся мечта: плавучая конструкция общей площадью тридцать тысяч квадратных футов и высотой семьдесят футов над уровнем моря. Место на кухне и отсутствие доступа даже на самый верхний лабораторный этаж. За завтраком, обедом и ужином она жадно вслушивалась в обрывки фраз, мечтала снова оказаться вовлеченной в жаркий спор, стать частью этого непрерывного процесса создания, исправления ошибок, отладки, борьбы за совершенство, провалов и побед.

Они уходили. Карла утилизировала остатки еды, закрывала кухню и поднималась наверх, чтобы послушать океан. После этого она смотрела телевизор или читала, чистила зубы, умывалась и ложилась спать. Где-то между встречей с океаном и чисткой зубов, иногда… она плакала. Но было утро и был день, и Карла знала, что отступить не значит сдаться. Ее прапрадед бежал из родной страны, чтобы сохранить себя. Неужели она не справится с тремя годами на кухне ради еще одного шанса, чтобы себя – обрести?

В рамках программы социальной адаптации живым проектам было позволено свободно перемещаться по территории станции, в пределах открытых зон. Карла регулярно видела одного из двоих экземпляров. Это был молодой человек лет двадцати, среднего роста и телосложения, неизменно спокойный, внимательный и приветливый.

Кто из них: Карла или живой проект первым стал появляться после ужина на верхнем ярусе, девушка не помнила. Второй экземпляр, девушку, Карла видела лишь однажды.

- Роб, Карла, спасибо! Все было очень вкусно! – Дейв махнул рукой на прощание, выходя из столовой. Роб, первый повар, махнул рукой в ответ, но Дейв этого уже не видел. Карла не выходила в зал, упаковывая оставшуюся нетронутой часть ужина. Услышав благодарность Дейва, она поморщилась. Это он вычеркнул ее из коллектива, он был виноват в том, что она перестала быть частью лабораторных ярусов. Его довод звучал следующим образом:

- Карла, ты неплохой специалист, но на днях освободился и готов приступить к работе Мел Митчел. У тебя еще не закончился испытательный срок. Ты понимаешь, что я не могу упустить этого специалиста?

- Я понимаю, - ответила Карла. В глухом голосе звучало желание убивать.

- Я напишу тебе рекомендации, и ты по-прежнему можешь претендовать на подобное место в нашей корпорации.

- Да… - она не знала, что еще может сказать, - я буду…

Этот разговор состоялся одиннадцать месяцев назад. Одиннадцать месяцев три раза в день Карла удерживала себя от плевка в его тарелку.

- Добрый вечер, Карла, - улыбнулся живой проект, когда девушка замерла у перил и втянула в себя соленый ветер.

- Привет, Алекс, - кивнула Карла.

Два года и месяц.

Два года и месяц.

Два года и месяц…

Карла закусила губу и не удержала слез.

Сомнений быть не может, она в подметки не годится Мелу Митчелу… Но как же это несправедливо: вырвать прямо из рук ее жизнь, ее мечту, ее судьбу, ее шанс… Карла смахнула со щек слезы.

- Ты могла бы устроиться по специальности и продолжать ждать места в ЖИВОМ ПРОЕКТЕ - говорила ее мать. – Зачем тебе оставаться на станции в качестве обслуживающего персонала? Я не понимаю, Карла! Ты училась не для того, чтобы готовить им еду!

Карла не могла объяснить и просила об одном: не волноваться за нее.

- Ты плачешь… - заметил живой проект, и Карла вздрогнула от неожиданности. Она забыла, что кто-то есть поблизости. Он редко заговаривал первым. Карла не ожидала от него обычных человеческих чувств, вроде сочувствия. Кого бы ни разрабатывали на станции, вряд ли это будет специалист, в чьи функции включено умение сопереживать.

Хотя, с чего она взяла, что это сочувствие? Он констатировал факт. Это элементарная наблюдательность.

- Да, - ответила Карла и направилась вниз, в свою комнату.

На повороте в нужный коридор Карла столкнулась с мальчуганом лет шести.

- Эрик! – кричал кто-то от лифтов, - немедленно иди сюда!

Карла остановилась, держа за плечи паренька.

- Привет, - улыбнулась дружелюбно, - ты кто?

Мальчишка облизал губы и попытался вырваться. Успешно.

Вернувшись в основной коридор, Карла наблюдала, как мальчишка стремглав бежит к Мелу Митчелу. Поймав парнишку за плечо, Митчел взглянул на замершую в нескольких десятках шагов девушку и отвернулся к лифтам.

Карла пошла спать.

Следующим вечером на поверхности немного штормило. Натянув плотнее кепку и застегнув джинсовую куртку, Карла облокотилась на перила.

Смотря в волны, исчезающие под платформой, на которой она стояла, Карла думала о Меле Митчеле, маленьком Эрике и двух годах с одним месяцем. Она не помнила, когда последний раз говорила хоть о чем с кем-то, кроме Роба. Еженедельные звонки родителям не в счет. Карла не думала о том, что люди называют одиночеством. Ей было спокойно. Но кроме признания, кроме занятия полагающегося ей в корпорации места, Карле все же не хватало чего-то еще.

Убрав с лица выбивающиеся из-под кепки волосы, Карла заметила немого наблюдателя и обернулась.

- Давно ты здесь стоишь? – спросила жестко, даже грубо.

- Привет, Карла, - с привычным дружелюбием улыбнулся живой проект, - несколько минут.

Карла вернула взгляд в океаническую даль. Алекс стоял справа от нее чуть позади, опираясь спиной на прозрачную стену помещения. Карле было неуютно оттого, что кто-то стоит сзади и явно наблюдает за ней.

- Почему ты там встал? – спросила она раздраженно.

- При волнении выше пяти балов мне запрещено подходить к перилам, – тон Алекса не изменился.

- Бережешь собственность корпорации?

Он ответил не сразу, девушка обернулась.

- Да.

Карла развернулась, откинувшись на перила спиной. Тело живого проекта со всеми его обостренными рефлексами, заданным функционалом, точно выверенным для выполнения каких-то определенных задач способностями – все это было столь же хрупко, как и сама Карла, но стоило миллионы долларов. А чего стоила она?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.