Курочка Ряба and Аленький цветочек

Семироль Анна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Курочка Ряба and Аленький цветочек (Семироль Анна)

АННА СЕМИРОЛЬСтёб... да и толькоКурочка ряба

Киря и Женечка доигрались. Начиналось всё как нельзя лучше: Женечкины родители свалили на выходные на дачу. Последствия сего легкомысленного с их стороны поступка представить легко: Ермакова-младшая села на телефон, набрала до щекотки в животе знакомый номер, и услышав в трубке любимый голос Марухина-среднего, издала призывное курлыканье:

- Кирюня, я вся такая обнажённая, ласкаю себя тёплыми струями душа и изнемогаю от желания увидеть тебя… Дома – никого до завтрашнего вечера.

Все накопленные за неделю воздержания гаплоидные носители Х- и Y-хромосом дружно замолотили хвостами и рванули в направлении Кириного мозга, заставив Марухина-среднего кубарем скатиться с дивана, надеть чистые трусы, балахон с черепами и заношенные до неопределённого цвета джинсы, сунуть в карман пачку посредственной китайской резины и мчаться на крыльях любви в соседний дом.

Пока Киря скакал стометровку до Женечкиной двери, пугая страстным воркованием дворовых кошек и мамашек с колясочками и представляя себе, как по розовому, обнажённому, со знанием дела откормленному Жениному телу стекают, слегка задерживаясь на самых возбуждающих фантазии местах, капли воды, Ермакова-младшая в замызганном халате и стоптанных плюшевых тапках торпедой носилась по квартире и пыталась замаскировать жалкое мещанское жилище под романтическое гнёздышко. За рекордно короткое время из папенькиных закромов на свет божий была извлечена бутылка «Русского размера», из маменькиных – бутылочка «Мартини бьянко» и шёлковый китайский пеньюар, на родительском траходроме были старательно взбиты подушки, с тумбочки убрана бабушкина фотография в чёрной рамочке,  а на кухне покромсана и затейливо разложена на подбитом блюдце копчёная колбаса.

Хроника дальнейших событий выглядела следующим образом:

19:27. Марухин-средний врывается в заветный подъезд, ворвав входной двери хорошего пинчища; Ермакова-младшая красит глаза синей маминой тушью и тренируется делать эротичное лицо.

19:39. Тщетно прождав лифт, Киря своим ходом возносится на седьмой этаж, где, стоя на лестничной площадке, в течение  длительного времени восстанавливает дыхание и божеский вид. В это время возлюбленная курильщика с десятилетним стажем Евгения с задумчивым видом красит бордовой помадой соски. Ей кажется, что это делает её непревзойдённо-сексуальной.

19:40. Звонок в дверь и сцена страстной встречи, неплохо показанная в клипе «Зверей» «Всё, что касается», но – с поправкой на то,  что с Кирюни стаскивают кроссовки, а с Евгении – плюшевые тапки из голов зелёных кроликов и резинку для волос.

19:42. Сочетание бордовых сосков и синих ресниц действует на Кирю, аки красная тряпка на быка. Нечленораздельно мыча и выпуская пар из ноздрей, он скачет в спальню, унося на рогах… то есть, на руках, слегка озабоченную произведённым эффектом Женечку. Женя молчит и делает эротическое лицо (закатывает глаза и гремит зубами, как кастаньетами).

Опять 19:42. Кирилл не совсем удачно входит в поворот. Женя абсолютно не входит в поворот.

19:45. Стихает мат, и гормоны снова атакуют.

19:57. С люстры в коридоре начинает спускаться паук Петрович, дабы полюбоваться на чрезвычайно динамичное соитие двух хомо сапиенс семнадцати лет от роду. Марухин-средний от возбуждения поскуливает, Ермакова-младшая вовсю орудует бёдрами и ртом (то есть орёт: «Порви меня пополам, бэби!!!»). Поза наездницы.

20:01. Стыковка Петровича с левой ягодицей Женечки. Душераздирающий визг. Обоюдный оргазм (у всех троих).

20:02. Одна пятая доля головного мозга Марухина-среднего освобождается от гормонов и клеток с хвостами и хромосомами Х и Y. Он вспоминает про презервативы в кармане. Женя пулей летит в ванную. Паук в глубоком ахуе лежит под китайским пеньюаром, сброшенном в коридоре.

20:17. Лёгкий ужин в виде родительских запасов спиртного, колбасы и гречки с тушёнкой. Женя на не совсем трезвую голову вспоминает о кабачковой икре и мечет на стол всё, что есть в холодильнике.

21:30. По телеку начинается «9 Ѕ  недель». Влюблённые располагаются у телеэкрана.

23:07. В доказательство того, что дурной пример заразителен, Киря и Женечка решают заняться любовью на кухне. Предварительно имел место быть скоропостижный половой акт перед телевизором, где Марухин-средний  обнаружил, что соски Женечки не такие уж и бордовые. Теперь он горит желанием познать, что ещё у неё меняет цвет.

23:08. Эксперимент начался. В ход пошли майонез и кабачковая икра.

23:10. Хмельная Ермакова-младшая пытается сделать из столь любимого ею органа Марухина-среднего хот-дог с горчицей.

23:11. До одурманенного алкоголем мозга Кирюни доходит раздражающее действие горчицы. Праведный гнев.

23:13. На аккуратно подстриженные и подбритые прелести Евгении льётся липовый мёд. Ей по инерции приятно.

23:14. Праведный гнев – 2.

23:19. На опыте выясняется, что банан очень холодный, «Натс» в обёртке смешно шелестит внутри, а без обёртки мнётся и тянется. Рыбья голова в качестве носовой фигуры вызывает приступ истерического хохота у обоих партнёров.

23:25. Почти трезвая мысль Марухина-среднего: «Хватит фигнёй страдать, давай трахнемся по-нормальному!» Водрузив обильно политую кефиром Женю попой на кухонный стол, Кирилл удаляется за презервативами.

23:26. Облачённый в синий пупырчатый презерватив Киря застаёт Женечку в состоянии крайнего удовольствия:  Ермакова-младшая  лежит на столе, закатив глаза, стонет и совершает всем телом поступательно-вращательные движения.

23:28. Женя приоткрывает один глаз, видит застывшего в дверях Кирилла и восклицает: «Если ты – здесь, тогда ТАМ кто?!» Немая сцена.

23:29. Ценой неимоверного труда удаётся выяснить, что ТАМ у Евгении яйцо – куриное, варёное, без скорлупы. Общий испуг.

23:40. Попытка извлечь яйцо ложкой с треском провалилась. Паника – мать творчества, и из уст Кирилла звучит сакраментальный вопрос: «Где у вас штопор?» Испуганные рыдания Жени.

23:41. Выясняется, что труба пылесоса не совпадает по размером с анатомией Женечки. Мысли Кирилла: «А говорили – ведро со свистом…»

23:43. Ермакова-младшая бьётся в истерике, игнорируя призыв Марухина-среднего потужиться. Принимается коллективное решение вызвать «скорую».

01:50. К приезду бригады Киря и Женечка трезвы и одеты. Фельдшер – женщина с лицом б\у – осматривает Женю на родительском траходроме, стараясь сохранить серьёзный вид.

01:54. Ермакову-младшую увозят в БСМП, Марухин-средний плетётся домой спать.

02:16. В приёмной БСМП Женечку осматривает дежурный гинеколог Звездищев. Результаты осмотра под диктовку записывает медсестра Могильщикова. Приёмный покой сотрясает хохот засевшей в дежурке бригады доставившей Женю «скорой помощи».

02:20. В отделении гинекологии Ермакову-младшую отводят в смотровую, где она штурмует гинекологическое кресло, пылая от стыда ушами. Звездищев моет руки, параллельно пытаясь выведать, как Женя докатилась до такого казуса (anamnes morbi).

02:23. Куриное, варёное, без скорлупы с позором изгнано и отправлено в помойное ведро. Звездищев снимает резиновые перчатки и уходит; из коридора Женечка слышит его хохот.

02:37. Вымазав синими слезами (ах, мамина тушь!) подушку, Ермакова-младшая забывается тревожным сном на кушетке в коридоре приёмного отделения. В дежурке всё ещё ржут.

07:40. Женечка просыпается под глумливое кудахтанье медперсонала БСМП, спешно одевается и не прощаясь, стремглав покидает больницу.

07:43. Просыпается Кирилл и обнаруживает, что он всё ещё облачён в синий пупырчатый презерватив китайского производства. От мата Марухина-среднего просыпаются Марухины-старшие, Марухина-младшая и Марухины-престарелые.

07:57. Ермакова-младшая едет на троллейбусе домой. Она прячет глаза и старается казаться маленькой и незаметной. Ей всюду слышится паскудное кудахтанье. Это паранойя.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.