Огненная чародейка

Гейтс Оливия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Огненная чародейка (Гейтс Оливия)

Пролог

Двадцать четыре года назад

Щека Хайдара горела от пощечины.

Не успел он ахнуть, как его ударили по другой щеке, причем сильнее, тыльной стороной ладони. Кольцо, инкрустированное драгоценными камнями, больно царапнуло кожу.

Не понимая, что происходит, он услышал отрывистый приказ. На глаза Хайдара навернулись слезы. Он снова и снова слышал грозные предупреждения, а от пощечин его голова моталась из стороны в сторону. В конце концов он потерял равновесие и рухнул на колени. Соленые слезы жгли раны на щеках, смешиваясь с кровью.

А потом он услышал спокойный голос:

– Еще одна слезинка, Хайдар, и я прикажу бросить тебя в темницу! На неделю.

Сглотнув, он посмотрел на человека, которого любил больше всего на свете. Его буквально парализовало от непонимания происходящего.

Зачем она так с ним поступает?

Мать никогда не поднимала на него руку. Она ни разу, даже слегка, не ударила его костяшками пальцев, не крутила ему ухо, как брату-близнецу Джалалу, которого наказывала за шалости. Хайдар был ее любимчиком. Мать сама говорила ему об этом, всячески оказывая ему предпочтение.

Но в последнее время мать на него почему-то начала сердиться. Хайдар ничего не понимал. Он не был готов к внезапному приступу материнской ледяной ярости, ведь ждал от нее только одобрения.

Она смотрела на него сверху вниз – величественная богиня с ледяными глазами:

– Не усугубляй свою глупость хныканьем! Встань и прими наказание, как всегда делает твой брат-близнец, – с достоинством и мужеством.

Хайдар едва не выпалил – наказания заслуживают Джалал и их двоюродный брат Рашид! В результате «эксперимента», против которого он их отговаривал и в котором отказался принимать участие, выгорели целые апартаменты во дворце, испортив его с Джалалом десятый день рождения.

Рассказав придуманную историю из желания оправдать Джалала и Рашида, Хайдар поймал взгляд матери и понял: она знает правду. Ожидаемого восхищения он не удостоился.

Она снова стала бить его по щекам, несмотря на то что ее муж, король Зохаида, приказал ей остановиться.

Хайдар встал и дрожащей рукой прикоснулся к левой скуле, из которой сочилась кровь.

Мать с силой залепила ему очередную пощечину:

– Теперь проси прощения у своего брата-близнеца и двоюродного брата за то, что их едва не наказали вместо тебя за твое бездумное преступление.

Хайдар остолбенел от услышанного. Одно дело – принимать наказание за братьев, и совсем другое – извиняться перед ними в присутствии родственников, слуг и… девочек!

Мать грубо схватила Хайдара за лицо, ее длинные ногти впились в рану.

– Я жду!

Она оттолкнула его от себя, и Хайдар, повернувшись, увидел перед собой Джалала и Рашида. С пунцовыми щеками, они смотрели себе под ноги.

– Джалал, Рашид, посмотрите на Хайдара! – Мать говорила приказным тоном, как королева Сондосс из Зохаида, ее резкий голос слышался в банкетном зале. – Не лишайте его возможности низкопоклонничать и вымаливать у вас прощение на глазах у всех.

Джалал и Рашид взглянули на королеву, потом с раскаянием посмотрели на Хайдара.

Мать шлепнула его рукой по голове:

– Скажи им, что сожалеешь, и никогда не сделаешь ничего подобного!

Сгорая от унижения, Хайдар посмотрел в глаза своему брату-близнецу, потом двоюродному брату и лучшему другу и повторил слова матери.

– Я этого не делал! – выпалил Хайдар, как только мать закончила обрабатывать его раны.

Теперь, когда они остались вдвоем в ее апартаментах, он должен был оправдаться, хотя бы перед ней.

Ее улыбка была полна гордости и любви, мать поцеловала его в обе щеки:

– Я знаю. И о тебе, и о Джалале, и об этом негодяе Рашиде!

Хайдар окончательно опешил:

– Но тогда… за что?

Она нежно обхватила его голову.

– Это был урок, Хайдар. Я хотела доказать, что даже твой брат-близнец и лучший друг не будут тебя защищать. Теперь ты понимаешь: никто не заслуживает твоей помощи или жертвенности. Теперь ты знаешь: доверять нельзя никому! А самое главное, ты осознал, что такое унижение. Теперь ты всегда будешь делать все возможное, чтобы его избежать.

От ее слов у него закружилась голова.

Хайдар не хотел ей верить, но его мать всегда оказывалась права.

Права ли она на этот раз?

Опустившись рядом с ним, она его обняла:

– Ты единственный, кто похож на меня, и я сделаю все, чтобы ты никогда не страдал и стал человеком, который получит все, что заслуживает. Весь мир у твоих ног. Ты понимаешь, почему я должна была тебя наказать?

Все еще не пришедший в себя, Хайдар кивнул. Он согласился с матерью главным образом потому, что хотел уйти к себе и подумать.

Она гладила его по голове и говорила нараспев:

– Вот умница.

Восемь лет назад

– Ты весь в мать!

Хайдар вздрогнул, словно от оглушающей пощечины.

Джалал издевался над ним с тех пор, как они достаточно повзрослели и поняли, какова их мать. Недаром ее называли Королевой Демонов. И как бы Хайдар ее ни любил, ему пришлось признать: она заслужила подобный титул.

Королева не только обладала неземной красотой, поразительным интеллектом и разнообразными талантами, но и пользовалась ими, как смертоносным оружием. Она упивалась собственным умением избегать глупой слабости – доброжелательности. Вместо того чтобы увеличивать число союзников, королева окружала себя запуганными слугами и хитрыми пособниками. Королева Сондосс обожала наживать себе врагов, первым из которых стал ее муж.

Хайдару казалось: чем старше он становится, тем больше походит на мать. И это мучило его. По иронии судьбы Джалал обвинил его в сходстве с матерью именно сейчас, когда Хайдару казалось, что, познакомившись с Роксаной, он изменился.

– Беру свои слова обратно, – сказал Джалал и с отвращением покачал головой. – Ты хуже ее. А я-то думал, это невозможно.

– Ты говоришь так, будто она монстр.

Братья никогда открыто не обсуждали свою мать. Честно говоря, они вообще разговаривали друг с другом все реже и реже.

Джалал пожал плечами. Хотя они с Хайдаром обладали одинаковым ростом и телосложением, Джалал был физически сильнее брата.

– Но я ее люблю тем не менее. Матерям каким-то образом удается привязать к себе ребенка. Но ты не удостоишься моего снисхождения. Не на этот раз. Сей час я не могу и не стану тебя оправдывать или прощать твое бездушие.

Не в состоянии вынести неодобрение брата, Хайдар поддался ярости:

– Значит, решил доконать меня таким манером? Как говорят в Азмахаре: «Сыпьте обвинения, как бы противник вас ни бил»?

– А твоя тактика: «Бей и плачь, завладевай и притворяйся, что плачешь».

Насмешка Джалала царапнула и так уже натянутые нервы Хайдара.

– Ты настолько болезненно отнесся к тому, что Роксана выбрала меня?

Джалал фыркнул, его глаза холодно сверкнули.

– Ты обманом заставил ее выбрать тебя и завладел ею!

Хайдар подавил очередной всплеск негодования и заговорил ледяным тоном:

– Не можешь найти более реалистичное оправдание попытки украсть у меня Роксану? Я получу любую женщину, какую захочу, даже не пытаясь ее очаровать.

– Без обмана ты бы Роксану не получил. Нужно дать тебе «Оскара»! Ты так здорово притворился, что она влюбилась в созданный тобой образ.

Хайдар никогда не прибегал к насилию, хотя рос среди мужчин-родственников, привыкших добиваться своего кулаками. Он всегда подавлял темперамент и, сохраняя хладнокровие, умело обводил всех вокруг пальца. Теперь же ему хотелось размозжить холеное лицо Джалала.

Но он сдержался и произнес:

– Факт остается фактом. Она моя.

– И ты относился к ней как к собственности. Нет, как к грязной любовнице! Ты заставлял ее скрывать связь с тобой даже от собственной матери. Вынуждал ее наблюдать, как ты хвастаешься перед всеми обладанием другими женщинами. Ты говорил ей, что они – нечто вроде приманки, чтобы отвести от нее подозрения, так? Должно быть, Роксана чуть со стыда не умерла, если и верила твоей корыстной лжи. Я не могу представить, что бы с ней стало, знай она с самого начала о твоем вранье! Ведь она просто льстила твоему чудовищному самолюбию!

Хайдар содрогнулся от ярости:

– А ты в курсе ее мнимого потрясения потому, что являешься ее самоотверженным доверенным лицом, не так ли? И ты хочешь не только с ней дружить, но и пробраться в ее постель? Тебе не повезло, ведь в ее постели я! Постоянно.

Джалал прорычал:

– Ты рассказываешь о сексуальных похождениях, как истинный джентльмен.

– Не нужно изворачиваться! Ты знаешь, что мы с ней любовники. И все же пытаешься украсть у меня эту женщину.

– Ты ее даже не хочешь, – прошипел Джалал. – Ты соблазнил Роксану назло мне. Она всего лишь пешка в твоей очередной игре под названием «Борьба за власть».

– Ты не забыл, что первым начал эту игру?

– Я забыл об этом глупом пари через пять минут. Но ты взялся за дело, как одержимый, и сделал все, чтобы увлечь Роксану.

– А тебя не оказалось рядом, чтобы спасти ее от чудовища вроде меня. Признаешься, что сам хотел ее соблазнить?

Джалал стиснул зубы:

– Я больше не позволю тебе ее использовать!

От ярости у Хайдара потемнело в глазах, однако он сдержался и насмешливо спросил:

– Как ты меня остановишь?

Джалал бросил на него убийственный взгляд:

– Я обо всем ей расскажу.

– Удачи! – прорычал Хайдар в ответ.

Если прежде он думал, что брат-близнец его недолюбливает, то теперь увидел в его глазах откровенную ненависть.

– Ничего хорошего из этого не выйдет, – сказал Джалал. – Ты не только пошел в мать. Ты унаследовал худшие черты представителей нашей семьи с обеих сторон. Ты изворотливый и ревнивый, хладнокровный и властный. Готов добиваться своего любой ценой. Пришло время рассказать ей о том, каково твое истинное лицо. И я это сделаю!

– Есть одна загвоздка. Если ты обо всем расскажешь Роксане, она не захочет видеть не только мое лицо, но и твое.

– Я готов потерять Роксану, если это поможет тебе ее потерять.

Хайдар не сдержал разочарования:

– Если ты ей расскажешь, Джалал, больше никогда не показывайся мне на глаза!

Джалал мрачно посмотрел на брата:

– И это я переживу.

У Хайдара не было возможности ответить брату. Открылась дверь – в гостиную вошла Роксана. У Хайдара перехватило дыхание, кровь забурлила в жилах. Мысль о том, что Роксана неравнодушна к Джалалу, лишала его благоразумия.

Хайдар рассчитывал увидеть ее страстный взгляд, как бывало всегда, когда она на него смотрела. Однако Роксана равнодушно прошла мимо, а потом посмотрела на Джалала.

С бешено колотящимся сердцем Хайдар подскочил к ней и с силой схватил за плечи:

– Скажи Джалалу, что он не сможет нас разлучить, как бы ни старался. Скажи ему, что ты моя!

Сначала выражение ее лица было изумленным, потом стало жестким, а взгляд изумрудных глаз ледяным. Она высвободилась из его рук с таким видом, будто боялась испачкаться.

– Значит, поэтому ты так настоятельно требовал, чтобы я все бросила? До какой еще низости ты дойдешь?

На этот раз изумился Хайдар:

– Низость? Я осознал, что Джалал… заблуждается насчет тебя. Я должен был пресечь его предположения в зародыше.

Она гневно и с отвращением прищурилась:

– Меня не волнует, что ты осознал. Тебе не удастся относиться ко мне как к служанке. И ты не сможешь вовлечь меня в конфронтацию, где я должна буду от стаивать твои интересы и, как попугай, твердить то, что ты сочтешь нужным. Ты заблуждаешься, думая, что имеешь на меня какое-то право.

Его сердце замерло, он опешил:

– Я имею на тебя право. Ты позволила мне так считать, став моей любовницей и заявив, что любишь меня.

– Ты помнишь, когда я это сказала, да? – спросила Роксана. Она призналась Хайдару в любви в порыве неукротимой страсти. – Но спасибо за то, что вернул меня на землю. Я возвращаюсь в Штаты. Вот только не знала, как с тобой лучше попрощаться. Вы, мужчины, всегда считаете, что уходящая от вас женщина наносит удар по вашему сексуальному эго, и вам неприятно. Мне казалось, тебе будет неприятно вдвойне, ведь ты принц двух королевств и твое эго в два раза больше!

Хайдар тряхнул головой:

– Прекрати!

Роксана небрежно пожала плечами:

– Хорошо, давай прекратим. Ты оказался лучшим кандидатом для экзотической интрижки, которую я хотела закрутить, живя здесь. Но так как я решила вернуться в Штаты, мне нужно с тобой закончить. У меня есть потребности, как ты знаешь. Я не собираюсь ждать, когда ты ко мне заглянешь и их удовлетворишь. Мне нужен новый, регулярно доступный самец. Или три. Хочу дать тебе совет. Не относись к своим новым любовницам как собственник. Это действительно отталкивает. И это мешает мне попрощаться с тобой по-хорошему. Теперь, когда мне известно, что ты возомнил, будто имеешь надо мной власть, я настолько разочаровалась, что больше не желаю встречаться с тобой и слышать о тебе.

Хайдар смотрел, как Роксана отворачивается и размеренным шагом выходит из комнаты.

Через несколько секунд дверь его пентхауса закрылась с приглушенным стуком – звуком отторжения и унижения.

Словно из конца рушащегося туннеля он услышал искаженный голос Джалала:

– Я не подозревал, что у нее такая хорошая интуиция. Роксана относилась к тебе так же, как ты к ней. Я не должен был за нее волноваться.

Хайдар посмотрел на Джалала взглядом незнакомца:

– Волноваться тебе придется за себя, если когда– нибудь снова покажешься мне на глаза.

Брат взглянул на Хайдара безжизненным взором:

– Не беспокойся. Я думаю, мне хватит того яда, что проникает в меня во время общения с тобой.

После ухода Джалала Хайдар долго смотрел перед собой, ничего не видя.

Почему все так получилось?

Самые дорогие ему люди покинули его.

Он снова вспомнил слова матери о том, что никому нельзя доверять. Как она была права! Проигнорировав ее мудрые слова, Хайдар едва не заплатил самую высокую цену.

Больше он никогда не ошибется!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.