Обреченная быть счастливой

Липкан Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обреченная быть счастливой (Липкан Елена)

Елена Липкан

ОБРЕЧЕННАЯ БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ

Полюбив впервые, Лилия Дементьева даже не представляла, что ее жизнь может превратиться в постоянную боль и необъяснимый страх. Что же могло случиться с двумя любящими людьми, чтобы заставить девушку спасаться бегством от законного мужа? И как поверить в счастье, когда веры в него уже не осталось?

Глава 1

Жизнь не всегда бывает такой, какой ее видят окружающие. Вот и моя – яркий пример этому утверждению.

Меня зовут Лилия Дементьева, по крайней мере так меня звали до того как мой мир кардинально перевернулся и я встретила …, но давайте все-таки по порядку.

Такой холодной зимы я не помню до сих пор, да что там я: даже видавшие виды старожилы вздыхали и ахали. Тогда даже самые отчаянные смельчаки, пытавшиеся показаться на улице без шапок и перчаток, бравируя своим здоровьем, вечером все же поступали по неотложке с обморожением конечностей, ушей и носа.

Люди просто погибали от этого леденящего холода. Трубы в домах лопались, словно мыльные пузыри, оставляя жильцов без отопления. Зима, все более утверждаясь хозяйкой положения, катастрофического как для изнывающих от холода людей, так и для правительства, заваленного их жалобами и упреками. К счастью детские садики и школы позакрывали на несколько недель, и родители вынуждены были брать отпуска, или нанимать столь дорогих, но не всегда надежных нянь, выскребая последние жалкие сбережения из домашнего бюджета.

А что творилось на дорогах? Они были забиты машинами, которые никак не заводились, автобусы, троллейбусы и маршрутки буквально трескались по всем швам из-за людей, стремившихся любой ценой попасть в них.

Только водителям такси, которым удавалось уговорить свой автомобиль тронуться с места, было хорошо, а главное прибыльно: один пассажир сменялся другим, однако завышенные в три раза цены, выводили людей из себя и они обрушивали свое негодование на таксистов. Но все же выбор был невелик: либо плати и езжай с комфортом, либо жди на морозе переполненный автобус, попасть в который вряд ли сможешь. И они платили, сквозь зубы, в душе проклиная и водителей, и эту страшную зиму.

А как я ругала эти холода, когда каждый день шла в университет, но зиме все было нипочем. Наверное, если бы собрать воедино негативные мысли людей за этот период, то можно было б залатать, а может и наоборот разрушить озоновый слой нашей планеты.

И вот в один из таких лютых дней, я возвращалась с лекции, замотанная в двухметровый шарф, который скрывал почти все лицо, надвинутую на самые глаза шапку, и была похожа на колобка. Вероятно, я выглядела нелепо, но мне было все равно, коль это защищало меня от холода.

Свои ноги, замершие до онемения, я уже не чувствовала, и с ужасом представляла как они будут отходить в тепле и какие муки мне еще придется пережить. Только подумав об этом, я с удивлением увидела их выше головы, ибо с изяществом мешка с картошкой, очутилась на спине.

Благодаря моей необъятной куртке, боли я почти не почувствовала, шапка съехала на глаза, закрыв от меня белый свет. Наверное, я была немного в шоке, потому что лежала, не шевелясь, но в голове промелькнула мысль, что это будет забавная сцена, когда попытаюсь встать, такая себе неповоротливая корова. Но вдруг неведомая сила с неподдельной легкостью оторвала меня от промерзшей земли и я оказалась на своих двух, и этой силой была пара надежных рук. Поправив шапку и снова обретя зрение, я взглянула на джентльмена, оказавшего мне помощь в беде.

Передо мной стоял красивый мужчина, весело смотревший на меня. Под его взглядом я смутилась и пожалела, что не могу блеснуть своей привлекательностью. Но он вдруг улыбнулся мне такой теплой и отзывчивой улыбкой, что я растаяла.

- Спасибо, - еле пролепетала я.

- Всегда готов спасти, красавицу, попавшую в беду.

О, этот глубокий голос! От него у меня задрожали коленки, а когда я посмотрела в его лучистые глаза, то заметила искорки смеха и задора. Чего там скрывать: я влюбилась впервые и бесповоротно! Он впечатлял всем своим видом: от начищенных дорогих ботинок, до безукоризненно уложенных светло каштановых волос. Мужчина был красив, а главное - он это прекрасно знал.

- Можно ли мне для вас сделать еще один джентльменский поступок?

- Какой?

И почему мой голос звучит почти шепотом, спрашивается?

- Согреть вас, - и после небольшой паузы тихо добавил, - чашечкой кофе.

В его словах было столько сексуального намека, что я ощутила внезапный жар во всем теле, почувствовав всю силу его мужского обаяния и магнетизма. На меня нахлынуло такое необъяснимое желание, что по коже поползли мурашки и я, естественно, как загипнотизированная, беспрекословно пошла следом за ним.

Как позже я узнала за чашечкой вкусного турецкого кофе, что его звали Александр Лебедев. Это имя стало для меня центром вселенной.

Я все никак не могла расслабиться, а он будто не замечал моей неловкости, но был так внимателен и чуток, что уже через пятнадцать минут я почувствовала себя как рыба в воде и свободно разговаривала с ним обо всем на свете. И это с незнакомым мужчиной… Уму непостижимо!

- Почему все же ты меня пригласил в кафе? Ведь во всей этой одежде я выглядела не очень привлекательно, - я скривилась, от чего он улыбнулся.

- Когда ты посмотрела на меня своими глазками, я решил, что это самое главное сейчас.

Действительно, глаза были самой привлекательной частью во мне: они были синими, не голубыми, не светло-синими, а глубокого темного, синего цвета, словно небо над морем во время шторма, в обрамлении густых ресниц, хоть и светлых, но эту проблему с лихвой решала хорошая черная тушь.

Хоть в тот день я и выглядела как чучело, но случайная встреча положила начало нашему безумному роману. Это была сказка: он так красиво ухаживал за мной, так ласково на меня смотрел, а как он целовался – это божественно. От его поцелуев я таяла, словно весенний снег на солнце. Саша почти сразу познакомил меня со своими родителями. Это были очень интеллигентные люди, хоть и меня страшила эта встреча, но его мама словно солнышко, светившееся добром и нежностью, сразу расположила меня к себе.

Его родители обожали своего единственного сына. Конечно, как же не гордиться таким как Сашенька: он не просто самый лучший сын в мире, но и лучший специалист (он работал психиатром). Лебедев часто рассказывал про своих пациентов (при этом умудряясь сохранять конфиденциальность), иногда мне казалось, что для того, чтобы понять их, надо самому перевоплотиться в них, проникнуть в их мозг, воспринимать образы как они, чтобы помочь. И меня немножко испугало то, что Саша так и делал, думал как они.

Однажды, не подумав, я спросила без злого умысла, как там его психи поживают. В ответ он так неприятно на меня посмотрел и полчаса читал лекцию, какие они несчастные, и вовсе не психи, а просто пережившие какие-то трудности в жизни люди. Мне стало неловко, я даже в мыслях не могла обижать его пациентов, но меня задела его отповедь, хоть я сразу же извинилась. А потом он что-то невнятное пробормотал себе под нос, хотя я все и не расслышала, но фраза была вроде «я потом возьмусь за твое воспитание», впрочем, быть может мне все послышалось…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.