Ребята и зверята (илл.)

Перовская Ольга Васильевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ребята и зверята (илл.) (Перовская Ольга)

Встреча с другом — всегда радость. Особенно после долгой разлуки.

Книгу Ольги Перовской «Ребята и зверята» я прочитал снова спустя почти пятьдесят лет, как встретился с ней впервые. Кое-какие подробности, конечно, за эти годы забылись. Но не забылось общее впечатление, состояние острой заинтересованности, волнения и удовольствия, которое вызвала когда-то книга.

Я перечитал книгу с радостью. Такую радость испытываешь, встретив давнего друга. В сущности, так оно и было: я понял, что книга, как старший друг, все эти годы находилась рядом и незаметно, очень тактично подсказывала иногда, как мне поступить. Дело в том, что у меня, как у девочек в книге, тоже был ручной волк, которого крошечным волчонком привезли рабочие, рубившие в лесу хворост. И когда во время войны я встретил в наших не очень дальних от фронта местах брошенную, больную лошадь, колебаний у меня тоже не было: я привёл её домой, выходил, а потом ездил на ней. На своей, собственной!

Но дело даже не в лошади и не в волке, появившихся случайно,— их могло и не быть. Или мог оказаться кто-нибудь другой — козлёнок, например, медвежонок или кто-то ещё. Гораздо важнее, что мне захотелось подружиться с кем-то из зверят, пожалеть и помочь ему, и вот тут-то, конечно же, не обошлось без влияния замечательной книжки Ольги Перовской.

В чём же её сила, её обаяние? Чем она отличается от многих других книг о животных?

У художественной прозы, если она искренна и по-настоящему талантлива, есть удивительное свойство: она как бы между строк доносит до читателя настроение автора и его отношение к окружающему, если он даже прямо об этом и не говорит. Писательница Ольга Перовская почти ничего не рассказывает о своём доме, но читатель чувствует его уют, тепло дружной семьи, где родители, не докучая своим четырём дочерям мелочной опекой, очень серьёзно, как ко взрослым относятся и к ним, и к их самостоятельной заботе о диких и домашних друзьях-зверятах. Это тепло хорошей семьи, её очага обогрело и тигрёнка Ваську, и волчат, и ослицу Ишку, и чудом уцелевшего коня Чубарого...

Книга Ольги Перовской так глубоко волнует читателя потому, что она не только и не столько о зверятах, сколько о ребятах. А точнее, она о добрых людях и их человечном отношении к животным.

Сейчас о судьбе животных пишут со всё большей тревогой. Ещё бы! Подсчитано, что с 1600 года, то есть меньше чем за четыре века, с лица нашей планеты исчезло одних только млекопитающих более 60 видов, и больше половины из них — в нашем веке, совсем недавно! Города, машины и дороги теснят животных, и к ним надо относится особенно бережно. Люди не всемогущи. Им становятся доступны межпланетные путешествия, но они не в силах возродить исчезнувших животных. Все они потеряны навсегда. Необходимость бережного отношения подкрепляет даже сухой расчёт: ведь с исчезновением десятков видов животных человек, находящийся, как считают учёные, с ними в единой экологической связи, теряет нечто важное и в самом себе, в своей человеческой природе. Людям такие потери обходятся дорого.

В наши дни отлов диких животных запрещён, это можно делать только в научных целях. Исключение составляют лишь больные и увечные: природа таких не терпит, они обречены, и помочь им, сохранить их может только человек. Здоровых животных нельзя отлавливать, потому что их приручение далеко не всегда заканчивается так благополучно, как у волчицы Дианки, спокойно дожившей свои дни в собачьем питомнике, или как у оленя Мишки, который ушёл к сородичам в горы. Как всегда, откровенно и честно, с полным уважением и доверием к читателю рассказывает писательница о печальном конце молодого тигра Васьки, умершего в неволе от ожирения сердца, о гибели ручного волка Томчика, которого застрелил жестокий самодур-сосед.

Книга Ольги Перовской — о таких прекрасных качествах человеческой души, как любовь и верность, жалость и сострадание. Эти чувства неделимы. Жалость и сострадание делают мир добрее и человечнее, они укрепляют людское братство. Поэтому книга «Ребята и зверята» очень нужна, и прочесть её должен каждый. Она будет жить долгие-долгие годы.

Вадим Чернышёв

Светлой памяти дорогих моих родителей эти воспоминания детства посвящаю.

Ольга Перовская

ДИАНКА И ТОМЧИК

В Средней Азии между двумя большими реками есть плодородная, цветущая местность. По-казахски она называется Джеты-Су, а по-русски — семь рек: Семиречье.

В Семиречье много гор, лесов, зелёных долин и фруктовых садов. Один город особенно славится своими большими яблоневыми садами. Зовут этот город Алма-Ата, что значит «Отец яблок».

Сейчас этот «Отец яблок» знаменит не одними только яблоками и садами. Он сейчас — столица богатой Казахской республики, культурный и промышленный центр. Железнодорожной магистралью — Турксибом — он соединяется с важнейшими промышленными городами всего Советского Союза. Поезда-экспрессы из самой Москвы регулярно прибывают к величественному зданию алма-атинского вокзала.

Многоэтажные дворцы академий, институтов, театров и кино сверкают на солнце, как снежные вершины гор. А горы в своей вечной, спокойной красоте высятся, как и прежде.

По широким асфальтированным улицам проходят трамваи, снуют бесконечные машины, грузовики, троллейбусы, и множество нарядных загорелых туристов направляется в специальных автобусах к живописным загородным паркам, в горные санатории и дома отдыха.

Вот каким стал в наши дни когда-то захолустный и тихий «Отец яблок» моего далёкого детства.

В то время, когда я была маленькой, Алма-Ата стояла за шестьсот вёрст от железной дороги. Народу в городе было мало, а если раз в год на улице появлялся автомобиль, то все бросали свои дела и бежали смотреть на него, как на чудо.

Домики тогда строились одноэтажные. В густых садах они были как грибы — сразу-то и не разглядишь.

Мы жили в Алма-Ате. У нас был маленький дом и большой сад. В саду росли... ну, и яблоки, конечно!.. Но главное — там вместе с нами вырастали наши любимцы: разные домашние и дикие животные.

Отец постоянно привозил нам с охоты живых зверят. Мы сами кормили их, смотрели за ними и воспитывали их.

У каждой были свои питомцы: у одной — юркий лисёнок, у другой — ослик, а у самой маленькой сестры — морская свинка.

— А тебе я привезу волчонка,— пообещал мне отец.

— Волчо-онка?.. Ну, это, пожалуй, чересчур. Его не очень-то приручишь. Привези-ка лучше кого-нибудь другого.

— В самом деле, не вздумай привезти волчонка! — всполошилась мама.— Искусает всех, исцарапает и убежит.

— Эх вы, трусихи! Волчонка маленького испугались. А жаль! Как раз волки замечательно приручаются.

И он рассказал нам про одного ручного волка.

Этот волк, как самая преданная собака, любил своего хозяина, ходил за ним по пятам, защищал его от врагов, сторожил его лошадь в поездках.

— А потом что с ним было?

— Потом? Потом хозяину волка надо было уехать. Ехать нужно было очень далеко — сначала в кибитке, потом в поезде. Кроме того, он не знал, как ещё он устроится на новом месте и захотят ли там принять его вместе с волком. Поэтому он не решился взять его с собой. Он подарил волка своим друзьям. Волк не захотел жить с ними. Тогда хозяин отвёл его в лес. Волк нашёл дорогу и ещё раньше хозяина вернулся домой. Наконец — ничего не оставалось делать — решили его отравить и насыпали ему в кашу яду. Волк съел; шатаясь добрался до подстилки и вытянулся замертво. А хозяин, очень расстроенный, сел в почтовый тарантас и уехал... Через две почтовые станции смотрит — за тарантасом, высунув язык, поспешает бедняга волк. Порция яда оказалась слишком маленькой: волк благополучно выспался и, как только пришёл в себя, бросился за хозяином. Весь длинный путь, около тысячи вёрст до железной дороги, волк ехал в тарантасе. Потом путешествовал в поезде, на пароходе. Хозяин всюду выдавал его за свою собаку, а волк держал себя так хорошо, что все так и считали его собакой. У этого хозяина волк прожил до самой старости, и никогда они больше не расставались.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.