Новогодняя ночь 1

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Новогодняя ночь 1 ( )

Семь маленьких красных шоколадок, четыре мандарина, палка сервелата, бутылка водки и телевизор. Я буду встречать Новый Год. Впервые в жизни в этот день я один. На душе муторно и горько. А Ксюша сейчас, наверное, с Ринатом отжигает. Им теперь хорошо, это же только я, как лох последний, сижу и горюю по потерянной любви. А моя девушка и мой лучший друг веселятся, что им за дело до тупого придурка? Еще и сосед за стенкой решил у себя диско закатить. Музыка орёт так, что у меня гирлянда на зеркале качается. Вот бы дать этому тупому идиоту по башке! Я, может быть, хочу спокойно «Голубой огонёк» посмотреть. Хотя, не хочу, кого я обманываю, я хочу к Ксюшке. Пусть она мне изменяла, пусть встречалась с моим теперь уже бывшим лучшим другом больше полугода. Я готов её простить. На коленях перед ней ползать, ноги целовать, лишь бы вернулась.

Выпиваю очередную стопку водки и чувствую, что меня повело, то ли от голода, то ли от недосыпа, но в голове шумит, а перед глазами туман. Стоп! Перед глазами у меня слёзы. Дожился, сижу и реву, как баба. От злости залпом вливаю в себя ещё две полных стопки без закуски. В голове уже приличная каша, немного мутит, а пальцы не могут подцепить злосчастный кусок колбасы.

Чёрт, до Нового Года ещё целый час, а я уже надрался. Появляется непреодолимое желание позвонить Ксюше. Беру трубу, раза с третьего вынув её из кармана. Пальцы по кнопкам не попадают. От злости и обиды начинает трясти ещё больше. Буквы на дисплее расплываются, и с каждой попыткой найти в списке контактов тот единственный нужный, возрастает желание разнести к чертям этот проклятый телефон. Что я и делаю спустя пару минут, со всей силы швырнув его в стену. Обессиленно откидываюсь на спинку дивана и закрываю глаза, чувствуя, как по щекам медленно сбегает что-то горячее и мокрое. Нет, это не слёзы. Мужчины не плачут! Хотя, какого черта?! Меня предали, бросили и растоптали два самых близких мне человека. Я имею право на проявление эмоций.

Не знаю, сколько прошло времени, но из полузабытья меня вывел настойчивый звонок в дверь. Первой пришедшей в пьяную голову мыслью была – Ксюша вернулась. Неужели одумалась, вспомнила про меня? Мы же с ней почти пять лет встречались. С трудом поднявшись, на заплетающихся ногах тащусь к двери. Звонок повторяется. Лишь бы не ушла, лишь бы успеть. С третьей или пятой попытки попадаю в замочную скважину ключом. Щёлк, сердце замирает в ожидании. Щелк, на глаза снова наворачиваются слёзы. Щёлк, с губ готовы сорваться все мои чувства, облачённые в слова.

– Привет, брат, штопор есть?

Судорожно выдыхаю воздух сквозь стиснутые зубы. Сосед Ромка. Пару секунд смотрю на него, не понимая, где же Ксюша, а потом медленно сползаю по стенке, обхватив себя руками и пытаясь сдержать рвущиеся слёзы. Чудо не произошло, она не вернётся.

– Олег, ты чего? – Ромка хватает меня за плечи, пытаясь поддержать. – Тебе плохо, скорую вызвать?

Мне кажется, или у парня действительно испуг и забота в голосе?

– Не надо, уйди, – с трудом выдавливаю слова.

– О, брат, да ты нахрюкался уже. Чего пьёшь-то в одиночестве? Ксюша твоя где?

– С Ринатом, – вот нафига я ему это рассказываю, он ведь мне никто, просто сосед.

– В смысле? – этот тип даже не планирует уходить. Закрыл дверь и сел на пол рядом со мной. – Почему твоя девушка в Новый год с твоим другом, а ты один надираешься в тишине? Только не говори…

– Не буду, – странно, почему-то рядом с Ромкой как-то спокойнее стало. Может, голос у него такой, а может, от того что когда-то в детстве мы дружили. Потом мы пошли в разные школы и постепенно отношения разорвались.

Точнее, разорвал их я. С одной стороны, мне было обидно, что приходится каждый день ездить по пять остановок до школы, а ему достаточно пройти пять минут, и он на уроках. Мне, видите ли, места в нашей школе не хватило! А ему хватило, точнее, хватило денег его отца. С другой стороны, у меня появились новые друзья, с которыми я предпочитал общаться. Потом мы вообще переехали в бабушкину квартиру, когда Наська родилась, и с Ромкой мы несколько лет не виделись. Это уже когда я в институт поступил, меня отпустили жить одного в нашу старую однушку, а бабушка к родителям уехала. Тогда-то я и узнал, что Ромкины родители погибли в автокатастрофе, и он уже три года живёт один. Точнее, прописан один, но у него дома постоянно толпы друзей. Когда он остался совсем один, его не бросили. Друзья постоянно дежурили рядом с ним, помогали и поддерживали.

Это мои, узнав, что я подрался с Ринатом из-за Ксюхи, от меня отвернулись, поддержав этого предателя. Вот сейчас сижу в тишине, привалившись плечом к плечу практически чужого мне человека, и думаю, а не ошибся ли я, выбрав новых друзей?

– Олег, – тихонько позвал меня сосед, – не хочешь к нам пойти? Отвлечешься немного, развеешься.

– Не надо, иди один, тебя ждут, – голос сухой и твёрдый. О, мне что, обидно, что он не хочет быть со мной, а хочет вернуться к своим друзьям?

– Ну хочешь, я с тобой тогда побуду?

– Зачем тебе это? – смотрю на него с подозрением.

– Мы всё-таки когда-то дружили, я такого не забываю, – отводит глаза и внезапно сильно краснеет. Я даже в полутёмном коридоре вижу, как краска набегает на его щеки. С детства помню, что Ромка краснел, только когда очень сильно волновался и нервничал. Неужели, спустя столько лет, он помнит нашу дружбу, помнит, как близки мы были?

– Ром, а ты на меня не злишься?

– Нет, мне не за что злиться. Наши дороги разошлись, так бывает. Я рад, что ты снова сюда переехал. Мы можем хотя бы видеться.

– Ты бы хотел снова общаться?

– Хотел, очень.

– Останься у меня? – знаю, что это очень эгоистично, и он, скорее всего, уйдет перед боем курантов, хотя и сам предложил побыть со мной, но слова сами сорвались с языка: – Встретим Новый Год вдвоем?

– С удовольствием, – Ромка улыбнулся и как-то совсем уж по-детски привалился ко мне, занавешивая лицо длинными прядями светлых волос.

Мы сидели в тёмном коридоре, тесно соприкасаясь плечами и головами, и молчали. Не знаю, о чём думал Ромка, но я думал о нём, вспоминал наше детство, как всё тогда было легко и беззаботно. Мы бегали, играли, отдыхали, о нас заботились родители, а мы заботились друг о друге. Всё нам было любопытно, и всё казалось таким интересным. Почему с возрастом люди перестают видеть сказку? Серая злая реальность наваливается как-то незаметно, постепенно. И вот уже заброшенная стройка не кажется замком с приведениями, а превращается в раздражающий объект под окном, портящий вид. Толстое старое дерево больше не кажется безопасной крепостью, а лужи на дороге озёрами, по которым так весело пускать кораблики из бумаги и коры.

Бой курантов слышен из соседней квартиры. Ромкиной квартиры. Там его друзья. Я знаю, их там человек двадцать. Меньше просто никогда не бывает. Они сейчас стоят с поднятыми бокалами и держат наготове бутылки с шампанским. Еще семь ударов, и слышатся крики и визг девчонок. Все радостно поздравляют друг друга с Новым Годом. Слышен звон хрусталя, а за окном взрываются первые в этом году фейерверки.

– С Новым Годом, Олег, – чуть слышный голос в самое ухо.

– С Новым Годом, Ромка, – отвечаю на автомате.

Лишь потом понимаю, что друг никуда не ушел. Остался со мной, как я и просил. Сидит, всё также прижимаясь ко мне, и никуда не торопится, абсолютно расслабленный.

– Ром, а тебя друзья не потеряют? – спрашиваю, повернувшись к нему вполоборота.

– Нет, они знают, что я пошел к тебе, – по голосу и слегка мутному взгляду, понимаю, что Ромыч-то уже давно пьян, и не меньше моего. Хотя я, кажется, уже совсем трезв. В голове так ясно, руки не трясутся, а глаза четко, как у кошки в темноте, подмечают все мелкие детали. Легкий румянец на щеках друга, блестящие, хоть и слегка затуманенные глаза. Светлые длинные волосы волнами ложатся на узкие, но сильные плечи. Тонкая шея тонет в вороте черной шёлковой рубашки. Несколько верхних пуговиц расстегнуты, и в разрезе видна бледная грудь с маленьким кулоном на тонкой длинной цепочке. Кулон выполнен в виде какой-то хитроумной вязи, похоже на слово, первая буква "О" легко читаема, а вот дальше вроде на "л" похоже. Может, имя? Какое? Для "Оля" вроде длинновато, для "Олеся" коротко.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.