Начала новой макроэкономической теории

Воин Александр Миронович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Начала новой макроэкономической теории (Воин Александр)

  Начала новой макроэкономической теории

                         А. Воин

                        Вступление

     Причиной, побудившей меня обратиться к макроэкономике, послужил мировой финансово-экономический кризис 2008-го года. Сам факт этого кризиса уже свидетельствовал, что с мировой макроэкономической наукой не все в порядке. Кроме того кризис свалился на всех, включая политиков и самих господ ученых экономистов, как снег на голову. Т. е. задним числом нашлись, конечно, одиночки, которые предупреждали, что так будет. Однако подавляющее большинство ученых экономистов придерживалось противоположного мнения. Когда кризис уже разразился, был огромный разнобой в оценке причин, масштабов и последствий кризиса. Например, в то время, когда в Америке кризис уже бушевал во всю, украинские власти заявляли, что Украины он не коснется. А оказалось, что Украина пострадала от него гораздо сильнее, чем другие страны. Меры по выходу из кризиса, которые предпринимались правительствами разных стран, носили непоследовательный, хаотический характер. В обоснование этих мер правительства не ссылались ни на какую стройную макроэкономическую теорию. Не было попыток проследить отдаленные последствия принимаемых мер. А сами меры смахивали на латание дыр, освобождение там, где сейчас жмет, без заботы, а точнее способности видеть, что будет потом. Колоссальные долги правительств Соединенных Штатов и некоторых европейских стран, образовавшиеся вследствие этих мер и угрожающие, (с учетом медленных темпов восстановления экономики) новым кризисом, который может превзойти предыдущий, тому свидетельство.

     Все это подводило к мысли, что современная макроэкономика не может считаться наукой в том смысле, в котором мы называем наукой физику, биологию и прочие естественные науки. Наукой, которая должна и может «на основе опытов прошлого предсказывать (надежно) результаты опытов будущего» и обладает методом обоснования своих теорий и выводов, принимаемым всеми представителями ее и позволяющим им находить между собой общий язык и договариваться (пусть не сразу) о том, кто из них прав, а кто ошибается. Впрочем, сегодняшнюю макроэкономику и не относят ни к естественным, ни к точным наукам, а зачисляют в гуманитарные, которые разбиты на множество школ, не имеющих между собой общего языка. Именно поэтому, даже если кто-то и давал правильное предсказание будущих событий, это никак не повлияло на дальнейший ход их. В отсутствие принимаемого всеми метода обоснования и обоснованной и признаваемой всеми макроэкономической теории, непонятно было, почему надо верить этому предсказателю, а не множеству других, утверждающих противоположное. Да и тот факт, что какой либо предсказатель на этот раз угадал, еще не означает, что предсказывал он на основе обоснованной теории, а не по наитию, и лишь случайно угадал. Это - как в истории с израильскими пророками, среди которых подавляющее большинство было лжепророками, а у царя не было критериев, позволяющих заранее знать, кто из них лже, а кто истинный и начинать ли ему войну по совету одних или не начинать по совету других. И только после того, как начав войну, он терпел сокрушительное поражение, он мог сказать: «Ага, вот эти, которые насоветовали мене начать войну, - лжепророки». Только пользы от этого запоздалого опознания было мало – поезд уже ушел. То же самое произошло и с последним финансово-экономическим кризисом.

      Непосредственное знакомство с сегодняшней макроэкономикой показывает, что она не случайно числится за гуманитарной сферой и не случайно неспособна предсказывать «результаты опытов будущего» и давать властям однозначные и надежные оценки развития событий и указывать пути оптимального стабильного развития экономики. В современной макроэкономике есть несколько авторитетных школ, типа кейнсианства, монетаризма, теории рациональных ожиданий. Подвизаются также несколько теорий, авторитет которых уже в далеком прошлом, но они подштукатурены их адептами и представлены публике с приставкой «нео», типа классической теории Смита и Риккардо, подаваемой после ремонта, как неоклассическая. Не сошли со сцены даже представители эконометрической школы, несмотря на давно доказанную примитивность эконометрической теории. Каждая из этих школ и их теорий где-нибудь, когда-нибудь, что-нибудь предсказывала правильно. А если взять такие теории как классическая, кейнсианство и монетаризм, то эти неплохо работали в течение некоторых больших или меньших периодов времени. Однако каждая из них, начиная с какого-то момента, давала сбой и экономическая политика по ее рецептам приводила к кризису или к застою, инфляции и т.п. А в худших случаях ко всему этому вместе. Еще одна особенность макроэкономических теорий в том, что все они совершенно по-разному моделируют экономический процесс, беря за основу разные экономические параметры.

      Все это привело меня к мысли, что новую макроэкономическую теорию надо начинать с чистого листа, и, прежде всего, необходимо рассмотреть взаимосвязанную эволюцию экономических кризисов и макроэкономических моделей и объяснить, почему макроэкономические модели типа классической, кейнсианства и монетаризма, давая в течение некоторого периода времени правильные результаты, затем начинают приводить к ошибкам. Путь к ответу на этот вопрос прокладывал разработанный мной единый метод обоснования научных теорий («Единый метод обоснования научных теорий», Алетейя, СПб, 2012 и ряд статей в философских журналах и сборниках).

     Предлагаемая вниманию читателя книга представляет сборник статей, написанных в основном в 2009-м году. С тех пор в мировой экономике произошли определенные изменения и часть выводов и рекомендаций, о которых я писал в этих статьях, были учтены и реализованы в управлении экономикой главных стран, пострадавших от кризиса.  Это позволило странам Запада выйти из самой тяжелой фазы кризиса. Но поскольку учтены были не все мои рекомендации, то мало того, что выход из тяжелой фазы кризиса оказался длительным и мучительным, но в мире назревает новый, еще более опасный кризис, первым признаком которого, а также одной из причин является колоссальный долг Соединенных Штатов.

     Поскольку с точки зрения автора макроэкономику невозможно оторвать от политики и морали, то в книге рассматриваются и эти аспекты и в этом смысле книгу можно было бы также назвать «Начала новой политэкономии».

     Естественно, что по ходу книги я сравниваю свою концепцию с известными в прошлом и доминирующими в ней сегодня концепциями. Кроме того, в конце книги даны 3 статьи с полемикой с современными учеными экономистами по рассматриваемым в книге проблемам.

1.                 О цикличности кризисов

     Все в этом мире циклично. “Солнце всходит и заходит, а в тюрьме моей темно.”. Цикличность. Циклично появляется комета Галлея (Галилея, как выразилась одна шибко грамотная газета). Человек рождается, проходит детство, юность, зрелость, старость и умирает. Рождаются, расцветают и умирают цивилизации. Кругом цикличность. Только цикличность цикличности рознь.

Никому и в голову не придет отменить или изменить цикличность восходов и заходов солнца или появлений кометы Галлея. А вот продолжительность жизни человека или продолжительность его молодости мы уже пытаемся изменить. А ведь не мы сами себя сотворили, как вид. Но изменить, тем не менее, пытаемся и уже есть результаты. А экономику и финансы мы сотворили сами и, тем не менее, как только разражается очередной кризис, нам поют песню о неизбежности таких кризисов, потому что “Циклично”.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.