Волшебная маска

Кашкан Кристина Игоревна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Волшебная маска (Кашкан Кристина)

Глава 1. Первое осознание Марины

Марина проснулась, сладко зевнула и потянулась. Ей приснился какой-то сон, но она не могла его вспомнить. Последствием этого сна была только улыбка, которая светилась на ее лице.

Она посмотрела на свою комнату, такую родную и привычную, совсем другими глазами. Ей показалось, что что-то изменилось, но она не могла понять, что именно. У нее было какое-то предчувствие, но настолько смутное и неясное, что от него проще всего было просто отмахнуться.

Продолжая улыбаться, девушка направилась в ванную. Когда она посмотрела на свое отражение в зеркале, ее лицо мгновенно воспроизвело привычное хмуро-озабоченное выражение. Оно было посвящено наступающему дню, всем его заботам и проблемам, которые надо было срочно решать.

Где взять денег, чтобы оплатить занятия? В какой магазин лучше зайти за покупками? Что приготовить на ужин? Можно ли уже забрать пальто из химчистки? Все эти «мелочи жизни» завладели ее разумом, пока она умывалась и чистила зубы. Ее мысли неслись хаотично, как рой обезумевших пчел. В них не было ни гармонии, ни концентрации, ни определенной направленности.

Марину беспокоило то, что вся ее жизнь — это «крысиные бега» и что это даже не жизнь, а скорее существование. Не для того она родилась на свет, чтобы проводить большую часть своего времени на нелюбимой работе, занимая оставшуюся его часть решением повседневных проблем.

А ведь так хотелось все изменить — путешествовать, танцевать, открывать для себя неизведанные уголки мира и дальние страны. Она мечтала знакомиться с интересными людьми, с которыми можно говорить об устройстве мира, о законах Вселенной, о философии, об искусстве, а не о том, где купить шмотки подешевле, какой торт лучше испечь или слушать очередные любовные неудачи своих подруг с неизменным заключением: «Все мужики козлы».

Нет, нет и нет! Хватит! Что-то должно измениться! Но что и, самое главное, как, Марина не знала.

Она часто задумывалась об этом и даже пыталась делиться мыслями с подругами, но, в очередной раз, слышала: «Да не забивай ты голову этими глупостями! Посмотри лучше, какую я сумку вчера купила! Там такие скидки! Это просто потрясающе! Могу подсказать адрес магазина». И все это произносилось с такой заманчивой улыбкой, с таким восхищением, как будто в жизни не было большей радости, чем распродажа. Поэтому, со временем, Марина приняла решение никогда больше не делиться своими «странными» мыслями с подругами, а притворяться «нормальной», такой, как все, и изображать искреннюю радость и восхищение при виде очередной кофточки, купленной подругой.

* * *

Марина сидела на кухне и чистила апельсин, любуясь его яркой солнечной окраской и вдыхая бодрящий аромат. Она всегда завтракала фруктами — это поднимало ей настроение. Маринино утреннее удовольствие нарушил шум резко распахнувшейся двери. На кухне появилась ее сестра, которая — как обычно — не выспалась и с удовольствием воспользовалась ситуацией, чтобы поделиться с ближним дурным настроением: «И чего тебе не спится-то? Да и я как дура ни свет ни заря поднялась! Не могу спать! Надоело все! Вчера опять мою контрольную работу раскритиковали! Ненавижу этот институт, этих идиотов преподавателей! Ухожу!»

Она уже не в первый раз пыталась бросить институт. Марине каждый раз приходилось уговаривать ее не делать этого, приводя веские аргументы, рассказывая истории своих подруг, которые не получили образования и теперь жалели об этом, считая, что «поезд ушел» и в их возрасте уже поздно думать об учебе (хотя им не было еще и тридцати).

В этот раз Марина поступила странным для нее самой образом — она решила, что сестра уже достаточно взрослая, чтобы самой принимать решения. Марине надоело каждый раз повторять одни и те же слова и уговаривать ее, при этом выслушивая жалобы и нытье, и она просто сказала: «Поступай, как считаешь нужным».

Сестра застыла с открытым ртом и с бутербродом в руке, который уже был на полпути к тому, чтобы быть укушенным. Оправившись от шока, она начала кричать и обвинять Марину в том, что та плохая сестра, что ей безразлична судьба ее единственной младшей сестрички. Потом она стала жаловаться на судьбу, пославшую ей таких ужасных родственников. Но когда и это не сработало, перешла к угрозам: «Вот уйду из института и пойду на рынок продавать овощи — тогда вы у меня все посмотрите!».

Кто и на что должен посмотреть, так и осталось загадкой, потому что сестра пулей вылетела из кухни, а затем и из дома, со злостью откусывая на ходу большие куски бутерброда.

Сначала Марину охватило чувство вины — она с детства привыкла нести ответственность за свою сестру и решать почти все ее проблемы. «Малышка», которая была младше всего на полтора года, видите ли «не могла» решить их сама. Но, через несколько минут, Марина ощутила необыкновенную легкость, как будто что-то тяжелое свалилось с ее плеч. Она поняла, что только что изменила свой вечный сценарий отношений с сестрой и что все отныне будет совсем по-другому.

К тому же раньше после таких разговоров с сестрой, с выслушиванием ее очередных жалоб и воображаемых проблем, Марина чувствовала упадок сил — ей хотелось просто лечь и лежать и ничего больше не делать, а сестра при этом радостная и полная энергии убегала по своим делам. Сейчас же ничего этого не случилось — настроение осталось прежним и даже поднялось, появилась легкость от сброшенного груза чужих проблем.

«И как же я раньше этого не понимала» — подумала Марина. Стоило всего раз сказать: «Нет» и запретить использовать себя, как жизнь сразу стала значительно легче.

Марина не превратилась при этом в эгоистку — она по-прежнему готова была помогать сестре, но только если у нее возникнут настоящие проблемы и точка!

Окончив завтрак, Марина взглянула на часы и поняла, что уже не успеет на работу вовремя. В спешке собираясь, она стала придумывать причину, чтобы объяснить начальнику очередное опоздание.

А причина, на самом деле, была всего одна — она не любила свою работу и ноги просто «не несли» ее туда — то каблук сломается, то нога подвернется, то температура поднимется ни с того ни с сего.

Эти причины были реальными, она не выдумывала их, чтобы прогуливать работу, но, что интересно, в выходные дни с ней никогда ничего подобного не происходило.

В выходные утром она ходила в школу восточного танца, а вечером на курсы английского языка. И, между прочим, туда она ни разу не опоздала, транспорт всегда приходил вовремя, а здоровье было отменным.

* * *

Марина вспомнила, что сегодня как раз выходной день. Она так замоталась за неделю, что потеряла счет дням, а так как все ее дни были похожи один на другой, как братья-близнецы, то отличить пятницу от, например, вторника было крайне тяжело.

Другое дело выходные! Это были ее дни — дни, когда она чувствовала, что живет, что жизнь приносит ей радость. Она очень любила посещать свои занятия. К тому же это был отличный предлог, чтобы не встречаться с подругами и не выслушивать их вечные жалобы на жизнь и подробные рассказы об очередном шоппинге или рецепте запеченной курицы, вычитанном в журнале (при этом никто не обращал внимания на то, что Марина вегетарианка и ей это просто не интересно).

В те выходные у Марины не было занятий в школе танцев — ее преподавательница уехала на выступление в Арабские Эмираты. Ах, как бы ей тоже этого хотелось! Она мечтала выступать на большой сцене, ловить на себе восхищенные взгляды публики и дарить людям радость.

К тому же, она была действительно талантлива и ее преподавательница всегда восхищалась ее пластикой, восхитительной улыбкой и тем, как быстро она обучается новым движениям.

Когда Марина танцевала, казалось, что на нее можно было бы смотреть часами. Надев костюм для танцев, она как будто превращалась в другого человека. В ней менялось все: походка, движения, выражение лица. В ней уже невозможно было узнать ту несчастную и неуверенную в себе девушку, которую она видела каждое утро в зеркале.

Перемены были настолько разительны, что не раз случались ситуации, когда девушки, ходившие вместе с ней на занятия, встретив ее на улице в будний день, просто проходили мимо, не узнав и даже не заметив ее.

А там, в школе танцев, она была звездой, но, будучи слишком скромной и неуверенной, Марина просто не осознавала этого. Ею втайне восхищались, завидовали и пытались подражать. Те, кто был менее завистлив, даже иногда спрашивали ее, почему она не выступает на сцене, но Марина лишь скромно опускала глаза и терялась, не зная, что ответить.

Она так хотела, чтобы ей не нужно было зарабатывать каждый день на кусок хлеба, а можно было бы танцевать, наслаждаться жизнью и дарить людям радость. О том, чтобы получать деньги за танцы, как это делала ее наставница — известная танцовщица, которая ездила по всему миру с концертами и зарабатывала очень даже неплохо, Марина и мечтать не смела.

Она говорила себе: «Кто она и кто я, никому не известная, неуверенная в себе девушка, одна из тысяч таких же, посещающих школу танца живота!». И это было правдой — ее правдой, той, которую она выбрала для себя, которой безоговорочно следовала и, в соответствии с которой ее со временем начали воспринимать окружающие, лишь пожимая плечами и думая: «Был бы у меня такой талант, я бы уже давно достиг успеха».

Любила Марина и курсы английского языка. У нее было прекрасное произношение, большой словарный запас и преподаватели всегда приводили ее в пример другим ученикам. Эти курсы были для нее еще одной дверцей, позволявшей вырваться, хоть ненадолго, из рутины и заглянуть в настоящую жизнь, яркую и насыщенную.

При этом, Марина считала, что ее уровень владения языком еще очень далек от совершенства и она даже стеснялась говорить о том, что знает его.

Даже начальник и коллеги Марины понятия не имели о том, что она свободно владеет английским. Когда надо было принять партнеров из США, начальник обычно справлялся сам, приглашая на подмогу лишь свою секретаршу, которая мало что понимала, но при этом обворожительно улыбалась и кивала головой со знанием дела. А в особо важных случаях приходилось нанимать переводчика, многие из которых искажали смысл разговора. Марина, присутствовавшая на переговорах, мучительно слушала это коверканье ее любимого английского языка и молчала из-за собственной скромности и нерешительности, стараясь занять свои мысли чем-нибудь другим, чтобы побороть искушение исправить переводчика.

Она надолго усвоила урок, преподанный ей еще в школе одним нерадивым учителем. Когда Марина перед всем классом осторожно указала на его ошибку, учитель притворно улыбнулся и поправился, но при первой же возможности отомстил ей, безжалостно занизив оценку за контрольную работу.

Когда она рассказала об этом маме, та лишь покачала головой и сказала: «Это будет тебе уроком на будущее — не исправляй и не критикуй тех, кто знает больше тебя!».

С тех пор Марина так и поступала, так как была послушной девочкой и знала, что нужно во всем слушаться маму, которая старше и мудрее.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.