Разбитые сердца

Потемкина Анастасия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разбитые сердца (Потемкина Анастасия)

Пролог

Как странно бывает устроена жизнь. В один момент ты имеешь все, а через секунду лишаешься этого. Мы не властны над событиями. Кто-то называет это судьбой, я называю это делом случая. Такой случай и произошел со мной этим дождливым летом.

Мы с папой возвращались домой с дачи после недельного отдыха. Вообще-то мы должны были вернуться в город позднее, но погода начала портиться, нашествие насекомых тоже не приносило нам радости, да и скучать мы начали по маме, а я еще и по Диме. Дима – это мой молодой человек, с которым мы вместе с класса седьмого. Многие говорили что эта любовь детская, а я знала что любою его всем сердцем Сейчас мы закончили десятый класс, и по-прежнему вместе.

Маму с нами брать не стали, только она умудрилась заболеть в самый ответственный момент. Летом, представляете? «Везучий человек», елки-палки.

И вот сейчас мы ехали на нашей новенькой Ниссан Альмера, купленной совсем недавно, подпевая песням по радио и смеясь. Мы с папой вообще не разлей вода, и песни поем, и в походы ходим. Мама не такой любитель всего этого, но мы все равно безмерно любим её.

Погода была не самой лучшей. Серые тучи разбрелись по всему небу, вот-вот должен был пойти дождь.

Такую погоду я не люблю. Люблю, когда небо заволакивает почти черной тучей, облака сгущаются в темный сгусток, сразу становится намного темнее, гром гремит, гроза, вот такую погоду я люблю! А это так… ни о чем.

Когда уже подъехали к дому, заморосил дождь. Мы быстро добежали до подъезда, еле держа тяжелые сумки с ягодами, да овощами с огорода.

Обрадовавшись, что наконец дома, мы зашли. В квартире была темнота, немного странно, ведь мама боится её. Включив свет, увидела на полу обувь Димы и его остатки одежды. В душе зародились неприятные чувства, которые я тут же прогнала. Может он просто промок под дождем?

Я проследила за «следами» одежды, которые вели в спальню родителей.

Обернувшись на отца, заметила, что он тоже увидел сию картину и теперь стоит весь напряженный.

Аккуратно поставив сумки на пол, мы направились в комнату родителей.

То, что я увидела, я не могла представить и в самом страшном кошмаре: по полу разбросаны оставшиеся вещи, обувь, а мой любимый стоит на коленях на кровати, ритмично двигает бедрами взад-вперед, при этом громко постанывая и издавая рычания. А знаете, кто с ним? Моя мать! Та женщина, что рожала меня, растила, давала мне советы в жизненно важных ситуациях, которая, в конце концов, была человеком, которому я доверяла больше всего, не считая отца!

От увиденного у меня закружилась голова и я пошатнулась. Папа, поймал меня, поскольку стоял сзади. Посмотрела на его лицо. Глаза отца были чернее тучи и метали молнии. Он непроизвольно сжал мою руку, от чего я вскрикнула и привлекла внимание парочки на кровати.

Замерев, мама и Дима повернули головы в нашу сторону. Глаза у обоих ошарашенные и столько страха в них было.

«Конечно, ведь застукали, - промелькнула мысль в голове, - думали, что нас еще недельку не будет, вот и веселились. Уроды, - на глаза навернулись слезы от обиды, - интересно, сколько так продолжалось? И давно началось? Боже, какая же я дура, - от досады я саданула по стене кулаком». Мое дыхание стало сбивчивым, дурацкие слезы так и катились по щекам, оставляя соленые дорожки. Не думала что предательство – это так больно.

- И как это понимать? – холодным тоном спросил папа. Я никогда не видела его таким, его взгляд был направлен не столько на Диму, сколько на мою мать. Я понимала его. Нас обоих предали!

Отмерев, эти два идиота стали лихорадочно прикрываться одеялом. А смысл? Все что могли, мы рассмотрели. Я печально покачала головой, смотря на их хаотичные и резкие движения.

- Саша, я все объясню... – затараторила мама, лихорадочно натягивая простынь и пытаясь встать с кровати.

- Ладно я, - все тем же тоном продолжал отец, - но как ты с дочкой, родным человеком, так могла поступить? Да он тебе в сыновья годиться! Чем ты вообще думала?

- Алисочка, я могу все объяснить, - теперь обратила взгляд на меня мама. Да уже и мамой-то ее сложно назвать. Обалдеть, у меня мама парня увела!

- Не утруждай себя, - вторила я тону отца. Мне трудно давался этот металл в голосе, к такому повороту событий жизнь меня не готовила. Посмотрела на Диму: - На женщин в возрасте потянуло, да? Я уже не устраиваю? – насмешливо протянула я, хотя чувствовала столько боли от предательства сразу двух родных людей. Слез уже не было, было чувство призрения. Они казались мне грязными и противными.

Парень благоразумно промолчал. Да и что ему отвечать? Если бы мы только услышали звуки, то тут можно было бы выкрутиться, а так мы и картину увидели. Не найдешь оправдания. Господи, да эта картина навсегда врезалась мне в голову.

Мама набросила халат, и подбежала к папе.

- Саша, Сашенька, - но папа уже пятился в коридор, взяв меня за руку. Я послушно двинулась следом. В этом доме я не хочу оставаться, это уж точно.

- Мы подаем на развод и точка, Инга, - твердо произнес папа. – Дочь будет жить со мной, и только посмей сказать что-то против, - предотвратив препирания, продолжил отец. – Думаю, Алисе будет не слишком уютно с такой матерью, - иронично заключил он.

- Саша, но Сашенька, я все могу объяснить, – не унималась мама. Она не понимает, что ситуацию уже не исправить? Что сделано, то сделано. Да и что она может объяснить? Как можно объяснить, что тебя трахал парень твоей дочери?

- Лучше бы тебе сейчас помолчать, - тихо проговорил папа.

Мама молча всхлипнула. Тем временем из комнаты уже одетый вышел

Дима. Он не стеснялся смотреть в мои глаза, и это меня еще больше взбесило:

- Тебе совсем не стыдно, да, я смотрю? Потрахался с моей матерью и еще имеешь совесть в глаза мне смотреть, урод ты несчастный! – прорычала я и залепила Диме пощечину. Парень удивленно на меня посмотрел. Да, я вообще-то спокойная девочка, но когда меня что-то сильно огорчает или злит, выпускаю коготки. – Вали отсюда нахрен, - сказала я, - если у вас, конечно, не намечается продолжения, - с сарказмом добавила. Откуда во мне столько злости? Я никогда не кидалась на людей, не била их. Но каждый раз когда я поднимала на него взгляд, картинка его обнаженного тела над моей матерью, всплывала ясным пятном.

Дима, бросив взгляд на мать, оделся и ушел. Тварь, он просто ушел! Как крыса с тонущего корабля!

Тем временем, мама все еще пыталась доказать что-то папе, но тот ее не слушал, а собирал свои вещи, документы, деньги, коротко приказав мне делать то же самое.

Потерянная, мать стояла в коридоре и смотрела то в свою спальню, то в мою комнату, наблюдая за нашими сборами. Она что-то лепетала, но мои мысли были совсем далеко. Было очень больно внутри. Я была как ваза, которую разбили. Вот только разбитым было мое сердце.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.