Жизнь на грани...

Николаец Виктория

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жизнь на грани... (Николаец Виктория)

Пролог

Понедельник. 10 сентября 2001 года. 22:30.

Дом Мохаммеда Атты. Рабат. Королевство Марокко.

В кабинете большого особняка сидело двое мужчин. Хозяин дома, среднего роста мужчина 33 лет выглядел постаревшим как минимум на 20 лет, седина проскальзывала в волосах, хотя три недели назад ее и не было, мужчина, опираясь на стену пил виски и пытался успокоиться, взвесить все за и против. Его гость, молодой человек, высокий, темноволосый, карие глаза делали его лицо мужественным, скулы и греческий нос придавали лицу суровости, но его нельзя назвать красивым, притягательным скорей, он насмешливо скривил губы, но мало кто мог бы сказать, о чем именно думал этот человек. Смотря на этих мужчин, возникало ощущение, что они обсуждают проигрыш любимой футбольной команды, а не террористический акт.

Мохаммед посмотрел на стол и взял в руки фотографии своей семьи. Три старших сына и девятилетняя дочь обнимали свою няню и весело смотрели в камеру. Он вздохнул как-будто готовясь, прыгнуть в воду и решительно, посмотрел на своего гостя.

- Можешь говорить на Русском. Да источник проверенный.
- Молодой человек хмуро посмотрел на хозяина дома, в глазах его плескалось недовольство и опасение.
- Все идет по плану, завтра наши люди не пропустят твой багаж, и ФБР получит информацию.

- Тогда я спокоен, скажешь отцу спасибо от меня.

- Ты уверен, что забрать стоит только ее? И почему ответь мне, почему только она? Мы можем спрятать вас всех, благо возможности позволяют.

- Мы виноваты, как-бы ты не оправдывал нас, я знал, во что лез и что произойдет, да и сыновей во все это втянул. А она невинное дитя, она заслуживает лучшей жизни, они обе. Господи, она так похожа на мать! Уходи и позаботься о ней, пожалуйста.

Мужчина, не прощаясь, вышел из кабинета, и сделал то, что должен был сделать.

Наследующий день.

11 сентября 2001 года серия четырёх координированных самоубийственных террористических атак, произошедших в Соединённых Штатах Америки. Ответственность за эти атаки лежит на террористической организации "Аль-Каида". Утром того дня девятнадцать террористов, имеющих отношение к "Аль-Каиде", разделившись на четыре группы, захватили четыре рейсовых пассажирских авиалайнера. Каждая группа имела как минимум одного члена, прошедшего начальную лётную подготовку. Захватчики направили два из этих лайнеров в башни Всемирного торгового центра, расположенные в южной части Манхэттена в Нью-Йорке. Рейс 11 American Airlines врезался в башню ВТЦ-1 (северную), а рейс 175 United Airlines - в башню ВТЦ-2 (южную). В результате этого обе башни обрушились, вызвав серьёзные разрушения прилегающих строений. Третий самолёт (рейс 77 American Airlines) был направлен в здание Пентагона, расположенного недалеко от Вашингтона. Пассажиры и команда четвёртого авиалайнера (рейс 93 United Airlines) попытались перехватить управление самолётом у террористов, самолёт упал в поле около города Шенксвилл в штате Пенсильвания. Помимо 19 террористов, в результате атак погибли 2977 человек, ещё 24 пропали без вести. Большинство погибших были гражданскими лицами.

Через 6 часов после теракта, в дом Мохаммеда Атты ворвались вооруженные люди в масках и, поставив всех людей дома, в том числе и обслугу к стене расстреляли.

Никто из убийц не знал, что у Мохаммеда была девятилетняя дочь, также они не знали, что он работал на людей, которые смогли спасти его дочь, и сделать, так что формально ее никогда не существовало. Это единственное что был способен сделать безутешный отец и братья, которые взяли на себя такой грех, подарить ей новую жизнь, но, к сожалению, в этой новой жизни у малышки семьи не будет.

* прим. автора. Арабский - Ты уверен, что все произойдет завтра после полудня?

Глава 1

2001 год. Дом Мохаммеда Атты. Рабат. Королевство Марокко.

Далимир.

Вышел из кабинета друга моего отца и направился в спальню к маленькой девочке. Злость во мне просто кипела, я не понимала, почему Мохаммед не согласился уехать вместе с дочерью и сыновьями. Мне этого не понять, он другой совсем, я не привык жертвовать чем-то ради кого-либо. Цинично? Жестоко? Я знаю. Но по-другому я не умею. Он влез туда, куда не следует, втянул сыновей и увяз в этом. Сколько будет, жертв мне не известно, но то, что на руках этих четверых слишком много крови дело ясное, но Лейла совсем еще ребенок. Как она будет жить без семьи, которая являлась, для нее всем не представляю. Мне не нужен маленький капризный ребенок, постоянно ноющий, что он хочет к папе и братьям. Еще проблемой является вера девочки. Ислам. Она должна будет забыть об этом, трудно будет.

Я дошел до спальни, открыл дверь и вошел. В комнате на кровати, спала маленькая девочка девяти лет, она сладко улыбалась во сне, ее кровать была буквально завалена мягкими мишками, котами и прочей детской фигней.

- Лейла?
- потормошил ее за плечо.
- Лейла, вставай.
- Девочка нехотя открыла свои темные карие глаза, моргнула, сфокусировалась на мне.
- Вставай девочка и собирайся.

Лейла мгновенно слетела с кровати, побежала в гардеробную, как я думаю, оттуда вернулась с черной спортивной сумкой. Поставила ее около меня и нырнула обратно. Через пять минут вернулась, одетая причёсанная, с медвежонком в руках. Взгляд не по-детски серьезный, но такой еще наивный. Сердце почему-то дрогнуло от взгляда пронзительных карих глаз.

Я был приятно удивлен. Как-то не думал, что она будет настолько спокойной, тем более что я абсолютно чужой ей человек, мужчина. Знал, что на черный день у Мухаммеда есть план для отступления, но никак не рассчитывал, что в сумке буду лежать не вещи, а деньги и документы, кредитные карты. Через границу сложно с этим будет проехать, лелеять мы не будем по понятным причинам. Ладно, потом с этим разберусь. Вопрос, зачем малышке деньги, ее отец и так обеспечил до конца дней, да и моя работа позволяет ни в чем ей не отказывать. Или же это на всякий пожарный, а может на первое время? Что бы пару лет не снимать деньги со счетов? Они хоть и на липовые имена, но вычислить ее возможно. Я знаю, что как только мы покинем этот дом, все ее вещи и документы будут сожжены.

Через полчаса мы уже ехали в машине. Сначала в Алжир, затем Ливия, отсидимся недельку в Александрии и двинем дальше. Примерно через месяц мы пересечем границу России. Вероятней всего семья девочки будет убит через часов 10-15. Значит, нужно будет не включать радио, а нет. Мне нужно будет знать, что происходит в США. Если ФБР ничего сделать не успеет, то кровь будет и на моих руках, а ее и так хватает. Но в США я ничего сделать не могу, вообще мы не должны были вмешиваться во все это. С тех пор как СССР перестало контролировать МАК*, это не дело Росси, но мы помогаем только Мухаммеду, потому что он в свое время спас моего отца, а затем стал и для меня другом и советником, который помогал в нужный момент.

Лейла все это время молча сидела на заднем сиденье и тупо пялилась в окно. Я понял что с ней что-то не так после того как на заправке девочка чуть не свалилась в обморок. Ее всю трясло, колотило буквально. Твою мать, не углядел.

- Где болит девочка?
- подхватил ее на руки и положил в машину. Ей не становилось лучше, я вызвал врача. Слава Богу, арабский я знал.

- У девочки нервный срыв. Я вколю ей снотворное, она проспит примерно часов 12, рекомендую ее положить в госпиталь, но я так понял, Вы держите путь довольно далеко. Рецепт на успокоительно выпишу, по приезду рекомендую отвести ее к специалисту.
- Врач уехал, а мне пришлось искать отель, что бы переждать ее сон и тронуться в путь. Мы потерям драгоценное время, но рисковать ее здоровьем я не намерен.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.