Портрет

Ярославна Долина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Портрет (Ярославна Долина)

Ярославна Долина

Портрет

«… И тогда наложен был мазок, и кончик кисти едва коснулся очей на холсте; и на миг художник застыл в восхищении перед тем, что он создал; но в следующее мгновение, все еще не сводя глаз с портрета, он затрепетал и весь побелел, вскричал, объятый ужасом: «Да ведь это сама жизнь!» – и поспешно оборотился к любимой.

Она была мертва!

И тогда художник промолвил еще:

- Но разве это – смерть?»

Эдгар Аллан По («В смерти – жизнь»)

Пролог

На эшафоте стоял прекрасный рыцарь. Все в нем дышало здоровьем и силой. Румянец в последний раз окрасил молодые щеки. С воина сняли доспехи, а щит с фамильным гербом разнесли в щепки.

«Какая несправедливость!» – думал рыцарь. – «Я мечтал доблестно служить королю, но в доблести моей усомнились, а мечту попрали. Я хотел любить всем сердцем и продолжить свой славный род, но фамилию обесчестили, а род уничтожили. Больше ничто не держит меня на этой земле».

Рыцарь поднял глаза на грязную разъяренную толпу, со всех сторон обступившую место казни, и безнадежно поискал знакомое лицо. Она стояла там. Голова ее была покрыта черным капюшоном. Глаза покраснели, а лицо опухло от беспрерывных рыданий. Он поднял правую руку и положил на противоположное плечо в знак служения. Потом опустился на колени и подставил голову своему карателю. Палач занес топор…

1

Условности отравляют нашу жизнь. Общественное мнение диктует, управляет нами. С заголовков газет, рекламных щитов, телевизионного экрана – у него тысячи рычагов и верных слуг – оно зорко следит за каждым нашим шагом. Стоит сделать одно неверное движение, поскользнуться или просто остановиться и взять тайм-аут на размышление, и все – твоя песенка спета. Инга ненавидела общественное мнение каждой клеточкой тела. Уж ей ли не знать его разрушительную силу! С самого детства она росла в большой семье, вынужденная следовать строгому моральному кодексу. Это было что-то вроде небольшого государства со своими лидерами и аутсайдерами, с системой поощрений и наказаний. Бабушек, тетушек и сестер различной степени родства у Инги было видимо-невидимо. Все они владели тайным знанием: как сделать самое пышное тесто, как вырастить самый прихотливый цветок, как придать свежевыстиранному белью сказочный аромат, как прославиться, как продвинуться по карьерной лестнице, как стать самой красивой... Список условностей в семье Инги дети получали при рождении, и до 10 лет она искренне считала, что учится читать только для того, чтобы разбираться в нем.

Инга улыбнулась своим мыслям. Ее красный Мустанг кабриолет несся с невероятной скоростью по краю горной дороги, с воем рассекая свежий утренний воздух. Перед горящими глазами девушки простирался потрясающий пейзаж. Прямо под горой находилось большое озеро дивной красоты – Аракуль. Вокруг него зеленым меховым воротником разрастался хвойный и лиственный лес, открываясь с одного края россыпью ярких цветов со столь же соблазнительными ароматами. За пушистыми деревьями высилась горы. Над ними простиралось необъятное небо. Полет мысли и фантазии. Волосы Инги расплелись и летели длинным золотистым шлейфом. Картина была ужасающей. Автомобиль девушки, казалось, обладал волей и только поэтому еще не сорвался в пропасть вместе со своей прекрасной обладательницей. Сама Инга не замечала ничего, кроме мощного ветра, пьянящего аромата воздуха и глубокой синевы небосклона. Она громко смеялась, наслаждалась обретенной свободой и одиночеством. Поэтому голос, взявшийся неизвестно откуда, испугал ее. Вырвавшийся из недр горы, принесенный ветром, нашептываемый музыкой волн, он постепенно завладел всем ее сознанием, мешал дышать, отобрал ощущение свободы и легкости. Этот голос был не просто грустным – безнадежная тоска сквозила в каждом слове. А говорил он только одно: «Приди ко мне». Откуда он взялся в этом диком месте? Озеро находилось далеко от дома, от цивилизации. Но Инга любила сюда приходить, любила лечь на землю и смотреть в небо. «Говорят, если это делать долго», – сказала как-то Мария, одна из сестер, – «можно сойти с ума». Инга не боялась сойти с ума, потому что ее и так в семье считали ненормальной. Она не любила участвовать в общем разговоре и выкладывать на обсуждение плоды своих секретных разработок, чтобы повысить рейтинг. Вместо этого Инга забиралась в самый дальний угол конаты и сидела там все свободное время с книгой в руках, как летучая мышь. Внешность Инги состояла из контрастов. Волосы светлые, а брови и ресницы совершенно черные. Она была очень худенькой, но не казалась угловатой – как миниатюрная статуэтка. Самыми запоминающимися в ее лице были глаза – большие серо-зеленые, почти все тайком считали их гипнотическими и даже побаивались.

Голос не замолкал и начинал доставлять неудобства. Пришлось остановиться и выйти из машины. Рядом никого не было. «Приди ко мне», – снова прошептал мужчина. – «Я столько лет жду тебя». Инга еще раз посмотрела по сторонам. Отлично! Похоже, дома не ошибались, и она действительно свихнулась. Может, так и работает общественное мнение? Сводит с ума нарушителей, и пиши «пропало»? Инга рассеянно села на большой серый валун. Опьянение свободой постепенно покинуло ее, сменившись привычной ответственностью и прагматичностью. Боже, что же она натворила! Поссорилась с родными, послала условности ко всем чертям, ушла из дома. Родные сами, конечно, хороши. Можно было и сообразить: если девушку без конца тыкать носом в кошелек и напоминать, что родители по-прежнему частенько поддерживают ее, тут уж даже ангел взбунтуется. Юношеский максимализм взял свое – Инга выбралась из окна, отправилась прямиком в банк и сняла там кругленькую сумму, которую дедушка оставил ей в наследство и которая, как предполагалось, была отложена на свадьбу и медовый месяц. Но потрачена она была на самый шикарный кабриолет, который Инга смогла откопать в Челябинской области. Залив полный бак бензина, она рванула на свое затерянное среди гор озеро. Теперь, к сожалению, эйфория прошла. Инга перевела взгляд на Мустанг. И что ей теперь с ним делать, таким приметным и таким дорогим в обслуживании? Достав из сумочки блокнот и ручку, Инга минуты две сосредоточенно составляла план действий на ближайшее будущее. В списке пока значился только один пункт, зато какой – «Ни за что не возвращаться домой». И намечался еще один – «Ни за что не идти к Владу». Влад, к слову, был без пяти минут ее мужем. Но пять-то минут еще были в запасе. Зачем же тратить впустую свои последние свободные деньки. Жених был отличный, добрый и веселый, хоть и суховатый иногда. Когда они поженятся, он увезет жену к себе, они создадут милую крошечную семью с двумя ребятишками и, без сомнения, будут безумно любить друг друга до скончания веков. Так, опять отвлеклась. Инга нырнула в кошелек и пересчитала деньги. Хватит снять квартиру и даже, хвала небесам, заплатить за первый месяц. Нужно срочно искать работу – с окончанием университета пришлось попрощаться и со стипендией. Это чуть сложнее, чем снять со счета дедушкино наследство. Историки нигде не были нужны. Едва окончив университет, Инга обила пороги почти всех организаций, где каким-то образом могли пригодиться ее знания, за исключением одного странного генеалогического агентства. Оно специализировалось на составлении родословной, но Карина, подруга Инги по университету, как-то рассказывала, как попытала счастья в этой фирме. «Счастья» на Карину вылилось столько, что она проплакала весь оставшийся день, вспоминая слова директора: «Выбросите свой диплом на помойку. Если бы он был, по крайней мере, из Сорбонны, тогда я взглянул бы на него, а так…». А ведь Карина была одной из лучших в группе, теперь аспиранткой. Так что Инге не стоит туда даже соваться.

2

Квартира на улице Чайковского, которую облюбовала Инга, была небольшой, но уютной. Поиски работы превратились в ежедневное турне по городу, но пока оно приносило только убытки. Через пару дней после заселения в новую квартиру Инга позвонила домой. В семье ее считали строптивой, недалекой, своенравной. Мама переживала, что началось самое худшее. Почему бы ей не быть послушной дочкой, не выйти замуж и не прожить тихую спокойную жизнь? Ингу от таких намеков всегда клонило в сон. Она хотела драйва, скорости, ярких красок и впечатлений – в общем, настоящей жизни.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.