У истоков Черноморского флота России. Азовская флотилия Екатерины II в борьбе за Крым и в создании Черноморского флота (1768-1783 гг.)

Лебедев Алексей Анатольевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
У истоков Черноморского флота России. Азовская флотилия Екатерины II в борьбе за Крым и в создании Черноморского флота (1768-1783 гг.) (Лебедев Алексей)

Введение

Государство, обладающее выходом к морям, развивается быстрее и гармоничнее, чем государство, не имеющее такого выхода. {1} История России изначально и неразрывно связана с мореплаванием и флотом. Уже Древнерусское государство имело прочные позиции на Балтийском и Черном морях. При этом значение последнего для Киевской Руси очень сложно переоценить: через него шли контакты с важнейшим политическим и культурным центром того времени — Византией. Однако затем наступили трудные времена: за право выхода на Балтийское море развернулась многовековая борьба, а выход на Черное море с XIII в. вообще был потерян. В конце XV в. это море превратилось во внутреннее для могущественной Османской империи, а для России наступил период изнурительной борьбы с набегами крымских татар на юге. В начале XVII в. был потерян выход и на Балтику. В результате, несмотря на ряд очевидных успехов в развитии государства, достигнутых на протяжении XVII столетия, к его концу Россия в экономическом и военном плане серьезно отставала от развитых стран Европы, где в то время были широко распространены мануфактурное производство, большие наемные армии и регулярные флоты. И борьбу за возвращение на моря Российское государство повело с черноморского направления.

Эта борьба оказалась долгой и кровавой, но в итоге при Екатерине II Россия вернулась на Черноморское побережье. Более того, она присоединила и Крым. Однако, несмотря на обилие и сложность событий, связанных с этой борьбой, в отечественной историографии были освещены лишь наиболее яркие из них. Правда, на этом фоне иногда кажется, что рассмотрено практически все, но, к сожалению, данное впечатление обманчиво. В частности, за подробным изучением Русско-турецкой войны 1768–1774 гг. в таких аспектах, как действия войск на Дунае, Балтийского флота в Архипелаге и дипломатическая борьба вокруг условий мирного договора, скрываются существенные лакуны и в военной, и в дипломатической истории. Мы имеем в виду степень взаимодействия армии и флота на разных театрах войны, анализ военно-морского искусства и планов использования флота, наконец, историю военных действий на Азовском и Черном морях и в Северном Причерноморье. Так, история Азовской флотилии практически полностью обойдена вниманием.

Причем флотилии не повезло дважды: с одной стороны, в войне 1768–1774 гг. ее действия заслонили более крупные и яркие победы на других театрах, а с другой — история соединения в 1768–1783 гг. померкла на фоне событий, связанных с созданием и блестящими успехами уже формально учрежденного Черноморского флота в следующей Русско-турецкой войне 1787–1791 гг. [1] В итоге Азовская флотилия оказалась в значительной степени забытой.

Между тем, данная флотилия сыграла как в войне 1768–1774 гг., так и в истории русского флота весьма значимую роль. В кампании 1771 г. она внесла неоценимый вклад в операцию по овладению Крымом, что стало важнейшим событием всей войны. В 1772–1774 гг. Азовская флотилия успешно выдержала противостояние с турецким флотом на Черном море, отразив тем самым все попытки Турции вернуть Крым. В эти годы она фактически выполняла большинство функций флота, одержав верх во всех столкновениях с соединениями турецких линейных кораблей и заложив победные традиции Черноморского флота. Появившиеся в 1771–1774 гг. 32–58-пушечные фрегаты положили начало крупному российскому судостроению на Черном море. Наконец, в 1769–1771 гг. был решен вопрос о заведении на Черном море линейного флота. Созданная же в 1769–1774 гг. судостроительная база позволила продолжить развитие русской морской силы на Черном море и после войны, что впоследствии сыграло важную роль при фактическом перерастании флотилии в Черноморский флот.

Но вот парадокс — в целом историки отмечают значение Азовской флотилии, однако целостного и подробного исследования не проведено до сих пор, ни по вопросу создания флотилии, ни по ее боевой деятельности. В общем затрагиваются лишь отдельные наиболее красочные аспекты.

Приведем лишь два показательных примера. Обычно рассмотрение судостроения в интересах флотилии сводится к бесстрастной фиксации ее корабельного состава (и то с многочисленными ошибками), с приведением первых данных на 1771 г., при этом 1768–1770 гг. либо опускаются вовсе, либо даются в общем виде. А ведь в 1768 г. у России не было на Азовском и Черном морях ни кораблей, ни баз, ни верфей, ни даже выхода на подходящие участки побережья. Между тем, в 1771 г. флотилия имела в Таганроге боеспособную эскадру «новоизобретенных» кораблей, а на одной из верфей строились два 32-пушечных фрегата! Как это стало возможно и как это было создано? Каких стоило усилий? Ответа в литературе нет.

Не лучше ситуация и с изучением боевой деятельности флотилии. Здесь дело фактически ограничивается кратким перечислением ее успехов и разбором побед на нескольких строчках. Вот как, например, обычно описывается Балаклавский бой — первая победа флотилии на Черном море: «23 июня [1773 г.] Кинсберген с отрядом из двух новоизобретенных кораблей, находясь вблизи Балаклавы, усмотрел идущие к Крымскому берегу три 52-пушечных неприятельских корабля и 25-пушечную шебеку. Несмотря на огромное неравенство сил, Кинсберген атаковал турецкую эскадру и после шестичасового боя заставил ее отступить». {2} И все!

Похожая ситуация и с периодом так называемой мирной борьбы с Турцией в 1774–1783 гг. Здесь весьма подробно рассмотрены борьба на суше и дипломатическое противоборство, но опять-таки очень скупо и путано проанализирован морской фактор. Причина же банальна: историю Черноморского флота начинают вести с не обоснованной должным образом даты — 2 мая 1783 г. Соответственно получается, что морской фактор имел большое значение лишь в борьбе за сохранение достигнутых позиций в войне 1787–1791 гг.

Между тем, Азовская флотилия не только сыграла существенную роль в сохранении достигнутых в 1774 г. результатов, дважды способствовав отражению попыток Османской империи вернуть Крымский полуостров и подавлению спровоцированных на нем восстаний, но и стала важнейшей составной частью процесса появления на Черном море линейного флота.

Так о чем же эта книга? В целом — о рождении русского Черноморского флота и его влиянии на перипетии борьбы за Крым и Черное море в 1768–1783 гг., причем речь пойдет не просто о создании флота, а о его появлении и развитии в контексте общей морской и внешней политики России в данное время. Наконец, нами будет предпринята первая попытка тщательного анализа опыта использования морских сил в русско-турецкой борьбе XVI–XVIII вв., что позволит судить о степени эффективности военно-морской политики России на южных морях.

Читателю также предлагается знакомство со многими историческими фигурами, крупными и не очень, создавшими Черноморский флот и присоединившими Крым, приводится богатый опыт управленческих решений, как положительных, так и провальных, что позволяет понять их природу и особенности. А опыт действительно большой и ценный: создание и деятельность Азовской флотилии демонстрируют образец успешного создания морского соединения в тяжелейших условиях, поиск и нахождение, казалось бы, невозможных организационных решений при правильном использовании опыта и инициативы (и показательных провалов при косности и формализме ведения дел), а также яркий пример достижения больших успехов крайне ограниченной в силах флотилии в борьбе против военно-морского флота на морском театре военных действий. Ознакомиться со всем этим опытом управления полезно и в наши дни.

Наконец, не менее важны и приложения к данному исследованию. Здесь представлены полная галерея флагманов, стоявших у истоков Черноморского флота, и попытка сравнительного анализа состояния русского флота на фоне других европейских флотов середины XVIII в., что поможет, с одной стороны, понять и оценить тех, кто создавал Черноморский флот, а с другой — сориентироваться в положении флота Российского среди других военно-морских флотов середины XVIII столетия.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.