За миллион или больше (сборник)

Чейни Питер

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За миллион или больше (сборник) (Чейни Питер)

Питер Чейни

Женщины никогда не говорят «когда». 

Женщины отличаются от мужчин тем, что редко говорят «да» и совсем не говорят «когда».

1. Сельская интермедия

Чтобы попасть в отель «Звезда и полумесяц», находящийся в трехстах метрах от большой дороги, надо было пройти по маленькой дорожке, каждый поворот которой ,как будто сулил неожиданные приключения...

А небольшой старый дом, похожий на замок, находился в конце очень тенистой аллеи с бордюром из рододендронов. Запущенный сад и парк создавали впечатление дикой природы, не лишенной, однако, красоты и таинственности.

Отель «Звезда и полумесяц» был мало известен, и это обстоятельство весьма радовало тех, кто находился под его кровом.

Миссис Меландер, владелица отеля, была приятной дамой, обладающей к тому же и некоторой фантазией. Бывали времена, когда отель был заполнен, но иногда в нем насчитывалось лишь два постояльца. В таких случаях миссис Меландер и две ее дочери — Сюзанна и Эмилия — составляли им компанию, если и не очень интересную, то во всяком, случае симпатичную.

В течение шести долгих часов без перерыва шел дождь. Огромные черные тучи покрывали небо в этот августовский вечер, больше похожий на ночь. Старая сова, обитательница соседнего дерева, жалобно кричала, как будто хотела внести свою долю в мрачную атмосферу вечера. Потоки воды лились с крыши, и маленький дворик отеля был совсем затоплен.

Нетвердой походкой Уедмир Николс подошел к стеклянной двери, ведущей на веранду. Он немного качался, и глаза его неестественно блестели. Он был «готов», и его заинтересовало, действительно ли он слышал крик совы.

Это был человек среднего роста, с широкими плечами и с животом, начавшим округляться; Он был из тех людей, которые всегда находят слишком тесным пояс своих брюк.

Он пошел по веранде, огибающей две стороны дома, и остановился у маленькой лестницы, спускающейся на лужок, за которым виднелся лес.

Сюзанна Меландер сидела на последней ступеньке лестницы, оперевшись подбородком на скрещенные руки. Она искоса посмотрела на Николса.

— Итак,-— спросила она,— как дела?

Николс, прислонившись к окну, громко зевнул прежде чем ответить:

-— У меня впечатление, беби, что вы влюблены в него!

— Допустим,— спокойно сказала она, пристально глядя на лес.— А что дальше?

 — Что касается меня,— Ответил Николс,— я не вижу тому причины. Меня это просто удивляет! Что вы в нем все находите, хотел бы я знать!

Она улыбнулась:

— Тогда скажите, разве нет образчиков рода человеческого достаточно заметных, таких, как вы, например?

Николс икнул.

— Что вы мне приписываете? Я должен вам заметить, я такой парень, который стоит других. Я вспоминаю, как однажды, когда мне было шестнадцать лёт, в Монктоне в Онтарио, одна старая дама, отличная гадалка, рассматривала линии моих рук. Она внимательно посмотрела на меня и сказала: «Вы знаете, что я прочитала на вашей руке?». Я ответил, что не знаю, и, чтобы узнать это, заплатил ей. Тогда она сказала: «Я вижу на вашей руке женщин!»

Он пошарил в. кармане, достал сигарету и закурил.

— И. что же,— насмешливо проговорила Сюзанна,—она оказалась права?

— Мне не нравится тон, которым вы говорите это,— ответил Никол&— Вы, вероятно, думаете, что я не Казанова, но можете мне поверить, что у меня были чудесные минуты.

— Особенно прекрасными они были для вас!

— Так, так, девочка! Я понял. Вы здесь сидите, уткнувшись подбородком в руки, смотрите на лес и-мечтаете о том парне, что наверху! Все понятно. И все это потому, что он поцеловал вас вчера, когда вы выходили из кухни! Я скажу вам правду, беби! Если бы ему давали доллар каждый раз, как он целовал девушку, он мог бы уже сейчас купить все дела Рокфеллера и даже не заметил бы этой бреши в своем текущем счету.

Сюзанна прервала его:

— Мистер Николс, вы глубоко заблуждаетесь! Я только сказала себе, что Каллаган — парень, что надо! Против воли симпатизируешь ему.

— Это вы тоже заметили?

— Я могу попросить у вас сигарету?

Николс протянул ей пачку «Лаки Страйк», зажег спичку и сел рядом с нею на ступеньку.

— Вы знаете,— сказала она,— что телефон звонил весь вечер. Он прекратил звонить перед обедом и сразу же зазвонил после него.

— Почему никто не подошел к телефону?

— У нас только две девушки: у одной сегодня выходной день, а другая ушла проведать больную мать. В настоящий момент вы с мистером Каллаганом единственные постояльцы, и вы прекрасно знаете, кого вызывали. Я лично три раза подходила к телефону. Это мисс Томсон из бюро Каллагана. Она сказала, что ей совершенно необходимо поговорить с ним и что она очень сердита.

Николс сделал гримасу.

— Меня удивило бы обратное. Я вижу ее отсюда.

— Если я правильно поняла, мисс Томсон личная секретарша мистера Каллагана?

— Совершенно верно, красотка. Вы сразу попали в точку!

— Я представляю ее себе барышней в очках, очень чопорной и чрезмерно активной.

— Вот здесь, Сюзанна, вы ошиблись. Совсем не так, Эффи принадлежит к девушкам, ради которых я готов слагать элегии. У нее такая фигура... на которую смотришь, не отдавая себе отчета почему. Грациозная походка, красивый голос, рыжие волосы, зеленые глаза, и она очень умна.

Сюзанна Меландер с грустью вздохнула.

— Просто феникс! Девушки, живущие в деревне и обслуживающие отели, даже не понимают, что они теряют!

— Вы должны были бы стать личной секретаршей какого-нибудь частного детектива, вроде Слима..

— Это должно быть так интересно...

— Bы были бы в восторге! Было бы даже неплохо, если бы была небольшая конкуренция в бюро...

— Да, я понимаю. Это так... Мисс Томсон поклонница мистера Каллагана... Она испытывает к нему симпатию гораздо больше, чем обычно секретарь к своему шефу.

— Если вы хотите сказать, что она влюблена в него, го вы не ошиблись. Она по нему сходит с ума, и это меня бесит.

— Почему?

— Потому что я честный и разумный человек, хороший детектив, привыкший рассуждать, и кроме того, я могу рассказать вам про этого парня такие истории, что у вас волосы зашевелятся на голове!

— Я в этом не сомневаюсь!

Она погасила сигарету о ступеньку, на которой сидела, и бросила окурок в кусты.

— О чем вы думаете, прелестное дитя? — спросил Николс.

— Ни о чем... Ни о чем сенсационном. Я задаю себе вопрос: когда мистер Каллаган перестанет пить хоть на короткое время.

— И не думайте даже об этом! Он уж таков. Вы понимаете, мы только что закончили одно большое дело. Мы отлично провели его и получили такой чек, какого раньше нам не приходилось видеть.

— Он очень силен, не правда ли?

— Да, он достаточно силен, а кроме того за ним стою я.

— Это правда. Я забыла об этом.

— Между тем, это важно, так как он всегда рассчитывает на меня. Что бы там ни говорили, а дело было очень тяжелым, но мы все же довели его до конца. Тогда он подумал, что неплохо бы немного отдохнуть и приехать сюда провести курс лечения алкоголем. Ему это скоро надоест.

Где-то в доме зазвонил телефон.

— Этому кретину на станции никогда не надоест звонить? — спросил Николс после небольшой паузы.

— Нет,— ответила Сюзанна.—Он всегда так настойчив. Иногда мы бываем в другом конце дома. И он это делает из любезности.

— Вам не кажется, беби, что надо подойти к телефону? Только кто подойдет? Я, или, может, вы?

— Безусловно не я! Я не на службе. Следовательно, это будете вы!

Николс вздохнул.

— Эхо мне неприятно и совсем не по той причине, по какой вы думаете. Я с удовольствием подниму трубку, но я буду обманут. Я предпочел бы, чтоб подошли вы.

— Почему?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.