Филофобия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Филофобия ( )

Филофобия

http://ficbook.net/readfic/1741610

Автор:Старки

Беты (редакторы): Касанди

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, POV

Предупреждения: Насилие, Нецензурная лексика

Размер: Миди, 79 страниц

Кол-во частей: 11

Статус: закончен

Описание:

Жизнь человека конструируется из дней прошлого. У одного дом жизни – легкая ветреная мансарда, заполненная случайными гостями. У другого роскошный дворец, заставленный экзотическими артефактами. У третьего простая грубо сколоченная изба, пропитанная трудовым потом. А у него – тюрьма, в которую он замуровал себя. Тюрьма, увешанная шедеврами живописи. Сможет ли кто-либо вытащить его из этих стен? Сможет ли он сам выйти, когда пролом появится?

Посвящение:

моим новым друзьям

Примечания автора:

No Comments

Дильс в лучшие времена – визуализация от Скромняги (хотя и узнаваемая модель, но согласен)

http://i.models.com/i/db/2011/7/54132/54132-800w.jpg

http://5.firepic.org/5/images/2013-07/08/az7dj6n3blib.jpg

Фил от Скромняги

http://static.diary.ru/userdir/8/9/7/3/89731/72378995.jpg

арт от Readdraw, однорукие Фил, Серега и ботинки –, спасибо!!!

====== 1. Отравоядный ======

— Да иди ты?!

— Я серьёзно говорю!

— Настька Куликова?

— Настька.

— Она же красотка!

— И что?

— Из–за любви?

— Ага! Но, заметь, из–за неразделённой любви!

— К этому козлу?

— Ага.

— Капец! Он продинамил её? Или чё? Поматросил и бросил? Подбеременил?

— Я понял, что вообще избегал… Она в последнее время всю гордость растеряла, таскалась за ним, подарками одаривала; прикинь, специально экзамен завалила, чтобы к нему на пересдачу прийти…

— А он?

— Ноль эмоций. По стеночке, по стеночке и наутёк от неё…

— От Настьки?

— Ага.

— Так может, он того этого?

— Которого?

— Ну… по мальчикам?

— Тоже вряд ли.

— Кто проверял?

— Камаев рассказывал, как в него втюрился их одногруппник, он городской. Тот и его отфутболил.

— Это ничего не значит. И вообще, может, у мужика тупо кто–то есть: жена, подруга, подруг, ну или дог на крайний случай?

— Уха–ха–ха! Про дога мне ничего не известно, по–моему, у него нет домашних животных. Но жены тоже нет, и муж не засвечивался нигде…

Я решил–таки предложить Лёхе пива, а то он сейчас захлебнётся слюнями, наблюдая за мной. Выразительно, одним жестом, одним кивком только намекнул… И, блин, тот схватил одну из баночек, пшикнул, подковырнув алюминиевое ушко, и присосался к моей заготовленной на райский одинокий вечер перед интернетными оконцами живительной жиже. Лёха расценил этот жест доброй воли сердобольного меня как приглашение в мой уютный бардак: окончательно стянул с себя куртку, бросил её на табуретку, выстраивая крышу для уже имеющихся там шмоток. Парень плюхнулся на мой скрипучий диванчик, явно устраиваясь надолго.

— Короче, Настьку увезли на «скорой», напилась этих… барбитуратов, что ли… Таблеток!

— У меня в ум не влазит! Как может так съехать крышак, что из–за какого–то вшивого препода накачаться колёсиками?

— Я тебе так скажу, — с видом знатока выдал Лёха, — не такой он и вшивый препод.

— Да вши–и–ивый! Он даже не защитился ещё, жалкий аспирант. А сколько ему? Тридцатник! Не меньше! И что? Он — Бред Питт, или богатенький Цукерберг? Видел я его. Ничего особенного. Серая личность. Никакой! Был бы какой самец завидный или хотя бы на бентли раскатывал…

— А чего тогда их всех прёт от него?

— Кого всех–то?

— Ну вот, Настька отравилась же! Парень этот с изо…

— Они там по–любому все шизанутые, эти графики и скульпторы! Наши же не травятся из–за него.

— Хм… В прошлом году на Татьянин день четыреста вторая группа зазвала его с собой на турбазу. Единственного из преподов. А он даже не куратор. Так он поехал, но оттуда утёк ночью. Прикинь!

— Кто–то достал?

— Да хрен знает… Он в этом семестре и у нас будет вести историю искусств. Пойдёшь? — Лёха знает, что я ещё тот ходок на теоретические дисциплины, посещаю только специальные и прикладные занятия, нахрена эта философия, психология, история?

— Ну, на первое–то занятие всяко схожу, а там посмотрим. Смотря какие у него требования. Что говорят–то?

— Говорят, что на лекциях не отмечает вообще. Баллы ставит за тесты, что выдаёт по окончании большой темы, о датах тестов предупреждает заранее. Ну и практическая работа для допуска к экзамену. Говорят, что помогает всем, на экзаменах не валит, практическую ему сдают все блистательно. Короче, не тиранит нашего брата, этакий либерал.

— Или лох… Можно же приходить только на тесты, а на лекции задвинуть.

— Почему–то не задвигают, ходят.

— В полном составе?

— Нет, конечно, в полном всё равно не бывает никогда. Но людей у него всякий раз не меньше, чем у Бабенко.

Ого! Профессор Бабенко вёл компьютерную графику, и все студенты в драку за места поближе к преподу, за право писать у него курсач или диплом. И какой–то жалкий искусствовед имеет такую же популярность? Ещё у мадам Зайцевой на дизайн–проектировании жесткач, попробуй не приди — затрахает дополнительной работой, недобаллами, пересдачами плюс ко всему гноблением. А тут добрый лох собирает аншлаги. Не поверил. О чём и сказал Лёхе.

— За что купил, за то и продал! — парировал Лёха. — В четверг последняя пара у него, вот и поглядим…

— Блин, я уже себе напланировал дел всяких… Но теперь, пожалуй, схожу, полюбопытствую.

Лёха ещё с полчаса просидел у меня, болтая о всякой ерунде. Правда, всегда возвращался к Настьке. Она ему нравится. Он переживал. И меня заразил. Не переживанием, а надоедливыми мыслями. Настолько, что когда друган наконец свалил, я сначала просто тупо просидел пялясь в монитор, не понимая, что там за картинка. А потом решительно выключил остановленное на невыразительном кадре кино, открыл «контакт».

Никогда не шарюсь по чужим аккаунтам, использую социалку для общения. А тут нашёл страничку Насти Куликовой. М–да… Девчонка она симпатичная, яркая, чернявая, с копной тёмных волос, лукаво выглядывает в полупрофиль с аватарки, причём восхитительный скат плечей оголён — ощущение, что сидит голышом. Безупречна. И чего этому старому придурку надо было? Просмотрел стену: тут много репродукций знаменитых картин, узнал Климта, Магрита, Эрнста, Мунка и ещё кучу всяких неизвестных художников — символизм, сюр, примитив, экспрессионизм. Явно под влиянием своего препода выложила все эти странности. Прокручивая колёсико на мыши, только удивлялся образам, что Настя выставила и восхищается. Оп! Фотка, на которой счастливая Куликова рядом с мистером «искусство XX века». Настя держит в руках какую–то папку — видимо, некий проект. Очевидно, что выступала на студенческой научно–практической конференции, вокруг парочки люди — явно толпа в фойе актового зала. На заднем плане Семёнов с их курса, увидев, что тут фотосессия, вытянул лицо и изобразил косого придурка. Придал фотографии живость — придурок и есть! Что же касается препода, его я рассмотрел более внимательно, даже увеличил картинку. Ростом с Настьку (хотя, скорее всего, она на каблуках), шатен, волосы короткие, причёска никакая, глаза серые, на подбородке лёгкая небритость, губы тонкие, нос… тоже никакой — ни римский, ни картошкой, ни орлиный. Улыбается, гад! На одной щеке чёткая ямочка дужкой. Но выражение лица всё равно какое–то уставшее, под глазами припухлость — мешки, в глазах нет искренности и теплоты — лёд, грязный февральский лёд. Одет тоже никак: чёрный пиджак поверх чёрного в серую полоску батника. Никакого лоска и шарма. Никакого вкуса и оригинальности. Обыкновенный–преобыкновенный. Почувствовал, что во мне неотвратимо стало нарастать раздражение. С чего бы? Оттого, что Настька на фотографии прижалась к плечу этого пошарканного хлыща? Девчонка сияет от счастья. Подпись: «В.А. и я 19 ноября. Он лучший». Под фоткой несколько комментариев:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.