Гибель на промежуточной станции

Мередит Ричард К.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гибель на промежуточной станции (Мередит Ричард)

ПРОЛОГ

Вы, конечно же, слышали о Промежуточной Станции. Кому из нас не рассказывали эту историю о сухой, невзрачной, совершенно голой и безжизненной планете, побольше Меркурия и поменьше Марса, с едва заметными следами газов над поверхностью, которую люди назвали Промежуточной. Она была второй планетой в системе невзрачного желтого карлика, у которого даже не было имени, а только номер в астрономических картах: UR-712–16 (Каталог Брестона) и набор координат — место в пространстве и во времени которое делало ее чрезвычайно важной для выживания человеческой расы.

Она находилась на расстоянии двадцати семи световых лет от Земли и являлась звеном в цепи сверхсветовой связи с колониальными мирами Паладины, что и делало ее настолько важной.

Вам известны имена космических кораблей, добравшихся до Промежуточной с Паладины. Огромный и неуклюжий “Рудоф Крегстоун”, корабль–госпиталь, несущий в своем металлическом чреве тысячи раненных, которые едва выжили в схватке у Паладины. Большинство из них находились в анабиозе, но некоторые, превозмогая боль управляли кораблем и сознавали, что в госпиталях на Земле их подлечат и снова отправят на Паладину, на войну с джиллами, чтобы, возможно, никогда больше не вернуться.

А сопровождали корабль–госпиталь два тяжелых боевых крейсера, или точнее то, что осталось от этих крейсеров: такие же калеки, как их офицеры и команда; залатанные лишь настолько, чтобы добраться через пустоту космоса до Земли и после ремонта вернуться на Паладину. Это были два корабля Лиги “Йово Джима” и “Фарсалус”.

Вам известны, также, имена мужчин и женщин: раненных, которые управляли теми кораблями, так как имена эти теперь являются нашим наследием и стоят в одном ряду с Леонидасом и его Спартанцами, с Горацием, Барреттом Тревисом, Джимом Бови, Девидом Крокиттом в Техасе и “Потерянным Батальоном” на Аргонне. Знаете вы и имя человека, который возглавлял их — полу–человека, полу–протеза: нервная система, сердце, легкие, немного костей и мускулов, а остальное — машина. И все же, это был человек, и имя его — Абсолом Брейсер.

Но что вы знаете о умах и сердцах тех мужчин и женщин, тех калек, которые встретили джиллов у Промежуточной Станции? Какие страхи, надежды и боли переживали они, когда угловатые, отвратительные на вид, корабли врагов атаковали Промежуточную? Как они хотели жить?

О чем думал Абсолом Брейсер, когда повстречался с кораблями врагов? Откуда вы можете знать это?

Не спрашивайте меня, кто я, и откуда знаю об этом. Мы все погибли на Промежуточной Станции.

1

Трехмерные сенсоры, которые служили глазами Капитану Абсолому Брейсеру смотрели в пространство перед космическим кораблем, безграничную пустоту, усыпанную звездами, одна из которых, желтый карлик, была несколько ярче, чем остальные. Вскоре она превратилась в маленький диск, который стал быстро увеличиваться в размерах.

“Капитан, — раздался в его мозгу “голос” бортового Органического Компьютера, — “межзвездный двигатель, согласно вашим инструкциям, будет выключен ровно через десять минут”.

“Хорошо”, — мысленно ответил Абсолом Брейсер и электромагнитные поля его мозга были зафиксированы сенсорами маленького устройства, вмонтированного в его искусственный череп, усилены и переданы на подобное устройство, которое являлось частью того, что называлось “Роджер” или Органический Компьютер. Это называлось Усилитель Церебральной Электромагнитной Эмиссии, или просто искусственной телепатией, если хотите.

“Все системы работают нормально”, — сказал Роджер.

“Нормально”, — подумал Абсолом Брейсер, чувствуя, как боль от несуществующего бедра медленно и мучительно подбирается к позвоночнику. Нормально для чего? Для этой развалюхи? На хорошем корабле норма “Йово Джимы” считалась бы состоянием аварии.

“Хорошо, — повторил он, — держи меня в курсе”.

“Через десять минут мы снова будем в нормальном пространстве. Слава Богу, все обошлось. Интересно, есть ли новости от Мазершеда? На Промежуточной должны знать. А как дела на самой Промежуточной? Что слышно насчет Джиллов? Похоже, что они вернутся после своего удачного дебюта. Не могу понять, почему они сразу не атаковали? Может они и не собирались уничтожать станцию? Хотя, кто может понять этих Джиллов?”

Брейсера оторвал от размышлений искусственный, синтезированный голос офицера–астронавигатора Бины О’Гвинн.

— Капитан, — сказала она, — мы засекли чего-то на наших сканерах.

— Сверхсветовых сканерах? — чисто автоматически спросил он, так как корабль все еще двигался на псевдо–скорости.

— На обычных, сэр, — ответила астронавигатор, передавая ему координаты объекта по отношению к воображаемой пространственной сфере, в центре которого находился крейсер Йово Джима.

— Передай всю информацию на мой монитор, — сказал капитан, поворачиваясь к пульту и нажимая несколько кнопок.

— Есть, сэр, — ответила астронавигатор.

“Что ты об этом думаешь, Роджер”, — спросил Брейсер у органического компьютера, когда изрядно искаженное изображение появилось на его мониторе.

“Пока невозможно ничего сказать, сэр”.

“Есть какие-нибудь предположения?”

“Ну, — промедлил компьютер, — мы еще достаточно далеко от Промежуточной, сэр, чтобы встретить одно из ее устройств защиты”.

— Какова масса объекта? — вслух спросил Брейсер.

Почти тотчас на экране появилась надпись “4,77 тонн”.

“Это что-либо говорит тебе?” — спросил капитан.

“Я знал его массу, сэр, — немного обиженно ответил Роджер. — Я только что собирался сказать вам, что, судя по массе и расстоянию от Промежуточной, я могу предположить, что это всего–навсего одна из торпед оставшаяся после атаки Джиллов”.

Некоторое время Брейсер смотрел на изображение в мониторе, а затем переключил его на мостик. Он тотчас повстречался взглядом с полудюжинный пар глаз, как настоящих, так и искусственных, владельцам которых не терпелось узнать, с чем они имеют дело.

— Мисс О’Гвинн, мистер Дарби, — обратился Брейсер к астронавигатору и офицеру оружейного контроля, — вы что-либо можете сказать?

— Только предположить, сэр, — сказал Акин Дарби, отрывая взгляд от пульта управления системой вооружения, за показаниями приборов которого он до этого внимательно следил. — По траектории полета и массе, этой штука напоминает потерянную Джиллами торпеду. Их РБ-17 имеет массу 4,77 тонн и достаточно высокую сверхсветовую скорость чтобы долететь до этого места за время, прошедшее после атаки.

“Роджер?” — мысленно спросил он, ожидая подтверждения компьютером мнения Дарби. Ему необходимо было быть до конца уверенным.

“Да, сэр, я согласен”.

“Эта штука может быть опасна для нас?”

“Вряд ли, сэр, хотя я бы посоветовал на всякий случай включить защитные экраны, когда будем проходить поблизости от нее. Или же, стоит самим запустить торпеду, чтобы уничтожить ее”.

“Пожалуй, лучше уничтожить”, — сказал Брейсер, обращаясь к Роджеру, не объясняя причин своего решения. Хоть он и не отдавал себе в том отчета, но ему хотелось уничтожить что угодно, хоть самую малость от чужой враждебной цивилизации с которой воевало человечество, чтобы хоть чуть–чуть утолить боль и ненависть в нем самом и в членах его команды.

— Мистер Дарби, — сказал он вслух, — как только вы с абсолютной точностью идентифицируете этот объект, как оружие Джиллов — уничтожьте его.

— Есть, сэр, — сказал Дарби, и на его лице промелькнуло нечто похожее на улыбку.

Брейсер некоторое время молча стоял возле своего командного пульта и наблюдал, как офицер оружейного контроля Дерби получил из корабельного банка данных изображение на свой монитор, совместил его с предыдущим и с удовлетворением поднял голову.

— Изображения совпадают, — произнес офицер. — Это РБ-17, торпеда Джиллов.

— Уничтожьте ее, мистер Дерби, — сказал Брейсер, разделяя часть его удовлетворения и сознавая, при этом, что это всего лишь пустяк, едва ли достойный подобных эмоций.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.