Танцорка

Терешкова Анжелика Ивановна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Танцорка (Терешкова Анжелика)

Терешкова Анжелика Ивановна

Танцорка

Аннотация:

Жизнь - это танец. Танец без начала и конца. Наша героиня живет танцем, дышит танцем, музыка течет по ее венам. Упрямая, почти бунтарка, она не останавливается на полпути к своей цели, к своей мечте. Танец ведёт её, танец задаёт ритм её жизни. Воображение рисует картины, а великолепное тело воплощает их в жизнь. Догони её, если сможешь. Удержи в руках, если поймаешь. Танцуй с ней, если и в твоей душе звучит та же музыка.

Глава 1

Говорят, что ваза, которую разбили и снова склеили, не сможет стать прежней. Так ли это? Уверены ли вы в том, что сможете отличить абсолютно новую, целую вазу от уже когда-то разбитой, но мастерски склеенной? Вряд ли...

Вот такой вазой была я.

...

Я красивая, жгучая брюнетка с длинными блестящими локонами, мои темно-синие глаза завораживали, способные утопить в своей глубине, полные губы были чуть розоваты от природы, нос аккуратный, и хоть его ломали в детстве, ринопластику делать я отказалась - его форма меня абсолютно устраивала. Мое лицо отличалось хорошо выраженными скулами и красивой линией вздернутых черных бровей.

Большая грудь отличной формы позволяла мне не носить белье - она и так отлично смотрелась, и порой я громко смеялась, когда спрашивали номер моего пластического хирурга, якобы изрезавшего меня своим ножом. При росте 175 см я весила 54 кг. Не тощая, но и ни капли жира, подтянутый живот с почти выраженным прессом. Красивые подкаченные ноги, идеальные бедра и икры, аппетитная попка. Я была идеальна снаружи, этакая картинка без изъянов, однако внутри... иллюзия, созданная обществом. Ну-ну, заглянули бы они ко мне в душу.

Мне было уже 23.

Я знала свои трещинки, свои слабые места, но больше о них не догадывался никто. Впрочем, я никогда слишком близко не подпускала людей к себе. У меня была лучшая подруга, однако ключевое слово здесь - была. Говорят, у красивых девушек редко бывают подруги, ибо зависть - страшное чувство. И они правы, совершенно правы.

Выросла я с матерью, без отца. Кто был тем донором спермы для моего зачатия, я не знала, а при поднятии данной темы от матери слышала лишь давящую тишину в ответ. Я пыталась, правда, выдавить из нее хоть маленькую крупицу истины, но не смогла. Спустя пару лет я сдалась, и тема под названием "кто же мой отец?" была навсегда исчерпана и закрыта за семью печатями.

Я не любила ворошить прошлое, жить им, вспоминать, что-либо строить из тех сломанных фрагментов. Я была жесткой реалисткой, мечтать давно разучилась, планы строить не хотела. Плыла по течению, лишь слегка поправляя свой парус, чтобы не сбиться с более или менее терпимого направления.

Я была творческой натурой, поэтому любила танцевать, хотя нет, неправильно... я жила танцем и танцевала, казалось, даже во сне. Все началось в раннем детстве, когда мать насильно отдала меня в танцевальный класс, сказав, что девочки должны иметь хорошую фигуру, чтобы привлекать внимание мужчин и целеустремленно вылепливать из себя женщину. Сначала я злилась, плакала и ругала мать, потому что не хотела идти туда, где ходят на носочках маленькие заносчивые дуры и хвастаются, какие у них хорошие и чаще всего богатые папочки. Но после года регулярных занятий я втянулась. Даже больше, полюбила танцы всем сердцем и душой... навсегда.

Я пропадала на сверхурочных занятиях, танцевала без устали дома, на улице, в гостях, придумывала движения, улучшала их, совершенствовала. Мать не говорила ни слова, словно это было именно тем, что она и хотела для меня всегда.

В моей комнате стояла небольшая, но удобная дубовая кровать с кучей подушек, однако я не спала на ней. Берегла осанку. Окно закрывали замысловато драпированные шторы, и там же на подоконнике жил любимый с детства кактус. Во всю противоположную стену было литое, от потолка до пола зеркало. Именно оно впитывало все мои эмоции, всплески... оно видело, как текла, неустанно избивая меня, жизнь.

Я не была капризной, редко что-либо просила, всегда наглухо закрываясь в себе. Редко кого слушала и даже не прислушивалась к советам, твердо веря, что все мои решения правильные. Потом, набив несчетное количество шишек, сделав кучу ошибок, я поняла, что была не права, однако признавалась в этом только самой себе. Я свой собственный критик, учитель, наставник, психолог. Слегка сумасшедшая в танце. И в музыке - без нее нереально танцевать. Вернее, реально, но танец тогда получается без чувств.

Влюбилась я, пожалуй, слишком рано, в шестнадцать лет. Безумно, душераздирающе, сладко. Я постоянно витала в облаках, все мои мысли были лишь о нем, сердце занял тоже он. Он был моей второй половинкой, моей частью, моим дополнением... По крайней мере, мне так казалось. Мой идеал был старше меня на два года. Красивый статный парень: высокий, черноволосый, кареглазый, коренастый, с модельной стрижкой, всегда носивший наутюженные рубашки, дизайнерские джинсы, дорогие туфли и часы на руке и имевший отличную машину. А что еще надо было шестнадцатилетней дурочке??? Ну вот, влипла я тогда капитально, забыла обо всем.

...

Познакомились мы в школе - он был старшим братом моего одноклассника - вечером перед началом летних каникул, когда я успешно закончила год, лучшая в классе танцев, и не худшая в обычной учебе. Я долго думала, стоит ли мне идти туда, но Мира, с которой мы были тогда подругами, потащила меня почти насильно.

- Эй, да сколько можно? Танцы, дом, книга, музыка, танцы, школа, мама, магазины, снова танцы. Ты жить-то вообще собираешься? А в зеркало давно смотрелась? Такая, как ты, должна стать звездой вечера, а не домоседкой в тапочках с пингвинчиками!

- Не трогай мои любимые тапки!
- фыркнула я в ответ на ее нравоучения.

В конце концов, я пошла с ней на этот вечер, только чтобы подруга отцепилась. Ах, если бы я знала тогда, как круто он изменит мою жизнь....

Я надела короткое черное платье без бретелек, черные босоножки на тонкой шпильке с застежкой на лодыжке. Волосы были распущены, крупными локонами лежа на плечах. В руках маленький клатч, в ушах небольшие гвоздики с черными бриллиантами, на шее тонкая цепочка из белого золота. Мои ногти, не короткие, но и не слишком длинные, были неизменного красного цвета. Легкий макияж - подкрашенные реснички и маленькие игривые стрелочки в уголках глаз, слегка выделенные скулы - делали лицо выразительнее и взрослее. Прозрачный блеск на губах, из-за которого они смотрелись сочнее и слаще, завершал образ.

Я осматривала танцпол и откровенно скучала. Ничего не цепляло, не влекло. Единственной радостью было то, что музыка звучала отличная. Повесив клатч на тонкой цепочке через плечо, я пошла танцевать... Подруга куда-то пропала вместе со своим ненаглядным, и зачем, спрашивается, она притащила меня сюда???

Я вышла на площадку, выбрав место недалеко от стенки с зеркалами, и стала медленно вливаться в танец, сливаться с музыкой, словно впитывая мотив в кровь, в вены. Я прикрыла глаза, отдавшись мелодии, как страстному любовнику, доверилась, отпуская мысли и переживания... Так я всегда делала дома, в своей комнате перед зеркалом. Включала музыку и впитывала каждый бит, каждый отголосок инструментов, каждый звук и ноту... я начинала телом вторить ей.

Сейчас же мелодия лилась не слишком медленная, но и не быстрая. Я плавно двигала бедрами, далее вступили руки в этот незамысловатый танец... вот оно! Повела одной ладонью вдоль тела, вторая замерла перед лицом, словно рисуя узоры, видимые только мне. Я выгибалась в такт, двигалась без устали, наслаждаясь. В голове скользнула мысль, что вечер не так уж и плох. Улыбнулась сама себе, танцуя с закрытыми глазами. Цепочка клатча терлась о мое плечо, пролегая меж грудей, спускалась вниз по ребрам, вроде бы не слишком мешая, но малость сковывая некоторые движения. Я совсем забыла обо всех вокруг, о том, что танцую совсем одна. Нет, на танцполе были люди, просто именно со мной никого не было.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.