Цветы ненастья

Кочетков Виктор Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цветы ненастья (Кочетков Виктор)

Виктор Кочетков   

                                    

                                                             Цветы ненастья

Яркое летнее утро купалось в сверкающих солнечных бликах, многократно отраженных невысокими пологими волнами, расстилающейся до самого горизонта водной поверхности. Обское море* безбрежным переливающимся зеркалом отображало высоко идущие кучевые облака, клубящиеся невесомыми воздушными айсбергами, неторопливо плывущими вслед за убегающей волной.

Мягкий юго-восточный бриз упруго наполнял белоснежные паруса стремительно летящей в крутом бейдевинде изящной прогулочной яхты, легко рассекающей речную зыбь и порывисто срывающей с шипящих остроконечных бурунов клочки искрящейся пены.

«Анабелла» в двадцатиградусном крене устойчиво держала заданный курс, на полной скорости направляясь в Бердский залив. Легкий свист теплого ветра, плеск бьющих в борта волн, гортанные крики чаек, ощущение неудержимого мощного движения вперед, размеренная килевая качка, летящие прямо в лицо хрустальные брызги прохладной освежающей воды – все это наполняло сердце романтичной восторженностью и ликованием.

 Открывающаяся панорама с живописно проглядывающими в туманной дымке островами таинственно привлекала взгляд. Идущие в далеком полупрозрачном мареве редкие теплоходы и маленькие буксиры, толкающие перед собой длинные груженые лесом баржи, терялись в сиреневой мгле. Белые лепестки парусов вдали, возникали иногда справа по борту и тут же исчезали, сливаясь с блестевшими на солнце гребнями голубовато-бирюзовых волн.

Огромный грот и туго наполненный ветром стаксель тихо потрескивали, напрягаясь угловыми шкаторинами. Восьмиметровая алюминиевая мачта глухо поскрипывала в пазах прочного стеклопластикового корпуса. Рифленая деревянная палуба влажно отсвечивала мокрой тиковой доской.

Ольга, крепко держась руками за ванты, в упоении головокружительного полета, счастливым взглядом устремлялась в далекие заоблачные сферы. Восторженное настроение тонкими серебряными струнами звучало внутри разлетающимся эхом. На носу яхты умело управлялся с парусом Антон – ее любимый, самый любимый на свете человек, а теперь уже и жених. Две недели назад они подали заявление и уже через три месяца, в октябре, состоится бракосочетание, венчание и свадьба.

Сумасшедшие отношения продолжались уже более полугода. Она не понимала, чем так вскружила Антона, но он совершенно потерял голову, буквально нося ее на руках и не желая расставаться ни на мгновение. Девушка и не заметила, как провалилась в его любовь, как чувство с невиданной силой запылало внутри, как все мысли, мечтания, будущие устремления, все оказалось связанным только с ним.

Ольга перешла на последний курс педагогического института и, не смотря ни на что, рассчитывала закончить ВУЗ с красным дипломом. Сама родом из небольшого затерянного в бескрайних сибирских лесах села, приехала в Новосибирск и без проблем сдала вступительные экзамены. Три с половиной года прожила в общежитии, усиленно концентрируясь на учебном процессе. Когда в ее жизни появился Антон, вся обыденность, вся серая будничность студентки-отличницы, воспитанной в патриархальных традициях и так долго хранящей себя, одинокие томные мечтательные ночи, легкие насмешки раскрепощенных подруг, все это бесследно исчезло, пропало, унеслось навсегда.

Сын известного врача-хирурга, основателя первой в городе косметологической клиники, он и сам, после окончания медицинского института работал с отцом, помогая и ассистируя на операциях. Бизнес процветал, и очередь экстравагантных богатых женщин, отчаянно пытающихся продлить свою молодость, равно как и желающих радикально измениться лицом, облегчиться телом и увеличить нужные формы, была заранее расписана на год вперед.

Антон снял для нее небольшую квартиру в самом центре города, и теперь они редко расставались, всюду появляясь вместе, и не сводя друг с друга влюбленных глаз. Его родителям Ольга очень понравилась и в знак признательности ей надарили множество подарков. Несмотря на состоятельность и известность, они были людьми простыми и непосредственными и души не чаяли в своем единственном ребенке, полностью обеспечив его ближайшее будущее.

Невысокого роста, тонкая, с приятным миловидным лицом, она ни в коей мере не считала себя красавицей. Но Антон объяснил, что у нее неверное представление о женской красоте. А главное, он видит в ней какую-то особенную привлекательность, разносторонний интеллект и необыкновенную силу характера. Но ее богатый внутренний мир для него пока недоступен, и он надеется все же, со временем, открыть его для себя, растворившись в бесконечных лабиринтах ее мироощущений. Эти странные загадочные речи приятно кружили голову, и она, верила и не верила, недоверчиво глядя в его близкие сияющие глаза. Ольга не понимала, что к своим двадцати восьми годам Антон уже пресыщен и избалован женским вниманием и любовными интригами. И как парень неглупый, романтичный, ищущий, с возрастом открыл для себя необычный тип женщины, где на первое место выходила открытость и искренность, достоинство, целомудренность и обаяние. Он инстинктивно искал себе спутницу жизни, любящую жену, мать будущих детей… И, кажется, нашел… все более удивляясь новизне ощущений, чистоте помыслов и необычной остроте душевных переживаний…

Управлял яхтой видный импозантный мужчина в одетом набекрень мятом морском картузе с золотым якорем-крабом – старый друг и одноклассник Антона. Звали бравого капитана и владельца судна, Герман. Имеющий в собственности сеть автозаправочных станций и являясь совладельцем небольшого нефтеперегонного завода, этот великовозрастный отпрыск почтенного семейства, объездил в путешествиях полмира, много повидал и немало чего испытал в своей жизни. Смотрел на окружающий мир мудро и рассудительно, предаваясь больше созерцательным размышлениям, не оставляя, впрочем, славных эпикурейских привычек.

Четвертый член экипажа – молодая, необыкновенной красоты девушка Жанна, настоящая столичная фотомодель. Высокая, стройная, с идеальной фигурой и шальными черными глазами, очень и очень соблазнительная и привлекательная. Свежий ласковый ветер игриво трепал ее густые темные волосы. Она весело смеялась, полулежа на фальшборте и вытянув длинные, безупречной формы ноги, радостно подставляла лицо жарко палящему солнцу. Иногда поворачиваясь, опускала руку навстречу бегущей волне, черпала полной ладонью и окатывала множеством мелких сверкающих капель сидящего на корме Германа, умудренно и снисходительно взиравшего на забавы прекрасной речной наяды.

- Выпадешь за борт! – рулевой сделал изрядный глоток, отхлебнув виски прямо из горлышка красочной бутылки.

- Сам не свались! – перегнувшись и низко склонив голову, Жанна долго вглядывалась в ускользающую глубину. – Модная жилетка «от Бриони», - она показала на свой спасательный жилет, -  не даст мне исчезнуть в пучине. – А твой где, кстати? – веер брызг сорвался и захлестнул кормчего.

- Я фаталист! Чему быть, того не миновать. Да и плаваю неплохо, уж часок-то, хоть как на воде продержусь. А там вы меня, надеюсь, спасете…

- Никто тебя спасать не будет! Кому ты нужен? Без тебя неплохо отдохнем на острове! – Жанна шутливо смотрела на Антона. – Робинзон будет доволен…

- Вот так дружище, никому ты, оказывается, не нужен, - решил подыграть Антон. – Но ведь ты фаталист! Чему быть, того не миновать, - со смехом глядя на девушек пошутил он.

- Никто не любит старого Германа, - изобразив огорченное лицо, капитан достал из кармана глиняную трубку и начал сосредоточенно раскуривать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.