И падал осенний лист

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Lonescream   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
И падал осенний лист ( )

Даня Королев и деревянные солдаты

Наступила осень. С ее холодным ветром и промозглым дождем пришли и детские болезни. Каждый сентябрь Даня исправно заболевает гриппом.

Его отец, воспитывающий малыша в одиночку, буквально разрывается между работой, детским садиком и домом. А когда приходят осенние простуды, проблем становится еще больше, и приходится брать на работе отгулы, чтобы читать маленькому сказки и вовремя поить лекарством.

Теперь появилась и еще одна проблема. Данин садик закрывают на ремонт, а искать что-то другое было совершенно некогда. Руслан понимал, что не хочет отдавать ребенка в первое попавшееся заведение, но серьезная должность и работа на фирме отнимали слишком много времени. В конце концов, ему удалось договориться с двоюродным братом, который был заведующим одного из детских садов столицы, расположенного, к слову сказать, недалеко. Руслан ничего не знал о нем, но решил поверить брату на слово, и тем же вечером у него с сыном состоялся серьезный разговор.

- Данечка, ты завтра идешь в новый садик, - сказал он мальчику, усаживая его на колени и крепко обнимая. Малыш завозился, укоризненно вздохнул.

- Но тот садик был лучше.

- Этот тебе понравится, обещаю.

- А там не будет девочек?

- Конечно же, будут.

- Я не буду играть с девочками, они все время ноют!

- Ишь ты, - рассмеялся отец. – Не все время. Девочки хорошие, не будь их на свете, у меня не было бы тебя.

Он небольно щелкнул сына по носу, и тот засмеялся. Глаза ребенка начинали слипаться, и Даня вдруг широко зевнул, почти засыпая на руках отца.

- Ты уже хочешь спать? А поиграть в самолетики?

- Я два вчера сломал, - виновато прошептал Даня, почти засыпая на руках отца. – А сегодня третий.

Ну и разбойник растет, подумал Руслан. Что же будет с нами дальше?

Уложив сына, он вернулся к себе, в пустую и холодную постель. Вот уже четыре года, как они жили вдвоем, с тех пор, как мать Дани бросила его почти сразу же после родов. Без каких-либо объяснений и причин, просто ушла из их жизни. Руслан сомневался, что ей вообще когда-либо хотелось иметь детей.

Мужчина вздохнул и плотнее укутался в одеяло. Сегодня неспокойная ночь, подумалось вдруг. Ветер так и воет за окнами, надо будет Даню завтра одеть потеплее. А еще оплатить счета за квартиру.

Не спалось. Невольно перед глазами Руслана замелькали картины из прошлой жизни. Вот он – молодой студент промышленного техникума, вот – просто влюбленный парень, не чаявший души в девушке со своего двора. Вот – счастливый отец… а вот – главный инженер в крупной компании. Он и сам не понимал, как его жизнь постепенно пришла к этой стадии, но что-то менять казалось бессмысленным. Ради него, ради Дани он должен держаться.

Руслан перевернулся на другой бок и понял, что едва ли уснет, несмотря на катастрофическую усталость, сковывающую все его тело. Он был еще очень молод, всего-то двадцать пять лет, но казалось, что за его плечами уже очень многое. Подернутый дымкой усталости взгляд серых глаз выражал лишь тревогу за будущее и любовь к единственно родному существу в этой жизни. Это согревало его душу в такие же холодные вечера, когда так же нещадно свистел ветер, гоняя за окнами мокрые листья.

Работа Руслану нравилась и досаждала одновременно. Он был мастером своего дела, ведущим специалистом в промышленной инженерии. Работа отвлекала его от мыслей, приносила покой и неплохой заработок, позволяющий покупать Даньке все необходимое. Не нравилось Руслану то, что она отнимала много времени, которое он мог бы проводить с сыном. Вот и сегодня, судя по всему, приходилось задержаться.

Деваться было некуда – начальник Руслана, Павел Семенович, был человеком не только дела, но и слова. А слово его было как бетон – твердое и непоколебимое. Кто-то его даже побаивался, а сам Руслан уважал, поэтому спорить не спорил. К тому же, за сверхурочные хорошо платили.

Утром Даня был отведен в новый частный детский садик, который недавно отстроили в пригороде Москвы. Садик имел веселое название «Солнышко» и выглядел весьма внушительно. Свежевыкрашенные новые детские площадки, городки, качели и песочницы для самых маленьких радовали глаз изобилием ярких красок. Впрочем, в это время года в песочницах было не поиграть – дождь лил как из ведра, и детей не выпускали на прогулку.

Сам Даня был человеком общительным и уже к тихому часу умудрился перезнакомиться с половиной мальчишек. Понравился он и молодым воспитательницам. Веселый и очень милый со светлыми кудряшками на голове и серыми глазами, точь-в-точь как у отца, он притягивал внимание, даже почти не стараясь. И все бы было хорошо, да не все.

После тихого часа он заметил мальчика, играющего в стороне от других. Дане стало любопытно, почему он возится тут один с каким-то деревянным солдатиком. Он подошел ближе, и тогда незнакомый мальчишка взглянул на него.

- Привет, - поздоровался Даниил, как учил его все время отец. – Хочешь со мной играть?

- Не хочу, - тихо ответил мальчик, насупившись.

- Почему? Дай мне солдатика.

- Не дам.

- Дай, а я тебе своих принесу.

- Ты сломаешь его…

- Не сломаю, - упрямо возразил Даня и потянул игрушку на себя.

- Нет, сломаешь! – крикнул тот и полез на него с кулаками.

Вскоре бурный мальчишеский рев огласил все помещение. В итоге каждый получил по паре тумаков, а несчастная игрушка валялась на полу с отломанной ногой. К драчунам тут же подбежали девушки-воспитатели.

- Даня, Миша, как вам не стыдно! Зачем вы подрались?

- Он сломал моего солдатика! – заревел Мишка пуще прежнего.

- А он жадина! – обиделся Даня.

- Мне папа подарил. А он сломааал!

Тут Данька насупился и опустил голову. Отец всегда учил его, что свои ошибки следует исправлять. А мальчику очень уж не нравилось, какими глазами смотрит на него сейчас Мишка.

Он сбегал к своей кровати и вытащил спрятанных под подушкой собственных солдатов – не таких красивых, как у Миши, зато двух сразу.

Но когда вернулся назад, Мишки уже не было. Оказалось, за ним пришли, и воспитательница увела его с собой. Даня опустил голову и погрустнел, уже не хотелось играть, а хотелось домой, на колени к папе и любимых мультфильмов перед сном.

Отцы и дети

Отца Михаила все окружающие называли дядей Левой, хотя, он был никаким не дядей в свои неполные двадцать четыре года. Высокий, северно-славянской внешности, с очень приятной улыбкой молодой человек был по профессии учителем рисования и в данный момент работал с группой детей, которым не было и десяти. Поэтому в их глазах он неизменно вырастал до дяди, а в серьезном коллективе педагогов-коллег становился Львом Алексеевичем. Но только дома его просто звали папой.

Миша появился у него, когда парень заканчивал третий курс Московской Художественной Академии. В то время он встречался со своей однокурсницей, стройной блондинкой Ларой. Лева в то время даже мечтал о свадьбе, но девушка хотела лишь красивых отношений, и мысли о создании семьи ее совсем не прельщали. Все изменилось, когда она узнала, что ждет ребенка.

С большим трудом уговорив оставить его, Лева совсем измучился – всю радость накрывали медным тазом ежедневные ссоры. Отношения молодых людей дали серьезную трещину и вскоре после родов испортились вовсе.

Конечно, это произошло не в один день, и, конечно, Лева узнал о том, что Лара изменила ему с другим. Узнал и выгнал из дома, едва дав возможность собрать свои вещи. Он остался один с сыном, но не жалел об этом – больше всего на свете парень презирал людей, неспособных нести ответственность за свои поступки. Оскорбленные чувства волновали его меньше, но и с ними он смог примириться по прошествии нескольких лет.

Несказанно помогала Леве с малышом его мать – пятидесятипятилетняя Анна Ивановна, в прошлом учительница географии в средней школе. Можно сказать, что Лева пошел по ее стопам, выбрав педагогику своей специальностью. Но и здесь он нашел свой путь – парень страстно любил рисование и решил совместить основную работу с хобби.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.