Седьмое чувство. Дилогия

Зинченко Майя Анатольевна

Серия: Седьмое чувство [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Седьмое чувство. Дилогия (Зинченко Майя)

Майя Анатольевна Зинченко Седьмое чувство. Дилогия

Седьмое чувство

Дарий держал в руках старую, сильно потертую по краям книгу в кожаном переплете. Книгу необычную. У нее был тот особенный вид древней, окутанной сплошным ореолом тайны реликвии, что внушал почтение любому, кому случалось иметь с ней дело. С течением времени ее листы утратили былую гибкость, пожелтели, бумага стала хрупкой, а чернила в некоторых местах совсем выцвели. Теперь бледные призраки слов угадывались с большим трудом. Чтобы их прочитать, нужно было яркое дневное солнце, но его лучи разрушительно сказывались на бумаге, окончательно приводя ее в негодность. Настоящий замкнутый круг, разорвать который было уже невозможно.

От книги шла незабываемая смесь ароматов пылающего костра и зимней метели. За последние триста лет к ним добавился еще и специфический запах библиотеки, где этот почтенный фолиант провел большую часть своей жизни.

Дарий погладил затейливое кожаное тиснение и аккуратно открыл книгу. Вот уже целый год он с завидным постоянством делал это каждое утро, словно исполняя некое божественное предписание. Ему нравилось это делать. Гном раскрывал книгу наугад и читал из нее какие-нибудь строки. На письменном столе, за которым он обычно сидел, для этих целей стояла мощная лампа, а рядом с ней лежала лупа размером с человеческую ладонь. К сожалению, у того, кто написал данный труд, был мелкий и неразборчивый почерк.

Книга не имела названия, но специалистам было доподлинно известно, что это один из трех списков «Книги Имен», оригинал которой был сожжен вместе с двенадцатью колдунами во время печально известного восстания в Биарно. Всякий раз, беря в руки это вместилище мудрости, Дарий невольно вспоминал об этом восстании и хмурил брови. Позорная страница истории…

Местное население, подзуживаемое городскими властями, обвинило колдунов во многом: в засухе, падеже скота, нашествии саранчи, распространении болезней, убийстве младенцев с целью употребления их крови, в опытах над людьми и так далее. Негодование народа действиями колдунов переросло в бунт, а затем в вооруженное восстание. Все произошло так быстро, что волшебники ничего не успели предпринять, чтобы обезопасить себя. Они были застигнуты в собственных постелях, жестоко избиты и заживо сожжены на костре. Туда же, в огонь, полетело и их имущество, включая книги.

«Книга Имен» принадлежала старейшему из двенадцати магов. По многочисленным свидетельствам очевидцев, она не избежала участи остальных рукописей и тоже полетела в костер. Говорят, что, сгорая, она светилась неестественным синим пламенем. На подавление восстания были спешно, пока всеобщее безумие Биарно не распространилось на другие города, брошены войска. Позднее, после проведения тщательного расследования, выяснилось, что колдуны ни в чем не повинны. Они занимались исключительно магией, наукой и не были в ответе за то зло, которое им так легко приписали. Один из волшебников даже вывел новый сорт пшеницы, что позволило удвоить урожайность. Но все хорошее в один момент было забыто.

Маги помимо своей воли оказались вовлеченными в политическую игру властолюбивых градоправителей. Ведь это именно городские власти подстрекали народ к неповиновению и сделали магов мишенью, прикрывая свои махинации с государственной казной. А что народ? Ему ведь нужен только повод, потому что каждый год к кому-то приходят болезни, у кого-то наступает неурожай и пропадают младенцы. Но кара небесная настигла консулов и их помощников еще до приезда следователей из столицы, Спустя неделю после сожжения магов на главной площади, восставшие единодушно решили, что городские власти плохо управляли Биарно. Не помогли ни авторитет, ни охрана. Градоправители были убиты на том же месте, где несколькими днями раньше жгли костры. Когда порядок в Биарно был восстановлен и наиболее активные участники восстания наказаны, воцарилось всеобщее спокойствие. Погибшим магам на средства жителей города поставили памятник – посмертно.

Дарий еще малышом узнал об этих событиях от своего старого учителя, который позже преподавал ему чужеземные языки и историю. У старика была колоритная манера подробно описывать все ужасающие подробности, так что нетрудно представить, сколь сильное впечатление этот рассказ произвел на Дария: ему несколько недель подряд снились костры и слышались крики умирающих магов. Гном просыпался в ужасе, и остаток ночи проводил с зажженной лампой. Свет отпугивал кошмарные сновидения. Даже сейчас, спустя много лет, став Главным Хранителем библиотеки, Дарий не мог избавиться от неприятного осадка, который остался у него на душе от этой истории.

Высокая должность, занимаемая Дарием, объясняла, каким образом он смог получить доступ к такому раритету, как «Книга Имен». Главный Хранитель библиотеки – важная фигура в городе. Через его руки проходят все книги и свитки. В его власти решать, кому и какие книги позволено читать, а кому придется покинуть каменные своды библиотеки. Многие маги умоляли Дария позволить им работать с особо ценными экземплярами. Иногда он разрешал им это, иногда нет – в зависимости от того, насколько была обоснована их просьба.

Кабинет Дария видал на своем веку настоящие представления, которые разыгрывали волшебники в надежде заполучить доступ к необходимому опусу. О, чего только они не выдумывали! Гнома пытались подкупить, обольстить, растрогать, околдовать и, конечно же, запугать. Надо сказать, что Главному Хранителю нередко угрожали неминуемой и мучительной расправой. В последнем случае Дарий со вздохом дергал за шнурок колокольчика и вызывал охрану. Та появлялась немедленно и со всей возможной вежливостью просила незадачливого чародея больше не беспокоить.

Дарий, затаив дыхание, придвинул книгу к свету и принялся за разбор нечетких строк. Так, что же там у нас…

«Если ступаешь на путь, который приведет тебя к Богу, – не сворачивай с него. На нас лежит тяжесть прожитых Жизней, и выбор заставляет страдать наши Сердца. Ведь в каждом из них других так много. Помни: ты – не один».

Гном задумался. Его всегда поражал тот факт, что раньше не могли писать прямо, по существу, без околичностей. Как ему, верно истолковать прочитанное? Дарий хотел снова углубиться в текст, но… дальше страница была пустой. Гном удивленно хмыкнул. Это что-то новенькое! До сих пор он ни разу не видел в книге пустых, незаполненных мест. Лишь в самом конце листа, у самого края и очень мелкими буковками было что-то нацарапано. Дарий покрепче сжал в руке лупу, а лампу придвинул еще ближе.

«Когда в Одном будет Множество, когда Свет и Тьма будут стоять напротив тебя, когда под Мировым Деревом сойдутся Повелители всех Миров, когда тебе предстоит сделать выбор – тогда прочтешь».

Час от часу не легче! У Главного Хранителя возникло подозрение, что этих строк никогда не было в оригинале «Книги Имен». Уж как-то они выделялись из общего текста. Может быть, дело в чернилах? Ему только показалось или они и в самом деле имеют более темный оттенок? Нужно только не забыть об этом случае и посоветоваться с экспертами, а они точно скажут, прав он или нет.

В дверь кабинета негромко, но уверенно постучали. Дарий поспешно закрыл книгу и спрятал ее в один из ящиков письменного стола.

– Входите!

Дверь бесшумно отворилась, и на пороге возник незнакомый гному человек.

– Добрый день, – произнес он традиционное приветствие и сел в предназначавшееся для посетителей кресло. – Я пришел узнать, свободно ли еще место помощника Главного Хранителя?

– Да, свободно. А вы хотите предложить свою кандидатуру?

Мужчина согласно кивнул. Дарий присмотрелся к незнакомцу. Среднего роста, стройный, правильного телосложения. Короткие, гладко зачесанные назад черные волосы. Ни бороды, ни усов. Гном попытался прикинуть, сколько же посетителю лет, но никак не мог определиться. Явно не молод, но в то же время совсем не стар. Ничего заслуживающего внимания, кроме строгих черт бледного лица и глаз смертельно уставшего человека.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.