Суды над колдовством. Иллюстрированная история

Бессонов Николай Владиславович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Суды над колдовством. Иллюстрированная история (Бессонов Николай)

Предисловие

Книга Николая Владиславовича Бессонова адресована самому широкому кругу читателей. Она написана живым и образным языком разнообразные иллюстрации (в том числе авторские) органично дополняют текст. Автор по профессии не историк, а художник. Однако сказанное отнюдь не означает, что перед нами легковесный опус того типа, который в изобилии представлен на прилавках книготорговцев.

«Суды над колдовством» можно уверенно отнести к разряду серьезных научнопопулярных трудов, к сожалению, крайне слабо развитому в России. Скрупулезно шаг за шагом, отбирая факты, Н. Бессонов создаёт повествование, существенно расширяющее и конкретизирующее наши представления об эпохе, которая ассоциируется, прежде всего, с подъёмом искусства и политической мысли, наконец — с возникновением науки.

Под давлением сложившихся стереотипов мы привыкли говорить о гуманности политического и социального устройства, свойственного странам Западной Европы.

Однако в западноевропейской действительности мы находим структуры, подобные русской опричнине, и взгляды, сопоставимые по жестокости с мировоззрением Ивана Грозного. Конец Средневековья и начало Нового времени (а именно к этому периоду относятся события, исследуемые автором) были преисполнены самых трагических противоречий, причем изуверские казни ведьм стали лишь одним из их проявлений.

Европеец, выходящий из времён Средневековья, вступал в совершенно новый мир. Даже географически мир стал гораздо шире: великие открытия XV–XVI вв. развернули его до ранее немыслимых пределов. Кардинально изменилась политическая ситуация на месте феодальных сеньорий выросли мощные централизованные государства с разветвлённым чиновничьим аппаратом, большими наёмными армиями, а также тяжким налоговым бременем.

Необозримо расширились интеллектуальные горизонты: достоянием образованных людей стало не только наследие античности, но и плоды тонкой восточной (прежде всего — древнееврейской) учёности. Заметим, что вместе с высшими достижениями человеческой мысли обрели новую жизнь и канувшие в прошлое суеверия. Даже сознание лучших представителей эпохи не было свободно от самых немыслимых противоречий. Н.Бессонов метко фиксирует этот парадокс на примере творчества выдающегося мыслителя Жана Бодена, который одновременно создавал прогрессивные труды в области права и трактаты, призывавшие к жестокому искоренению ведовства.

Рухнули или пошатнулись возвышенные идеалы. Веками людям внушалось почтение к Церкви как посреднику между Богом и людьми, как кладезю высшей, недоступной профану мудрости. Ещё до «95 тезисов» Лютера были поставлены под сомнение принципы, прежде регулировавшие общество. То, что ранее считали нужным скрывать, теперь выставлялось на всеобщее обозрение и стало даже предметом гордости.

Обрела ценность жизнь в её низшем, материальном проявлении: утончённый разврат, дорогие напитки, роскошные одежды, прекрасные дворцы и особняки. Это был пир во время чумы вершащийся на глазах нищей толпы под лозунгом неповторимости личности.

Что же говорить о самой Реформации, когда толпы врывались в храмы и попирали ногами святыни, к которым ещё вчера не решались даже прикоснуться? Если все можно богатым, то почему нельзя бедным? Бог — далеко, святые ничто, и да здравствует человек — венец творения!

На смену пошатнувшимся ценностям пришла новая — золото. Потоки его хлынули из колоний Нового Света и ручейками растекались по Европе. В мире с пошатнувшимися нравственными ориентирами богатство превратилось чуть ли не в единственную добродетель. Пресловутая протестантская этика объявила обладание им признаком избранности. Католики не говорили об этом вслух, но также стремились ухватить мимолётные блага в отпущенный человеку срок. Были подорваны нормы веками сложившегося бытия… Как теперь жить? Взять всё возможное!

Всё смешалось и сошлось в ожесточённой схватке: католики — с протестантами, бедные — с богатыми, европейцы с американскими и африканскими «дикарями».

Понадобилось время, чтобы на руинах Средневековья хаос сменился порядком. В его рамках бедные и богатые, простолюдины и правители должны были обрести своё раз и навсегда установленное место. На установление этого порядка была брошена вся мощь новой государственности. И всё же одного силового подавления разбушевавшегося насилия было недостаточно. Понадобились лозунги, способные сплотить разнородные социальные слои. Потребовались ритуалы, способные отвести от власть имущих агрессию социальных низов, которые были развращены безответственным поведением элиты и испытывали жестокие материальные тяготы (на последнее Н. Бессонов обращает самое пристальное внимание).

Одним из таких ритуалов стали жуткие ведовские процессы. В них обрело вторую жизнь свойственное Средневековью представление об особой приверженности женщин греху. Заметим, однако, что прежде оно мирно сосуществовало с куртуазной культурой и всеобщим поклонением Деве Марии. Теперь же греховная природа женщины была искусственно выведена на первый план. Следствия этой смены ориентиров подробно описаны в книге Н. Бессонова.

Читатель найдет в ней развернутые описания всех этапов ведовских процессов. Они восстановлены на основе широкого круга литературы (прежде всего — зарубежной), как правило, малодоступной отечественному читателю. Библиография весьма обширна, основу её составляют серьёзные исследования, и даже профессиональный историк найдёт здесь немало важных для себя сведений.

Сказанное позволяет дать книге самую высокую оценку.

О. В. Дуров, кандидат исторических наук.

От автора

Перед каждым, кто берётся за тему колдовства, встают неизбежные трудности.

Досконально описана ничтожная часть судов. Недаром из книги в книгу кочует один и тот же набор фактов и имён. Стоит шагнуть чуть в сторону, как увидишь зияющие провалы. В немецком городе Бамберге, к примеру, были уничтожены шестьсот «ведьм» и «чародеев». От некоторых сохранились только имена, а о подавляющем большинстве не известно ровным счётом ничего!

Сразу оговорюсь: я не сторонник теорий о том, будто секты, поклонявшиеся Сатане, существовали в действительности. Погибшие на кострах были именно невинными жертвами. И если я в дальнейшем употребляю расхожий термин «ведьма» без кавычек, то делаю это по чисто техническим причинам и рассчитываю на понимание читателя.

Из дали веков колдунья кажется призрачной тенью. Обычно мы узнаём о ней что-то одно. Либо есть протокол пытки, но неизвестно, что было до и после. Либо очевидец описывает казнь, не называя имя жертвы. А чаще всего инквизитор похваляется в трактате, какие гнусные признания он вытянул на следствии.

Да, суды над колдуньями — это не процесс Жанны д'Арк, удостоенный внимания всей учёной Европы Череда безымянных жертв, увы, забыта. Яна Гуса, Джордано Бруно и Орлеанскую деву знают все. Они погибли ради великой цели. А была ли великая цель у женщин, обвинённых в колдовстве? Ради чего они терпели пытки, которые и не снились героям знаменитых процессов? Моя книга — ответ на этот вопрос.

Оказывается, у рядовой жертвы фанатизма был мотив молчать на допросах. Мелкий. Несопоставимый с судьбой Веры, Науки или Родины. Всего лишь стремление не запятнать свою душу ложью. Всего лишь боязнь навлечь подозрение на подругу или соседку.

Ради этой «мелочи» тысячи женщин, не готовивших себя заранее к подвигу, пробовали вынести муки, от одного описания которых волосы встают дыбом. До конца дотерпеть удалось единицам. Но ведь всему есть границы. Есть предел и у стойкости, на которую способна случайная жертва. Воздадим погибшим должное. Пусть они не смогли выстоять — они, по крайней мере, попытались.

В этой книге я стремился воссоздать из мозаики фактов типичную судьбу, отданной в руки правосудия, чародейки Мы не погрешим против истины, если распространим на тех, о ком в документах упомянуто урывками, взятые из других мест подробности. Дорога на костёр была у всех одна. Практически каждая жертва была оторвана от семьи, прошла через унизительные обыски, камеру пыток и холодные тюремные казематы. Следственные приёмы в разные века и в разных странах удивительно похожи. Мне кажется, любой, кто найдёт время прочитать эту книгу до конца, склонит голову перед великим страданием и великим долготерпением.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.