Файл №224. Наш городок

Рыбаков Вячеслав Михайлович

Серия: Секретные материалы [48]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

НАШ ГОРОДОК

(Файл №224)

Русская версия

Вячеслава Рыбакова

Окружная дорога А-7

Дадли, Арканзас

От привольной, стремительной езды, почти полета по пустынному ночному шоссе головная боль немного унялась, на пользу по¬шла езда; но все равно затея этой девки казалась идиотской. Даже и в мягких да ке-рамических удобствах мотеля переспать с ней — наверняка не Бог весть какое блажен¬ство; а тащиться за полночь кормить голы¬ми задницами москитов куда-то в лес, на, понимаете ли, природу, на мягкий мох под ослепительными звездами, глядящими сквозь черные кроны — словом, за всей этой хиппо¬вой романтикой для тинэйджеров, на кото¬рой Пола настаивала, настаивала, да и суме¬ла настоять, — было верхом нелепости. Про себя Джордж Кернс не раз уже пожалел, что попался на эту удочку. Только предвкуше¬ние удовольствия употребить внучку главы предприятия, которое он твердо рассчитывал в ближайшем будущем утопить, подогревало его упорство; иначе он давно бы плюнул и отправился отлеживаться к себе в номер. Головные боли в последние дни становились порой просто невыносимыми, и обезболивающие, прописанные местным эскулапом, по¬чти не помогали. Кончать здесь дела и уно¬сить ноги. Подумать только, когда-то он жил тут. Да не просто так, а, извините за выраже¬ние, в браке. Какое счастье, что удалось выр¬ваться.

— Вот сюда, — вкрадчиво сказала Пола.

От шоссе в чащу ответвлялся какой-то Бо¬гом забытый проселок. «Только этого не хватало», — подумал Кернс, подтормаживая. Но не стал возражать и спорить. Себе дороже. Скорей бы с этим покончить — и домой.

Хотя, честно говоря, девка его возбуждала даже сейчас, когда в затылке то и дело приглушенно били поселившиеся там дней де¬сять назад молоточки. Только бы не принялись лупить всерьез… Девочка, что и говорить, была аппетитная. Она сидела очень прямо, выставив грудь, чуть повернувшись на сиде¬нье в сторону Кернса — словом, со знанием дела сидела, и обтянутые джинсами круглые коленки выразительно смотрели Кернсу пря¬мо в глаза. «Встанет, — кося на эти коленки и ощущая приятное содрогание где-то в животе, уверенно подумал Кернс о своих причиндалах, — прекрасно встанет. Только бы начать — тогда уж и головная боль не помеха».

Машина, вальяжно раскачиваясь, будто на волнах, съехала на песчаную обочину, чуть за¬рулила носом в проселок и остановилась в паре ярдов от бетонки. Хватит.

— Хватит, — сказал Кернс.

— Какой ты… — Пола надула губки и по¬смотрела искоса, загадочно. «Похоже, у нее что-то не то на уме, — подумал Кернс. — Не по¬манежить ли она меня вздумала, тварь? Ну, такое даром еще никому с рук не сходило. Я тогда не просто закрою фабрику, но сдеру с них такой штраф, что ее папаша по миру пой¬дет. Подумать только! «Хорошие люди, хорошая еда!» Куриный бог нашелся…»

— Обычный, — Кернс пожал плечами и улыбнулся, от души постаравшись, чтобы улыбка получилась ласковой. Он не был уве¬рен, что ему это удалось, но все же галантно продолжил: — Обычный влюбленный.

Пола чувственно вздохнула.

Кернс заглушил мотор.

Тишина сразу навалилась такая, будто уши оторвались и улетели. Неприятная тишина. Черт бы побрал эту природу.

— Совсем ни к чему было забираться в такую глушь, — сказал Кернс и положил наконец ладонь женщине на колено; во время езды по темной дороге он, мужчина положи¬тельный и осторожный, не рисковал снимать рук с баранки. Пола подождала мгновение, да¬вая ему угадать нежность и тепло ее кожи под грубой джинсовой тканью, а потом мягко сдвинула его ладонь. Он чуть скривился. «Иг¬рает, курица. Курица, внучка куриного бога. Хо¬роший каламбур пришел на ум, надо запом¬нить». От раскачивания машины на ухабах голова у Кернса заболела сильнее. Это было уж вовсе ни к чему. Он уламывал эту недо¬трогу целую неделю; было бы полным идио¬тизмом сейчас оказаться не в состоянии реа¬лизовать предоставленный шанс.

— Это не глушь… — ответила Пола. — Это слияние с природой, с вечностью…

«С вечностью сливаются только на кладби¬ще», — подумал Кернс, но вслух этого не ска¬зал. Некоторым женщинам перед тем, как раз¬двинуть коленки, обязательно надо выслушать или произнести несколько отработанных ве¬ками красивых банальностей. Ладно, не жал¬ко. Кому-то, чтобы завестись, нужен порнофильм, кому-то «Виагра», а кому-то сонеты Шекспира. И прекрасно, у нас демократия; сам живи и другим не мешай. Если у этой идиотки киска мокнет только когда в голую спину впивают¬ся отсыревшие коряги — будут ей коряги. И все-таки Кернс не удержался:

— Знаешь, мы все-ж-таки не школьники. Можно было поехать в мотель…

Она загадочно улыбнулась и покачала го¬ловой отрицательно.

— Не-а, — проговорила она, будто школь¬ница. — Никто не должен нас увидеть вместе.

— Да никто бы и не увидел. Мало ли лю¬дей ночует в мотелях…

— Что ты, Джордж. Городок-то маленький.

«Мне ли не знать», подумал Кернс. — А вот не замечал же я тебя, когда жил тут. Даже не помню, встречались мы в ту пору или нет».

Он снова попытался положить ладонь ей на ногу, уже повыше колена, но она, открыв дверцу со своей стороны, грациозно высколь¬знула из машины в почти непроглядную тьму, нарушенную лишь светом габаритов машины. Черные призраки ветвей и впрямь маячили беспросветными пятнами на фоне ярких со¬звездий, черт бы все это побрал. Пола вновь улыбнулась и неторопливо попятилась. Те¬перь и она стала похожа на призрак — смут¬но белели лицо, шея и руки и чуть мерцала одежда. Шаги ее были совсем неслышными. И впрямь мох, будь он проклят. Голова все-таки разболелась сильнее, и стало поташни¬вать — наверное от ворвавшегося в салон све¬жего, прохладного воздуха, пахнущего прелью и дикой ночью. Пользуясь тем, что Пола его сейчас не видит, Кернс торопливо запустил руку в карман куртки, вытащил пузырек с таб¬летками и, сыпанув в горсть сразу несколько, заглотил их разом. Разжевал, стараясь дышать носом, глубоко и медленно. «Не везет, — по¬думал он мельком. В затылке будто пустил, примериваясь, пробную очередь пулемет. Омер¬зительное ощущение. Нет, затих — то ли от таблеток, то ли сам по себе…

— Джо-ордж, — вкрадчиво пропела жен¬щина из темноты. Он обернулся на голос. Пола стояла уже ярдах в пяти-шести поодаль, чуть изогнувшись, чтобы откровеннее круглилась линия бедра. Кряхтя, Кернс стал выбираться из машины; предусмотрительно подцепил с заднего сиденья теплый плед.

— Иду, — пробормотал он, действительно идя к ней, но когда между ними осталось не более фута и он уж протянул свободную от пледа руку, чтобы положить ее на плечо красотке, та снова попятилась. А потом, как рез¬вая лань, завиляв обтянутыми ягодицами, порхнула куда-то в едва видимые кусты.

— Пола, да сколько можно! — в сердцах сказал Кернс, послушно следуя за ней. Она опять остановилась, глянула на него через пле¬чо и опять таинственно улыбнулась. — Ну договорились же!

— А вдруг я передумала? — манерно про¬изнесла она. Ты же сам говорил, я молодая и капризная…

«Убью», — тварь, подумал он с ненавистью.

— Сладкая моя, сказал он, — ты уже достаточно покапризничала, пока я тебя уговаривал, правда?

— Правда.

— Ну так и давай уже. Расстелем здесь плед, с дороги нас не увидят, даже если кто-то и проедет в такой час… Все как ты хотела, детка.

Она опять отступила на шажок. «Как это она не споткнется ни разу, — с раздражен¬ным недоумением подумал Кернс. — Сплошь ведь кочки да корни… Зараза. Ведьма». Ему стало не по себе.

— Нет, — сказала детка с удовольствием.

«Все, — подумал Кернс, — поворачиваю и ухожу. Даже уезжаю. Пусть сливается тут с вечностью до утра».

Но похоть и тщеславие покамест были сильнее; вместо того чтобы повернуться и уйти, он послушно сделал шаг вслед за этой лесной нимфой и сразу зацепился обо что-то носком туфли. Плеснув руками и едва не выронив плед, равновесие Кернс удержал, но от резкого движения пулемет в затылке опять дал корот¬кую очередь. Пола серебристо засмеялась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.