Цветок и камень

Иванова Александра

Серия: Цветок и камень [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цветок и камень (Иванова Александра)

Глава 1. Отбор

— Гардения Лерой!

Голос из колонки на стене прозвучал как-то гнусаво и холодно. Я поморщилась, когда произнесли мое полное имя, и подошла к двери. Ноги затекли, и спина ныла, но мне было совсем не до жалоб. Я провела в комнате участниц последние полтора часа, и мои нервы были накалены до предела. В глазах рябило из-за подрагивающего света от лампы под потолком. Руки покрылись мурашками, прямо надо мной на полную мощность работали два кондиционера.

Комната участниц располагалась в старой женской раздевалке на заброшенном заводе. Тут было прохладно и без этих металлических коробок, обдававших все вокруг холодом, но организаторы каждое отборочное выступление обвешивали помещения средствами вентиляции. Полагалось, что все это сделано в целях безопасности, но вот чьей безопасности? Вопрос ответа не предусматривал. Комната сама по себе являлась помещением 10–15 метров в длину и ширину. По стенам, отвратительного желтого цвета, стояли стулья для посетителей, а в центре располагался журнальный столик с кипой буклетов на тему наших будущих профессий. Сейчас уже большая часть этих мест пустовала.

Кроме меня тут сидело еще пять участниц. Раз прозвучало мое имя, то со мной в женскую пару должна была пойти одна из них. С тремя я не была знакома, а вот две оставшиеся являли собой, двух антиподов в моей жизни. Напротив друг друга в самом конце сидели Чарна Кинг и Нинет Стоун, первая была моей лучшей подругой, а вторая моим злейшим врагом.

Ну, на счет злейшего, я, может, и погорячилась. Скорее у нас была просто хроническая непереносимость друг друга. Я уже и не помнила точно, с чего все собственно началось, но прекращать не собиралась.

Нинет лениво накручивала светло-русые волосы на палец и, казалось, совершенно не интересовалась происходящим вокруг. Но вот Чарна, напротив, выглядела очень взволнованной. Здесь на окраине Чикаго в отдалении от городского шума нам предстояло пройти важнейшее испытание, которое и укажет нам будущую специальность.

Поверить не могу, ближайшие полчаса определят всю мою последующую жизнь.

Колонка на стене снова зашуршала, учредители определили вторую участницу женской пары.

— Нинет Стоун!

Черт возьми! Добрый день, уважаемый закон подлости.

Нинет плавно прошла по комнате и, одарив меня кивком и ледяным взглядом, встала рядом. Она была на голову выше и одета как этакий трудный подросток. Потертые джинсы черного цвета, обтрепанные серые кроссовки и зеленая майка, с, ну очень, откровенным вырезом. Завершали ее образ темно-фиолетовая помада, и яркая красная прядь справа от пробора. Ее формам, надо сказать, я уступала. Несмотря на то, что обоим нам было по восемнадцать, по сравнению с ней, я выглядела жалко. За всем антуражем переходного возраста, скрывалась привлекательная и женственная Нинет. Грудь у нее была высокой, талия тонкой, а длинные волосы и шикарные бедра, делали ее просто красавицей.

Я опустила глаза. С минуты на минуту, за нами придет «шестерка» одного из учредителей и думать о том, насколько я уступаю в сексуальности, девушке, которая, когда-то вырвала мне целый клок волос, сейчас было совершенно не к месту.

Дверь распахнулась, на пороге появился высокий худощавый мужчина около тридцати лет. Он вежливо наклонил голову и жестом велел следовать за ним.

— Мужская пара уже ждет вас.

Я глубоко вдохнула, набрала побольше воздуха в легкие. С дальнего угла комнаты мне ободряюще помахала Чарна и мы направились за нашим проводником.

Он вел нас темными путаными коридорами. Запоминать расположение поворотов я перестала примерно на половине.

В комнате, где я сидела до этого, были лишь девушки. Она предназначалась для переодеваний и подготовки. А вот комната, в которую мы направлялись сейчас, являлась предбанником арены. Там «шестерка» расскажет нам о противнике, и мы увидим наших союзников мужскую пару.

Мы вошли в круглое помещение. Впереди были двустворчатые двери на арену, а по стенам висели фотографии участников. Некоторые были уже вычеркнуты, это те, что закончили соревноваться. Глазами я нашла свое фото и в очередной раз решила, что рядом с нахальной мордашкой Нинет, выгляжу далеко не выигрышно.

Через пару мгновений, за ослепительной блондинкой, вошли два юноши, один из которых, слава богу, был моим лучшим другом. Рикки стоял и глупо ухмылялся мне, оттопырив большой палец вверх. Сразу было видно, что он рад меня видеть. Впрочем, как я его.

Нас построили по линии и зачитали список присутствующих.

— Лерой, Гардения.

Я снова поморщилась, но сделала шаг вперед. Я ненавидела свое полное имя, хоть и знала, что это название цветка. Ведьмаки вообще любили вычурные имена, а моя семья являлась ведьмаками уже несколько десятков поколений, да мало того, что десятилетия, в нашем роду не было ни одной «шестерки».

А разговор, тем временем, на этом не закончился.

— Вы телекинетик с предрасположенностью к управлению огнем, все правильно?

Я кивнула. Это была правда. Первый раз это случилось, когда мне исполнилось три года. В это время у всех детей со способностями, они начинают проявляться. Сначала мать с отцом, заслуженные государственные деятели, которые отвечали за сокрытие магии, думали, что я обычный телекинетик. Я заставила свои носки танцевать по комнате и весело хохотала, они остались довольны, когда застали меня за этим занятием. Но через пару недель, я заставила пламя свечек повторить их пируэты. Такое было редким явлением, огонь являл собой неосязаемую, а лишь видимую природную стихию. Мало кто, кроме огнетворцев мог с ним управляться и телекинетик способный управлять раскаленными газами, был явлением мало того, что редким так еще и вызывал особую гордость у моих родителей, а это было поистине выдающимся происшествием.

— Спаркс, Эмерик.

Рикки манерно шагнул вперед.

— Головокружения и паралич?

Он наклонил свою кудрявую голову и широко улыбнулся. Я не удержалась и хихикнула, такие, как он, в нашем мире, как правило, становились алхимиками. Из-за врожденной способности вредить людям, они быстро и легко приучались различать яды и прочие вещества. Мой друг Рикки совсем не подходил на эту должность. Он был более чем пацифистом. Веселый и жизнерадостный молодой человек, про которого уместно говорить «И мухи не обидит». Своими силами он пользовался лишь на практических занятиях у нашего куратора. На них же собственно я и познакомилась с ним. Тогда нам было около восьми лет.

В ту пору я пошла в школу, постигать обычные человеческие науки, вроде математики и литературы. Но как выяснилось, что у каждого ребенка рожденного с некоторыми сверхчеловеческими силами есть куратор, с которым ты их отрабатываешь. Нашим был пожилой Хенрик Рой. Он помогал мне и еще нескольким ребятам развивать наши возможности. В той же группе, к слову, состояла и Нинет, вместе с Чарной.

— Стоун, Нинет.

Она шагнула, не удосужившись даже поднять глаза, продолжая что-то выковыривать из-под ногтя. Нижнюю губу она сосредоточенно закусила, отчего ее вид стал еще более дерзким. Я-то думала это уже невозможно.

— Электрик?

Вместо ответа Нинет лишь высокомерно улыбнулась, и в комнате замигал свет.

Электриками называли всех, кто умел обращаться с электрическими приборами. Не просто в бытовом плане, а заставлять ток на котором они работают вытворять иногда даже, ужасающие вещи. Такие маги обычно становились техниками, которые отвечали за оружие, охранные системы и техническое оснащение охотников. Судя по занятиям с Хенриком, такой расклад вполне устраивал Нинет, она могла ударить разрядом тока любого, но готова была быть мирной, если только ее не трогают.

— Уильямс, Рудольф.

Светловолосый юноша, похожий на крысу, слабо кивнул.

— Иллюзионист?

Он снова кивнул.

Подумать только! При первом взгляде на него, казалось, что он вылитая «шестерка», но иллюзионисты были первоклассными охотниками. Элитной службой, как куча Джеймсов Бондов. С моими способностями, брали туда же. Их задача слежка за особо опасными существами, преступниками и зачисткой районов города от разных проявлений магии. Нинет идеально подходила для их технического отдела, а вот я и этот Рудольф для групп выездного типа. Да уж, внешность и в правду обманчива.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.