Цветок и камень 3

Иванова Александра

Серия: Цветок и камень [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цветок и камень 3 (Иванова Александра)

Глава 1. Союзники

Всю ночь я ворочалась под тоненьким одеялом, коим мне служила простыня. Шум волн вместо привычных гудков машин и городского шума сну совершенно не помогал. Я вытянула правую ногу в сторону, затем резко перекинулась на спину, но смена позы все равно не помогала. Темное небо за окном пляжного домика окрасилось в сероватые тона, значит, рассвет приближался, а я опять не поспала.

Бессонница это мое недавнее приобретение в этом гигантском пустом отеле. Который кстати, когда еще работал, назывался «Залив счастья». Чего-чего, а счастья мне тут совсем не хватало. То ли потому, что почти в каждом пляжном домике в подполе была теплица с марихуаной…хотя нет, стоп, пожалуй, марихуана была единственным растением на ближайшие несколько километров которое еще как-то можно было связать со счастьем. В любом случае в этом выкупленном куске пляжа и старом отеле, под прикрытием росли наркотики, а я и мои товарищи прятались тут от охотников. Ну, просто поэзия криминала в чистом виде.

Зачем прятались, спросите вы? Кто почему. Я вот потому, что думала, что так поступят все, но в итоге мне вкололи снотворное, а когда я очнулась единственным выходом, был парашют. Которого, кстати, на борту не оказалось, как выяснилось мой бывший парень Джено Дей сплавил на последних десяти парашютах несколько пакетов с травой прямо в озеро Мичиган. Ладно, я отвлеклась, а нарушения техники безопасности не самое ужасное в моей жизни.

Три месяца назад мне и моему младшему брату Нику, который сейчас спал без задних ног в своей новой комнате в главном корпусе отеля, угрожала опасность. Мы думали, что от демона, оказалось, от охотников, на которых я в компании еще нескольких человек работала. Хотя, работала, громкое слово, я тренировалась с ними, выполняла смертельно-опасные задания, но как официальный член подразделения не считалась. Почему? О, история долгая и запутанная, так что, попытаюсь вкратце.

Чуть меньше года назад я прошла один путаный обряд, на котором моя душа связалась древними магическими узами с другой душой, Кристофера Стоуна. Вернее моя душа попала в зависимость к его душе. Я стала его прислугой, а он как раз был официальным охотником. Думаете все? Мне бы тоже так хотелось отчасти.

Я стала «шестеркой» он моим хозяином. Называть можно по-разному. Начальник и подчиненная, к примеру, все будет верным. Так нам тогда казалось.

В нашем мире, если ты «шестерка» ты мусор, никчемное и никому не нужное создание. Речи не могло идти об отношениях с хозяином, да только вот этот пункт меня не коснулся. Мы полюбили друг друга и ненароком замкнули нашу связь. Если раньше в зависимости была только я, слушала его мысли, переживала его чувства, то после этого это смог делать и он. Через какое-то количество времени мы расстались. Так было безопаснее, но проблемы никуда не ушли.

В Чикаго, по которому, лежа тут на этих ужасных простынях, я скучала, явился демон. Не по собственной воле. Аканта, так ее звали, с удовольствием бы путешествовала по миру и портила жизнь всем ныне живущим, а в Чикаго могла появиться проездом. Ее привез мой отец. Незаконно естественно. Оказалось, что яд бугимена входит в состав одной любопытной сыворотки превращающей людей в покорных слуг типа меня. За этим собственно ее и привезли. Но не учли, что разъяренный демон в железном ящике будет невероятно хитер. Аканта сбежала, но оставалась прикованной к городу из-за трости, в которой по идее хранился осколок ее человеческого начала.

Этой тростью владело некоторое количество людей, которые и пленили Аканту, включая моего отца. Аканта хотела меня убить, шантажировала, и поэтому мой хозяин заключил с ней сделку. Условия простые, возвращаем трость, расходимся по домам. Но все пошло не так, Крис убил одну важную шишку, а мой отец погиб. Нам нужно было бежать из города вместе со всеми, кто был замешан. Так я думала. Даже помирилась с Крисом, надеясь, что теперь мы просто уйдем в подполье, и все закончится.

На деле на аэропорт напали. Мы бились с охотниками и с церберами. Один из трехголовых псов, кстати, теперь мой, но это не суть. Я думала, что мы полетим все вместе, но Крис вырубил меня сонным зельем. Прямо перед долбаным трапом самолета, так я тут и оказалась.

История сумасшедшая, знаю. Сама в ней до конца не разобралась, но мои ужасы переезда были ничтожеством по сравнению с переживаниями другого члена нашей компании.

На рассвете, как и все последние месяцы, я теряла желание спать окончательно. Эту забавную закономерность я заметила несколько недель тому назад. Если мне не удалось отключиться до этого момента, то не стоило дальше и пытаться.

Глубоко вздохнув, я спустила ноги на деревянный пол, который в отличие от полов в Чикаго всегда был теплым, несмотря на прохладные ночи. И в песке. О да.

Песок — это то, что я успела возненавидеть за время пребывания тут сильнее, чем бессонницу, бессилие и неизвестность. Он был везде. Пол был покрыт песчинками, они оказывались на простынях, забивались в волосы, даже на зубах скрипели, что казалось мне просто невероятно мерзким фактом.

Вот и сейчас к ступням прилип песок. Я приподняла руку и телекинезом попыталась сбить его с ног, но перестаралась и разбила вазу, стоящую на столе.

Глаза зажмурились, а в голове стрельнула боль. Черт. Это все от недосыпа. Трудно контролировать способности, когда общее физическое состояние оставляет желать лучшего. Да и моя телепатическая связь с Крисом на расстоянии подарков преподносила мало. Она была отрывочной и очень слабой, от этого я часто впадала в странное апатичное состояние. Беспричинная грусть, усталость. В общем, иногда чувства Криса, который находился черти где, перекрывали мои. Редко, но метко. Он мог спать, мог быть голоден, взбешен или расстроен, а я изредка и вспышками переживала это вместе с ним. Представьте, сидите вы с друзьями весело общаетесь, и тут вам резко приходит в голову, что вам срочно нужно разбить об чью-нибудь голову бутылку. В эти моменты я чувствовала себя как никогда сумасшедшей.

Последний раз я говорила с ним полторы недели назад, но наш разговор продлился примерно минут пять, а потом он попросил Брана к телефону. Хренов урод. Я скучала по нему, но из-за таких звонков выходила из себя на раз.

Я подняла голову и окинула взглядом комнату. Все, как и всегда. Мой домик, как одноклеточное существо, совмещал в себе все возможные функции. Три двери: ванна, туалет и выход. Большая кровать, что, в общем-то, мне нравилось, столик, на котором теперь покоились голубоватые осколки с причудливыми треугольниками, что-то, что по задумке именовалось кухней. Две конфорки, электрический чайник и раковина. Ах, ну да, еще я притащила себе кофейник. Кроме кофе, я тут ничего и не готовила.

Почистив зубы, я подошла к большому, во весь рост, овальному зеркалу на причудливой извитой ножке. И даже обрадовалась: единственное, что выдавало недосып, были уставшие глаза, в которых читалась не то ненависть ко всем окружающим, не то вселенское желание сдохнуть. Одета я была в джинсовые шорты, которые когда-то были неплохими джинсами, и свободную белую рубашку. Длинные темно-русые волосы спускались до пояса лохматыми неаккуратными прядями. Я судорожно попыталась их расчесать, но все попытки пошли прахом, я все еще напоминала пугало. Зовите меня Робинзон Крузо, я хоть и все еще на материке чувствую, что меня засунули на остров похлеще, чем Тома Хэнкса в «Изгое».

Я заварила две кружки кофе и, подхватив их, вышла на пляж еще не сильно залитый рассветными лучами. Вот в этот момент мы и возвращаемся к человеку, которому в миллиарды раз хуже меня.

Ноги завязали в песке, а порывы слабенького ветерка развевали подол рубашки. Бескрайний океан впереди выглядел спокойным, хоть и шумел, периодически накатывая волнами на берег. Мощная спина замаячила в нескольких метрах ближе к кромке воды. Я сделала еще несколько шагов и протянула мужчине кружку кофе. Устроившись, по-турецки, на песке рядом с ним, я шумно отхлебнула напитка и повернула голову.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.