Вечной памяти Котляревского

Шевченко Тарас Григорьевич

Серия: Кобзарь [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Солнце греет, ветер веет,

с поля на долину,

воду тронет, вербу клонит,

сгибает калину;

на калине одиноким

гнездышком играет.

Где ж соловушка сокрылся?

Где искать — не знает.

Вспомнишь горе — позабудешь:

отошло, пропало;

вспомнишь радость — сердце вянет

зачем не осталась?

Погляжу я да припомню:

как начнет смеркаться,

запоет он на калине —

все молчат, дивятся.

Иль богатый да счастливый,

кто судьбой-судьбиной

облюбован, избалован,

станет пред калиной;

иль сиротка, что работать

встает до рассвета,

остановится послушать,

словно в песне этой

мать с отцом ведут беседу, —

сердце бьется; любо...

Все на свете точно пасха,

и люди как люди.

Или девушка, что друга

долго поджидает,

вянет, сохнет сиротою,

как быть ей — не знает.

На дорогу выйдет глянуть

и поплакать в лозы;

чуть соловушка зальется —

высыхают слезы;

послушает, улыбнется,

в лесу погуляет —

точно с милым говорила,

а он не смолкает.

И кажется, будто он молится Богу,

Пока не выходит злодей погулять

с ножом затаенным, — и эхо над логом

пойдет и замолкнет: к чему распевать!

Жестокую душу смягчить ли злодею!

Лишь голос загубит, к добру не вернет;

пусть тешится злобный, пока, холодея,

не сляжет, коль ворон беду предречет.

Заснет долина. На калине

к утру соловушка заснет,

повеет ветер по долине,

и эхо по лесу пойдет.

Гуляет эхо — Божье слово...

Бедняги примутся за труд.

Стада потянутся в дубровы,

дивчата по воду пойдут.

И солнце глянет — краше рая,

смеется верба — свет зари,

злодей опомнится, рыдая.

Так было прежде... Но смотри:

солнце греет, ветер веет

с поля на долину;

воду тронет, вербу клонит,

сгибает калину;

на калине одиноким

гнездышком играет.

Где соловушка сокрылся?

Да где ж он? Кто знает.

Недавно, недавно над всей Украиной

старик Котляревский вот так распевал;

замолк он, бедняга, сиротами кинул

и горы и море, где прежде витал;

где ватагу твой бродяга

водил за собою,

все осталось, все тоскует,

как руины Трои.

Все тоскует. Только слава

солнцем засияла.

Жив кобзарь — его навеки

слава увенчала.

Будешь ты владеть сердцами,

пока живы люди;

пока солнце не померкнет,

тебя не забудем!

Ты душа святая! Речь сердца простого,

речь чистого сердца приветливо встреть!

В сиротстве не брось, как ты бросил дубровы,

промолви мне вновь хоть единое слово,

Вернись, чтобы снова о родине петь.

Пускай улыбнется душа на чужбине,

хоть раз улыбнется, увидев, как ты

с единственным словом приносишь и ныне

казацкую славу в дом сироты.

Орел сизокрылый, вернись! Одиноко

живу сиротою в суровом краю;

стою пред морского пучиной глубокой,

моря переплыл бы — челна не дают.

Припомню я родину, вспомнив Энея,

припомню — заплачу; а волны, синея,

на тот дальний берег идут и ревут.

Я света не вижу, я точно незрячий,

за морем, быть может, судьба моя плачет,

а люди повсюду меня осмеют.

Пускай улыбнется душа на чужбине —

там солнце, там месяц сияет ясней,

там с ветром в беседу курганы вступают,

там с ними мне было бы сердцу теплей.

Ты душа святая! Речь сердца простого,

речь чистого сердца приветливо встреть!

В сиротстве не брось, как ты бросил дубровы,

промолви мне вновь хоть единое слово,

вернись, чтобы снова о родине петь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.