Рыцарь и Ведьма

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

В пылу непрекращающихся битв

Со мной всегда мой белокрылый ангел,

Самоотверженно от бед меня хранит

И прикрывает с тыла и на фланге.

В борьбе за праведность с несовершенством мира

Он направляет остриё меча,

И чтоб от страха в жилах кровь не стыла,

Звездою светит путеводной по ночам...

Числу поверженных давно утерян счет,

Из рек кровавых выхожу сухим,

У райских врат апостол Петр ждет,

Но я надежно ангелом храним.

Молитву небу перед боем возношу

На алтаре клинка холодной стали,

В рай проводить те души я прошу,

Чьей кровью он согрет на поле брани.

И как бы гнев не застилал глаза,

И как бы ликом враг мой не был страшен,

Я с легкостью удары отражал,

Перед костлявой был всегда отважен.

Но в тот короткий роковой момент

С мечом в руках стоял лицом я перед

Зеленоглазой ведьмой из легенд,

В которые особо и не верил.

Короткий выпад, колющий удар,

Кружась, уходит от клинка с успехом,

В объятья угодила, и кинжал

Находит брешь в сияющих доспехах.

В горячке боя сердце гонит кровь,

Ее глаза полны печали горькой,

В них тысячи невысказанных слов,

А кровь сквозь пальцы льется струйкой тонкой.

Я видел, как чужие взгляды гаснут,

В них ужас, паника, обида, злость,

Но прежде не задумался ни разу,

Что им в моих глазах увидеть довелось.

Всегда жесток и мрачен юмор смерти,

Она не носит своего лица,

Не ангелы приходят и не черти

В преддверии начала у конца.

Она вселяет ужас побежденным,

Надевши облик одержавших верх...

Я любовался красотой ее сраженный,

Глаза в глаза, когда мой мир померк...

***

Моя душа на яркий свет летела

Под детский смех и трели соловья,

Но что-то сердце сильно так болело,

Хотя нет сердца больше у меня.

В сиянии апостол мне явился,

Свет ярок как полярная звезда,

Но в ведьму рыжую, растаяв, обратился,

И на меня глядят зеленые глаза.

— Очнулся? Ты на солнце не смотри,

Не то в очах твоих растают льдинки.

Ну, отдыхай, а мне пора идти...

Прости, что верх за мной остался в поединке.

Давя в гортани словом тошноту,

Ей в спину прохрипел:

— До скорой встречи!

С улыбкой обернулась на ходу:

— Что ж дожидайся, буду здесь под вечер.

И я упал в зеленую траву,

Сквозь листья глядя в небо голубое,

Под сердцем шрам нащупал на боку,

Боль уступала рубежи покою.

Я к вечеру вконец восстановился

И к бою был готов как никогда.

Размялся, по привычке помолился,

Но не хотел ей причинять вреда.

Шумели голоса, нес запах ветер,

Готовили похлебку над огнем,

А я хотел лишь одного на свете —

Остаться с ней наедине, вдвоем.

И я не мог решить, что делать дальше:

Убить её или просить любви,

А на поляну, в стороне, из чащи

Мальчишка вышел перемазанный в крови.

Мы сели каждый на своём краю поляны,

Чтоб в одиночестве друг другу не мешать.

Я думал о глазах зеленых странных,

И как могли они околдовать.

Рядились трое, чья же сталь надежней,

Но на поляне спор их приумолк...

Людей всё больше подходило осторожно,

Вступая в молчаливо-нервный полк.

Тянулось время медленно к закату,

Неукротимо общество росло,

Росло и умножалось многократно,

И что-то нерешительно ждало.

Она взлетела на валун как кошка,

Там сверху возвышаясь над толпой,

Уселась, под себя поджавши ножки,

И речь её с начала первой строчки

Была усилена звенящей тишиной.

— Мы не друзья, но мы и не враги,

Что было, пусть уносит день вчерашний.

У вас три дня, чтоб выбрать вы могли,

Как жизнь свою потратить не напрасно.

К тому моменту выйдем мы к реке,

По ней легко добраться можно в город,

Решайте сами, что вам по душе,

И кто вам в этой жизни больше дорог.

Она покинула природный пьедестал,

И расступался перед ней народ,

Я в молчаливом ожидании стоял,

Ведь не случайно на меня она идет.

— Ну что, отважный рыцарь, ты не против

Продолжить наш с тобою разговор?

Взяла меня под руку при народе—

Пойдем, коль не боишься, в мой шатер.

Обычная палатка, без охраны,

Чуть может больше чем у остальных,

На встречу вышло несколько служанок,

Измученных, усталых, молодых.

Внутри все по-спартански просто:

Два стула, стол и на полу постель,

Две свечки на столе рыдают воском,

Вино, немного фруктов и форель.

— Свидание второе предлагаю

Нам провести без лязганья клинков,

На скромный ужин, рыцарь, приглашаю,

Ты, верно, съесть быка сейчас готов.

И я не стал притворно отпираться,

Складной стул подо мною заскрипел,

Глазам кошачьим я не мог сопротивляться,

Я в них как в омут пламенный глядел.

— А у тебя завидный аппетит,

Что, впрочем, и не удивительно...

— Пусть Госпожа манеры мне простит,

Прекрасный стол и ужин восхитительный!!!

Я воин, и порой в походе

Приходится есть на ходу в строю,

Быть может, я не слишком благороден,

Но то, что думаю, то я и говорю.

— А я не госпожа, не из принцесс,

И церемонии мне вовсе ни к чему.

Скажи, зачем с мечом наперевес

Пришел в мою свободную страну?

— Свет знания во тьму заблудших душ

Несем под ликом истинного бога.

Она лишь усмехнулась:

— Это чушь,

В крови и жадности нет ничего святого.

Не торопись сжимать до боли кулаки

И гневно прожигать меня очами,

Свет истины оставил угольки

В местах, что раньше звались деревнями.

Ну, кто сказал, что мы живем без веры?

И ваша лучше, кто решил? Скажи.

Вы в бой идете с криком "На неверных",

Пуская в дело стрелы и ножи.

Как мертвого заставить можно верить?

А выжившие, смогут ли они

В своих сердцах всю жизнь неся потери,

Молиться, в землю близких схоронив ?

О нет, мой друг, тебя не обвиняю,

Ты воин, мало в том твоей вины.

Вина на тех, кем жадность управляет,

Не души — земли, деньги им нужны...

Слова сочились как вода в песок,

Глаза прикрыл, день этот слишком долог,

Стряхнул дремоту: мрак и одинок

Лишь у палатки колыхнулся полог.

Крадусь за нею по-кошачьи тайно,

Лесной тропинкой, не боясь, одна

Она шла к озеру с водой хрустальной,

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.