Тяжела ли шапка Мономаха?

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Суббота. Что за придурки орут на улице в восемь утра? С минуту прислушиваюсь к звенящему сопрано соседки: она с балкона, на весь двор, объясняет своему мужу, какие банки нужно взять из гаража. Потом - потягиваюсь и открываю глаза. Июнь. Выходные. Птицы давно проснулись! Пора вставать. Лёнчик, почувствовав мое движение, не открывая глаз, нащупывает и ласково пожимает мою ладонь.

- Кофе, Маш?

- Спи пока! Рано еще! – тихо говорю я.

Ленчик – муж. У нас с ним сын-студент, печати в паспортах и общий семейный бюджет. Он любит меня – очень. А я его – больше жизни!

Выбираясь из постели, опираюсь на Пашкино плечо. Этот как отрубился вчера – так и дрыхнет. Наверно, за всю ночь с боку на бок не перевернулся. Конечно, после бутылки-то водки! Я вспоминаю вчерашний вечер и мрачнею. Вчера мы все втроем переругались. Из-за планов на выходные. Хотели ехать на Лёнькину дачу, на Истру. Баранину замариновали. Я купальники перемЕряла – в первый раз после зимы…. Оставалось только распланировать несколько коротких дел на утро. И – не сложилось…. Пашка был неправ. А неправым он быть не любит. Поэтому, как последний аргумент, он ушел, хлопнув дверью. Вернулся через полчаса с ополовиненной бутылкой водки, оприходовал ее почти до конца и завалился спать. Обалденный способ решения проблем!

Пашка – наш «третий». Хотя он вполне бывает «вторым» и даже – «первым», когда мы с Ленькой в четыре руки делаем ему массаж после какого-нибудь особенно утомительного рабочего дня. Пашка ушел к нам от жены. И когда-нибудь уйдет от нас. Может, даже к жене обратно и уйдет. Не зря же он ездит к ней на дни рождения, возит рассаду на дачу и дает деньги почти каждый месяц. Но будет это явно не сегодня, не завтра и даже, думаю, не через год. Ему хорошо с нами. А нам хорошо с ним. Аморально? На себя посмотрите. По мне так, многое, что люди делают с невинным выражением лица, на порядок хуже совместной мирной жизни любящих людей. Изменять тайком и врать в глаза друг другу. Ругаться из-за денег каждый вечер, криками и визгом оповещая об этом всех соседей. Обижать своих стареньких родителей. Бить ребенка. Мы, например, ни в чем таком не замечены. Хотя сегодня настроение все равно неважное….

Я делаю себе растворимый кофе и включаю комп. Но тут появляется Ленька:

- Опять сама себе кофе варила? Ну, что за онанизм?!

С чашки кофе в нашей жизни началось столько горячего секса, что «кофе в постель» у нас в доме – фетиш.

- Я не варила, это – растворимый.

- Тем более! – он забирает бокал из моих рук.
- Иди, ложись, сейчас нормальный принесу.

Через пять минут он приходит с двумя чашечками душистого напитка:

- Доброе утро!

- Мррррым!... – мурлычу я в ответ.

Ленька настроен лирически. Подозреваю, что сегодняшний расклад его устраивает. Он хотел поехать играть в футбол, а если бы мы все же собрались на дачу, то это мужское удовольствие пришлось бы пропустить. Допив кофе, Ленька начинает отталкивать нашего «третьего» к стене:

- Двигайся, давай! Распластался! Алкоголик!

- Мммм?... – мычит Пашка.

- Выгоню сейчас на фиг!

От этих слов Пашка просыпается:

- А?

- Подвинься! – спокойно говорит муж.

Пашка садится на краю кровати. Смотрит на нас. Потом, видно, вспомнив вчерашний конфликт, хмурится и с видом оскорбленной невинности уходит в ванную.

- Маааашка! – ластится ко мне Леня. – Маааашенька!

Я закидываю руки за голову, давая возможность Ленькиной руке пробежаться по принадлежащим ему сокровищам. Через минуту его «исследований» мурашки начинают красться по моей коже за его пальцами.

- Лёнька… ласковый…

- Подвинься сам! – грубоватый Пашкин голос врывается в нашу идиллию.

Пашка ложится за спиной у мужа, ворочается, отвоевывая себе место. Я смотрю в Ленькино лицо: сначала его брови хмурятся, потом блаженно размякают, и напряженное выражение лица уступает улыбке. Пашкина рука, видимо, нашла свой сценарий. Ленька ласкает меня. А что происходит за его спиной - мне не видно. Но его глаза улыбаются мне лукаво. И я ехидно улыбаюсь им в ответ. Уловив движение Пашкиной руки по Ленькиному боку, вниз, к животу, я смыкаю веки. Не свечку же держать над ними?! Пусть у них будет свой «тайный сад», куда заказан доступ «посторонним». Ленькины ласки становятся настойчивее. Я медленно качаю бедрами, изо всех сил отдаляя момент, когда не смогу больше держаться и позову его к себе. Он не выдерживает первым, решительным движением раздвигает мои ноги и всем телом придавливает меня. А через несколько движений приподнимается на сильных руках, пропуская Пашкину трепетную ладонь к моей груди.

- Маааанечка! Маняяяша!

- Мммм, - стону я, закусив щеку изнутри.

- Машк, я был плохим? – шепчет Пашка.
- Лёнчик на меня сердится? Он – простит? Как думаешь, а?

Мужик, прогибающийся под другого, - еще один мой фетиш. Мне крышу рвет от такой покорности. Хотя, в глобальном смысле эти Пашкины слова ничего не означают. Он их в нормальном состоянии ни за что не повторит. Это в постели у нас всегда «водяное перемирие». А, одевшись и выйдя из спальни, мы все еще, поди, переругаемся…

Но это будет после. Сейчас я поднимаюсь на лопатки и шепчу:

- Мальчишки, я – на небесах!

Нет, я шучу, конечно. Я же живой человек, а не героиня гетного фика. Я матерюсь во время оргазма. Но делаю это нежным голоском – во всяком случае, мне так кажется. И мои мужчины ни на миг не сомневаются, что мне сейчас – волшебно! Через пару секунд нирвана накрывает Леньку. Его тело содрогается и задает новый ритм движения. Девяносто три килограмма крови с молоком и накачанной мускулатуры рулят в нашей постели. Да, он большой и сильный, я - тащусь.

Выдохнув в последний раз, Ленька скатывается с меня. Мы поворачиваемся к Третьему. Но он сегодня явно – «не в кондиции». Да все по-честному: не надо было столько пить! Он встречает взгляды наших глаз и вяло огрызается:

- Отвалите от меня, я – сплю.

Я чмокаю его в плечо и встаю. За моей спиной происходит еще какое-то движение. Ленька целует его? Дает ему по уху? Может, по заднице? Никогда не узнаю.

Ленька уезжает на футбол. Я звоню родителям узнать, как отдыхается на каникулах нашему сынуле. Говорю по очереди с сыном, с мамой и с отцом. Ставлю размораживаться мясо для борща и ухожу снимать у-мылку. В прекрасный ясный летний день фланировать между плитой и компьютером – не самая завидная перспектива. Но куда деваться? «Если жизнь дала вам лимон, сделайте из него лимонад».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.