Утопленник

Кэлуэль Аннет

Жанр: Современная проза  Проза  Рассказ    2014 год   Автор: Кэлуэль Аннет   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Утопленник

Аннет Кэлуэль

Туман сгущался над рекой, стояла мёртвая тишина. Вечер был нелётный, собирались грозовые тучи и в воздухе отчётливо пахло сыростью. Вода в реке была ледяной, и даже безумцу не захотелось бы идти в такой день купаться.

Я молча сидел на подоконнике и взирал на сосны, качающееся на другом берегу. Между тем стальные тучи затянули небо и скрыли в своих оковах солнце. Без того унылый день плавно перетекал в дождливый вечер. Я опустошил бутылку вина, вторую, третью. В глазах помутнело. И всё вдруг стало ещё безрадостнее, ещё серее.

Ветер посвистывал за окном, мёртвая тишина сменилась сильным ветром. Деревья с силой раскачивало, вода в реке стала неспокойной. Тучи становились темнее и всё сгущались, сгущались над миром.

Я допивал четвёртую бутылку вина, и усталость и обречённость подкашивали меня, я хотел заснуть. Как вдруг, бросив угрюмый взгляд на речку, ужаснулся. Вода была красная, словно вино, а у берега кто-то тонул. Я открыл окно и вытянул шею, чтобы разглядеть получше. В глазах всё плыло, но я отчётливо видел кроваво-красную воду и тонущего в ней мужчину. Увидев меня, утопающий стал кричать жалобно и громко: «Помоги! Мужик, помоги!». Он кричал и кричал, а я всё думал: «Удивительно, как долго держится». Нужно было ему помочь, я медленно спустился с подоконника и обнаружил, что ноги меня не держат. Голова закружилась, я опёрся о подоконник. Там, в воде, меня встретил пронзающий яростный взгляд. Так смотрел человек, не получивший помощи. Он издал какой-то вопль, его голос оборвался и утопающий сгинул.

Я пошатнулся. Приглядевшись я понял, что вода в реке не красная. Ветер завыл мучительно громко и жутко, я закрыл окно на засов. Опустившись на диван, я тяжело закрыл веки. Перед глазами моими встал утопленник, и я в панике открыл их. Та ночь была бессонной.

Я пил до утра, пока не стало плохо и не вырвало. Я выпил ещё и потерял сознание. Следующий день выдался мокрым и таким же отвратительным, как и предыдущий. Впрочем, целых три дня после того случая состояние моё граничило с безумием. Спасало меня только вино. Ночью я не выключал свет. Ловля рыбы была теперь проблемой, так как то отвращение, которое я испытывал, взглянув на злосчастную реку, невозможно описать.

На четвёртый день погода разразилась громом. Грянула гроза, такая, которой не было в этих краях свыше пятнадцати лет. День я провёл в каких-то непонятных мучениях. Внезапно приливал ко мне жар, то наоборот становился я во власти озноба. Мучили так же меня приступы ужасного и необъяснимого страха. Я не мог понять, чего я боюсь, но страх был настолько силён, что я не мог усидеть на месте. Я не хотел ни есть ни пить, скручивало желудок. Я пытался успокоить себя, но всё выходило как-то скверно. Это был не предел. С наступлением сумерек гроза не кончалась, ливень только усиливался. Тут-то мне стало совсем плохо. Я шастал по своей единственной комнате, шныряя из угла в угол в сильнейшем беспокойстве.

Я присел на диван и выпил вина. Вино немного успокоило меня, но не совсем. Вскоре, когда я выпил уже больше половины бутылки, внезапно я насторожился. Прислушался. Потоки ливня за окном напоминали мне страшный жуткий смех. Я поёрзал на диване и выпил. Этот смех стал меня пугать. Мой страх быстро перерос в неконтролируемую панику, во время которой я, пытаясь себя успокоить, выпил оставшееся содержимое бутылки залпом из горла. Я открыл новую бутылку, вино заглушало страх. Ужасный хохот вдруг отошёл на второй план и, прислушавшись, я услышал за дверью шаги. Ко мне некому было прийти, я сильно испугался и нетвёрдым шагом пошёл открывать. Поток холодных брызг ворвался в мою комнату, а на пороге я увидел мертвеца.

Страшный утопленник с белыми пустыми глазами, почти разложившейся кожей, стоял у меня на пороге, перекошенный и склизкий. Белки его глаз бешено завращались, остановившись на мне. Бутылка выпала у меня из рук и разбилась. Утопленник медленно поднял свою кривую руку и положил её мне на плечо. Адская боль пронзила руку, пальцы его вонзились мне в кость. Мертвец открыл рот, из него хлынула вода, тихонько покашляв, он вскрикнул ужасным, диким, срывающимся голосом:

- Помоги!

Я закричал, содрогаясь от боли, причинённой его рукой, утопленник перебил меня ещё более диким и хриплым голосом:

- Мужик, помоги-и-и!

Я в ужасе отпрянул, губы мои не шевелились, я не мог вспомнить ни одной молитвы и не мог издать крик о помощи. Выбежав за крыльцо, я увидел, что в проклятой реке поднимается вода. Утопленник обернулся и пошёл вслед за мной, я побежал к реке. Моя рыбатская лодка уже была на буйных речных волнах, и её уносило, я чудом смог за неё уцепиться.

Мертвец что-то орал с берега своим безумным голосом, а меня колотила дрожь. Всё вокруг казалось мне опасным, всё вокруг причиняло боль. Адский ливень продолжал хлестать. Когда я бежал к берегу мне казалось, что я протрезвел, сейчас же, лёжа на днище деревянной лодки, ко мне вернулось мутное состояние алкогольного опьянения. Последнее, что мелькнуло в моей голове, это страшный, мучительный голос утопленника: «Помоги!».

Всю ночь и, видимо следующий день, я пролежал в лодке без памяти. Когда я проснулся был уже вечер, тёмный и неспокойный. Я привстал на колени. Лодка моя причалила к берегу. Голова жутко болела. В кармане моём лежала бутылка вина, я не помню, откуда она взялась, но я не стал удивляется, а открыл и начал пить из горла.

Вдруг я услыхал раскат грома, такой мощный, что сильно испугался и уронил бутылку вина на днище лодки. Я поднял голову и вдруг над собой увидел, как огромные чёрные тучи закрывают небо и им не видно конца. Ещё один раскат грома вселил в меня панику. Я внезапно уразумел, что лодка моя стоит на том самом месте, где сгинул утопленник. Сердце моё бешено заколотилось, в глазах потемнело, прилил жар. Вновь раскат грома неслыханной силы. И тут я понял. Раскаты грома вызывают из речки тело мертвеца. Страх невиданной силы овладел моим сознанием, я вскочил. В воде показался зелёный перекошенный утопленник. Я рванул вдоль берега, надеясь найти убежище. Мне стало совсем дурно. Я ничего вокруг не замечал, не слышал, не видел. Я бежал от страшного мертвеца, я знал только это. Глухой крик утопленника проскользнул в моё сознание, я вдруг услышал жуткий рокочущий хохот и куда-то провалился.

Прошло два месяца.

Кто я, я выяснил пару недель назад. Я лежу на белой больничной койке. Мимо шастают женщины в белых халатах и мужчины с унылым видом. Всё случившееся было не более чем бред, на почве алкоголизма и депрессии. Мой друг нашёл меня недалеко от дома, валяющегося на берегу. Бледного, мокрого. От меня ужасно пахло алкоголем. В той реке в тот день действительно утонул человек. Друг пришёл меня проведать на четвёртый день после того происшествия, но я был в плену бреда и сбежал от него. Как он рассказывал, я со страшным криком кинулся к лодке, и меня унесло течением, но недалеко. Покамест друг ушёл за помощью, я валялся в лодке. Но когда помощь подоспела, меня не было ни дома, ни на берегу. Не видно было и лодки. Я до сих пор не помню, где я был. Это какой-то страшный провал в памяти. Но вечером меня отыскали. Я был у берега в лодке. Меня нашёл мой друг с врачом. Но я отпрянул от него и пустился на утёк по берегу. Вскоре они нашли меня и привезли сюда.

Не было ни утопленника, ничего.

В понедельник вечером, лёжа на постели в психиатрической лечебнице, когда солнце уже давно погасло, я закрыл глаза. Я чувствовал слабость. Внезапно тишину нарушил звонкий и жуткий рокочущий смех. Я вскочил. Комната была пуста и темна. Я вновь лёг и закрыл глаза. Когда уже сознание моё помутилось и я стал погружаться в дрёму, я услышал жуткий, дикий голос у себя над ухом: «Помоги!»…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.