Непознанный мир веры

Архимандрит Тихон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Непознанный мир веры (Архимандрит Тихон)

Самая великая тайна

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

«Вера станет понятной и реально востребованной, несмотря на всю множественность и противоречивость существующих в обществе взглядов и убеждений, тогда, когда человек осознает и глубоко прочувствует несомненную правоту и силу того послания, которое Сам Бог передает людям через Свое Откровение».

Знаменитые люди о священном писании

* * *

Александр Пушкин (1799–1837):

«Есть Книга, в которой каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех концах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира; из которой нельзя повторить ни единого выражения, которого не знали бы наизусть, которое не было бы уже пословицей народов… Книга сия называется Евангелием».

* * *

Дени Дидро (1713–1784), французский писатель и философ, энциклопедист:

«Откровенно, со всей искренностью признаюсь в том, что мне неизвестно ни во Франции, ни где-либо во всем мире ни одного человека, который мог бы писать и говорить с большим искусством и талантом, чем те рыбаки и мытари, которые написали Евангелие.

Я осмеливаюсь утверждать, что никто не в состоянии написать хотя бы подобный евангельскому рассказ, который был бы так прост и в то же время возвышен, так свеж, так трогателен, обладал бы таким могущественным воздействием на душу и не слабеющим на протяжении целых веков влиянием, каким является для нас каждое взятое отдельно, даже незначительное евангельское известие о страданиях и смерти Иисуса Христа».

* * *

Александр Герцен (1812–1870), писатель, публицист, революционер:

«Евангелие я читал много и с любовью, по-славянски и в лютеровском переводе. Я читал без всякого руководства, не все понимал, но чувствовал искреннее и глубокое уважение к читаемому. В первой молодости моей я часто увлекался вольтерианизмом, любил иронию и насмешку, но не помню, чтоб когда-нибудь я взял в руки Евангелие с холодным чувством: это меня проводило чрез всю жизнь; во все возрасты, при разных событиях я возвращался к чтению Евангелия, и всякий раз его содержание низводило мир и кротость на душу».

* * *

Джордж Гордон Байрон (1788–1824), английский поэт:

«В этой святейшей Книге — тайна всех тайн. О, счастливы среди смертных те, которым Бог даровал милость слушать, читать, с молитвой произносить и благоговейно воспринимать слова этой Книги! Счастливы те, кто в состоянии открыть двери Библии и решительно идти по ее путям».

* * *

Жан-Жак Руссо (1712–1778), французский философ и писатель:

«Можем ли мы сказать, что евангельская история есть изобретение? Такие вещи… не изобретаются, и история Сократа (в этом никто не сомневается) менее достоверна, чем история Иисуса Христа. Утверждать противное значило бы только отодвинуть в сторону сущность вопроса, но не разрешить его. Наш разум скорее готов принять, что одно лицо своею жизнью действительно дало содержание евангельской истории, чем допустить, будто несколько лиц, сговорившись, сочинили такую историю. Иудейские писатели не в состоянии были изобрести ни такого тона, ни такой нравственности. Евангелие носит на себе такие высокие, удивительные и совершенно неподражаемые следы мудрости, что изобретатель заслуживал бы большего удивления, чем герой. Ко всему сказанному нужно прибавить, что Евангелие есть совершенно непостижимая вещь, которой не может постичь разум, но в то же время и не такая, которой не понимал бы мыслящий человек и с которою бы не мог согласиться».

* * *

Иоганн Вольфганг Гёте (1749–1832), немецкий поэт и мыслитель:

«Я считаю все четыре Евангелия, безусловно, истинными, ибо в них проявляется отблеск величия личности Христа, и в такой форме, в какой только Божество могло явить Себя на земле…»

* * *

Федор Достоевский (1821–1881):

«Господи! Что за книга это Священное Писание, какое чудо и какая сила, данные с нею человеку!.. И сколько тайн — разрешенных и откровенных! Гибель народу без слова Божия…»

* * *

Федор Тютчев (1803–1873),

посылая Новый Завет своей дочери Анне, в сопроводительном стихотворении писал:

Но скудны все земные силы: Рассвирепеет жизни зло — И нам, как на краю могилы, Вдруг станет страшно тяжело. Вдруг в эти-то часы с любовью О книге сей ты вспомяни — И всей душой, как к изголовью, К ней припади и отдохни. * * *

Иммануил Кант (1724–1804), родоначальник немецкой классической философии:

«Вы хорошо поступаете, что ищете успокоения в Евангелии, потому что это неиссякаемый источник всей истины, которую разум никогда в другом месте не найдет»

(Юнг- Штиллингу).

* * *

Блез Паскаль (1623–1662), французский математик, христианский писатель и философ:

«Евангелие дает человеку утешение, в каком бы положении и в каких условиях он ни находился. Христос притягивает к себе все человечество».

* * *

Константин Ушинский (1824–1870), педагог, основоположник научной педагогики в России:

«Евангелие — единственный и наиболее совершенный источник нравственности, дающий живой образ совершенства в лице Христа Спасителя».

* * *

Чарлз Диккенс (1812–1870), английский писатель:

«Новый Завет есть лучшая книга, какую когда-либо знал или будет знать мир».

* * *

Николай Гоголь (1809–1852):

«Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом».

* * *

Роберт Бойль (1627–1691), английский химик и физик:

«В сравнении с Библией все человеческие книги являются малыми планетами, которые свой свет и блеск получают от Солнца»

* * *

Джордж Байрон (1788–1824), английский поэт:

«Если Человек может быть Богом и если Бог может быть Человеком, то Иисус Христос был и Тем и Другим».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.