Сказки кота Кузьмы

Маскаев Александр Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказки кота Кузьмы (Маскаев Александр)

Жил да был кот

В каком царстве и в каком государстве — неведомо, жил-был и просто гулял сам по себе рыжий кот Кузьма. Был он доброго и весёлого характера, а лукавство и хитрость достались ему от деда его Василия, который теперь всё чаще лежит на тёплой печи и слушает истории Кузьмы, добродушно улыбаясь в поредевшие усы. Друзей-приятелей у Кузьмы много по всему белому свету, от заснеженного и морозного Севера до жаркого и солнечного Юга. И где бы он ни был, случаются с ним чудеса. Так, по крайней мере, он сам и говорит. Не сидится ему на месте. Приключения и сказки, которые он так любит, зовут его и в дальние края, и в родные стороны, ведь там с бабушкой Ягой можно попить малинового чаю, с водяным сварить ухи из окуньков, а с лешим побродить по невиданным тропинкам в лесной чаще и посплетничать с кикиморой про жизнь её болотную… Да мало ли чего ещё приключится! Кузьма и сам не прочь побаловать нас сказками, и мы, глядя в отражение огоньков от печи в его глазах, слушаем и верим каждому его слову.

Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич завёл настоящую дружбу с мышами

В избе было натоплено. Разомлевший Кузьма лежал на печи и со скукой в глазах смотрел на одинокую муху, бьющуюся об оконное стекло.

— Эх… тоска! — промурлыкал он и спрыгнул с лежанки. Увидев приоткрытую дверь в чулан, он направился туда в надежде чем-нибудь разжиться да как-то скоротать время. В темноте Кузьма разглядел на стенах полки, берёзовые веники, две кадки в углу, старые валенки и много прочего, чему он, Кузьма, названия не знал. На противоположной стене от кадок он увидел слабую полоску света, пробивающуюся из-под пола. «Ага! Это уже интересно», — подумал Кузя, пристраивая глаз к отверстию. Он увидел маленькую лестницу, спускающуюся в подпол, услышал похожий на писк, негромкий, но весёлый разговор.

Рассматривать одним глазом было тяжело, но он старался, — уж больно интересная сцена перед ним возникла. На крохотной тумбочке стояла свечка, освещая прибранную и уютную комнатку-нору. За столом сидели трое чудно одетых и оживлённо разговаривающих мышей.

Кузьма напряг слух и услышал, как один из них рассказывал остальным про свою удачную рыбалку. «Наверное, привирает, как любой рыбак», — подумал кот, внимательно разглядывая маленькое жилище. «Да, хорошо живёт мышиный народец, всё-то у них по уму и на своём месте…», — восхитился он.

Кузьма не стал прерывать оживлённый разговор, сел в тёмном углу чулана и, глядя на маленькую лужицу, вытекшую из кадки, подумал: «Надо бы мне задружиться с мышами, найти их старшину [1] и заключить мировую. Всё-таки жизнь станет повеселее. Объясню им, что не охочусь за ними и не буду. Мне только и надо, чтоб порядок в доме был — иначе выгонят метлой из избы. Да и кто их будет кроме меня охранять от деда моего Василия? Дед хоть и старый кот, но до охоты у него и глаз востёр, да и коготки…» С этими мыслями Кузьма вышел из чулана и побежал во двор, — в его кошачьей жизни, унылой и невзрачной до этого, появился новый смысл и интерес. Не обращая внимания на заносчивого петуха, он направился к погребу в надежде на то, что именно там и живёт мышиный старшина…

Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич встретился с Шуклей

Кузьма спускался по ступенькам в тёмный погреб: чем ниже, тем темнее становилось впереди, но его глаза стали постепенно привыкать. Как же ему найти мышиного старшину? Не кричать же в погребе?! Да и имени старшины он не знает… Эти грустные его мысли прервал едва слышный шорох и еле заметное движение.

На железной печке-буржуйке [2] спокойно сидел и поглядывал на Кузьму анчутка со странным именем Шукля [3] . Шукля был совсем малого роста, лыс головой, но зато с большими чёрными усами. С печки свисали его кривенькие ножки, обутые в маленькие лапоточки. Кузя давно знал Шуклю, но они не были особо дружны, особенно после того случая, когда анчутка умыкнул у Кузи пескарей.

— Ищешь чего? — спросил Шукля. — По глазам вижу.

— Да не чего, а кого! — ответил Кузьма. — Мышиного старшину мне бы повидать.

— Тогда тебе Жула нужна, — буркнул Шукля, слезая с печки. — Пойдём, покажу что ли…

Они двинулись в дальний угол погреба и, показывая пальцем в темноту, анчутка сказал:

— Вторая полка снизу, третья банка с огурцами справа. Отодвинь банку в сторону, увидишь шнурок — дёргай, а там уж я не знаю как — захотят тебя видеть или нет…

Кузьма хотел было отблагодарить Шуклю, но того и след простыл, только под потолком блеснули два уголька его глаз.

Запрыгнув на полку и кое-как отодвинув банку с огурцами, Кузьма и в самом деле увидел тоненький шнурок, свисавший из отверстия в стене. Кузя дёрнул, но не сильно.

За стеной послышался несильный звук колокольчика. Под потолком, прямо над Кузьмой, раздался тонкий скрип — Кузьма увидел, как отворилась маленькая дверка, и оттуда в полумрак погреба заструился мягкий жёлтый свет.

— Ты почто Жулу беспокоишь? — спросила вылезшая голова старого мыша с седыми усами.

— Мне бы… это… поговорить, — промурчал Кузьма.

— Жди, — деловито сказала мышиная голова и исчезла. Вместо неё появилась и распустилась до самого низа верёвочная лестница, по которой тут же очень проворно сбежала мышь в красном сарафанчике и зелёных тапочках. Это была обычная мышь средних размеров, только в сарафане. Она смотрела на Кузьму строгими глазками, усики вокруг её носа подрагивали.

— Слышала я от братьев своих рыбачков, за которыми ты подглядывал тут намедни, что не зловредный ты, не как твой дед. Неужто мировую пришёл заключать? — почти басом пискнула Жула, достав при этом из кармашка семечку и тут же расшелушив её маленькими лапками. Тут Кузьма и рассказал ей как на духу всё, что на душе наболело: что тоска ему жить без друзей, что за мышами он не охотится и что рад будет помогать им во всём и играть вместе с ними, когда дел не будет вовсе. Жула выслушала его, догрызла семечку и сказала:

— Добро, пусть так и будет, коли ты не врёшь. Хорошо будет нам вместе.

Для заключения обряда мировой она предложила Кузьме искупаться и кликнула кого-то.

Словно из ниоткуда появились мыши в клеёнчатых передниках, притащили щётку, мыло и ковш воды. Кузьма, глядя на это, обречённо вздохнул. Он понял, что Жула придумала это как испытание — ведь он терпеть не мог воды. «И… эх, — подумал Кузьма, — обряд так обряд!» И собрав всё своё мужество, улёгся на полу около буржуйки, зажмурившись и готовясь совершить подвиг во имя дружбы.

Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич повстречал водяного, лешего и банника

После братания с мышами Кузя просыхал на крыше избы, стряхивая с себя последние капли ненавистной ему воды. Тут из-под куска кровельной дранки [4] вылез мышь-рыбачок и, недоверчиво поглядывая на Кузьму, сказал:

— Мир так мир, дружба так дружба! Мы тут с братьями завтра поутру на рыбалку собрались. Может, и ты с нами? Сам наловишь, — это тебе не у хозяина клянчить.

— Да я и не ловил никогда, но если поможете — так пойду, — с радостной надеждой в голосе муркнул Кузя.

— Хорошо, — сказал мышь, — мы за тобой зайдём ранёшенько, ещё и солнце не встанет. Так что ложись пораньше спать.

Мышь прошуршал дранкой и исчез. «Неужели моя жизнь изменится, — зажмурился от удовольствия Кузя. — Что ж я раньше-то не додумался?» И вспомнил, как дед его наставлял, что хищник, который под стать уссурийскому тигру, должен быть страшен и суров. Но Кузьма до этого если и был страшен, то только тоской своей.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.