Овраг

Пульс Юлия Александровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Овраг (Пульс Юлия)

ОВРАГ

Как же прекрасно началась наша любовь с Вадимом. Мы сидели за одной партой, перешептываясь, каждые пять минут. Убегали с уроков, чтобы уединиться в нашем особенном месте в парке. Мы поднимались по металлической лестнице на крышу Дворца культуры и целовались. Он говорил, как сильно любит меня, а я улыбалась в ответ.

Но совсем недавно в нашем классе появилась новенькая девчонка. Она нравилась всем. Прошла неделя и я стала замечать, что Вадим слишком много времени проводит с Наташкой. Он перестал мне звонить, звать на прогулку, даже пересел от меня поближе к ней.

И вот сегодня я сидела на скамейке во дворе и пристально наблюдала за тем, как парень, которого безумно люблю, целуется у подъезда с Наташкой. Он с нежностью держал ее за талию, ласково проводил рукой по волосам. А ведь когда-то я была на ее месте.

Стиснув зубы от злости, я сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Разбитое сердце медленно покрывалось черной пленкой. Внутри разгорался всепоглощающий пожар, превращая в пепел все доброе, что во мне оставалось.

Я вскочила с места и рванула домой, задев плечом чертову парочку.

- Эй, полегче, овца! – закричала Наташка.

С силой захлопнув дверь своей комнаты, я упала на кровать, зарывшись лицом в подушку. Глаза наполнились слезами. Как же было обидно и больно, меня выворачивало наизнанку от столь сильного чувства. Хотелось рвать на себе волосы, чтобы, хоть как-то выплеснуть злость, которая уже неделю кипела в душе. Вулкан ярости подошел к грани извержения.

- Марина, открой!

Я тут же вытерла слезы рукавом кофты, мимолетно взглянула на отражение в зеркале, схватила с полки книгу Гоголя «Вий», которую нам задали прочитать, и как ни в чем не бывало, с улыбкой на лице открыла дверь.

- Ой, ты уроки учишь, – улыбнулась мама, вытирая руки о красный передник. – Тогда не буду тебе мешать, сама погуляю с собакой. Только долго не засиживайся, через час обед.

- Угу, – ответила я, и мама упорхнула.

С облегчением вздохнув, я рухнула на кровать, под которой находилось решение всех моих проблем. Два дня назад, возвращаясь со школы, меня кто-то одернул за плечо, и я испуганно обернулась. Передо мной стояла старая цыганка в оборванном платье. Ее лицо было обезображено шрамами, а в руках она держала черную книгу.

- Марина, - обратилась цыганка. – Я знаю о твоем горе. Если хочешь вернуть любимого, возьми эту книгу.

Стараясь не смотреть старухе в глаза, я неуверенно взяла в руки книгу, которая теперь покоилась под моей кроватью. Две ночи я изучала заклинания и нашла нужное – на силу. Как раз то, что мне нужно. Я им устрою!

Убедившись, что дверь в комнату заперта, достала ее из-под кровати и раскрыла на странице с закладкой. Вот теперь Наташка попляшет! Я отомщу ей за все!

Ритуал надо было проводить в ночь на Самайн, когда между мирами людей и духов практически исчезает граница. И это уже завтра.

Я заранее приготовила все необходимые для колдовства предметы: гвозди, топор, веревку, муку, свечи, чашу, нож и аккуратно уложила их в рюкзак. Они лежали за учебниками. Туда же отправила и домашнее задание, которое прочитала еще в том году летом. Для отвода глаз, сойдет, если что-то пойдет не так.

Еще раз внимательно изучила правила ритуала, повторяя их про себя, как стишок и засунула черную книгу без названия и рисунков в боковой отдел рюкзака.

***

Наступил вечер следующего дня, который с нетерпением ждала, и нервы стали пошаливать, руки покрылись холодным потом. Я ходила по комнате, скрежеща зубами, в ожидании, когда мама, наконец, уснет. Но как назло, она заболталась с подругой по телефону и не спешила отправляться в постель.

Я вся извелась, с дрожью вгрызаясь в ногти. Волнение не позволяло чувствовать боль, а мысли крутились только вокруг задуманного ритуала. Хоть бы все получилось. Вот тогда стану такой сильной, что Вадим снова меня полюбит. Я пробовала привороты, но ни один не подействовал. Остался последний шанс обрести счастье.

Примерно в одиннадцать часов, в доме воцарилась тишина. Я тихо вышла в коридор и на цыпочках подкралась к кровати мамы. Она крепко спала, морща нос и посапывая. Положив ей под подушку мешочек с заговоренными на крепкий сон травами, вышла в коридор.

У входной двери лежала моя собака – славный, веселый пекинес. Встрепенувшись, Чуча радостно завиляла хвостом и подставила мордашку навстречу ошейнику.

- Прогуляемся, ладно? – прошептала я.

Мы оказались на кладбище как раз к полуночи. Холодный ветер зловеще завывал, норовясь сбить меня с ног. Старые деревья скрипели, цепляясь корявыми ветвями за куртку. Пожухшие осенние листья шуршали, будто перешептывались между собой, обсуждая, как со мной расправиться. Белая луна освещала путь рассеянным серебром и только благодаря ее приветствию я не убежала в страхе домой, а продолжала идти в самую глубь кладбища.

Чуча заскулила и лапками уперлась в землю, не желая продолжать путь. Я огляделась по сторонам, казалось, где-то совсем рядом, во мраке кто-то ходит. Тени поплыли по могильным плитам и памятникам в виде ангелов. Раздался гром, а за ним последовала яркая вспышка, и дыхание перехватило от страха.

Я взяла собаку на руки, нельзя было отступать, тем более мы дошли до нужного места. Могила идеально подходила для ритуала: ненавистного креста не было, зато пенек от срубленного дерева очень кстати расположился рядом с металлическим столиком.

Привязав Чучу к оградке, я принялась вынимать содержимое рюкзака. Вдруг за спиной послышался хруст, заставив меня тут же обернуться. Сердце сжалось в тугой комок, готовое вот-вот упасть в пятки. Вроде никого, это ветер подшутил надо мной. А, может, нет? Вдруг кто-то следит за мной? Паника окутала сознание. Я присела на корточки и обхватила голову руками, уговаривая себя, что это всего лишь игра воображения. Крупные капли полетели с небес, со стуком ударяясь о могилы. Мне еще никогда не было так страшно, но пора взять себя в руки.

Немного успокоившись, пытаясь не обращать внимания на посторонние звуки, я трясущимися руками разожгла небольшой костер и схватила острый нож с черной рукояткой. Оружие вселяло иллюзию защищенности.

Вывалив оставшиеся предметы на землю, с ужасом обнаружила, что забыла взять деревянную доску, которая должна была служить алтарем. В панике огляделась по сторонам. Взгляд упал на стопку книг. Я схватила первую попавшуюся - «Вий» и прибила ее гвоздем к пеньку. Чуча заскулила, пытаясь стащить ошейник. Животные всегда чувствуют приближение чего-то плохого, но я старалась об этом не думать.

- Замолчи! Быстро! – притопнула я ногой и собака немного затихла.

Взяв в руки веревку, сделала петельку вокруг пенька, мукой очертила окружность вокруг алтаря и зажгла свечи. Не верилось, что я это делаю. Было такое чувство, что я просто актриса и снимаюсь сейчас в фильме ужасов. «Надеюсь, конец у него будет счастливым», – нервно хохотнула я.

С трепетом взяв в руки черную книгу, принялась читать заклинание «Песнь Валькирий». С каждым словом ветер все неистовей завывал, смешиваясь с дождем, пытаясь задуть огонь, но пламя почти не колыхалось, отчего уверенность в том, что я на правильном пути, усиливалась. Собака стала громко гавкать на алтарь, мне пришлось перекрикивать ее лай.

И вот, когда заклинание было полностью прочитано, не своим голосом, я закричала:

- Я возлагаю на свои плечи «Дикую Охоту»! Я возлагаю на свои плечи «Дикую Охоту»! Я возлагаю на свои плечи «Дикую Охоту»! Призываю тех, кто сейчас меня слышит. Я готова пройти любое испытание. Сделайте меня самой могущественной ведьмой на свете! Я возлагаю на свои плечи «Дикую Охоту»!

Со слезами на глазах, схватив Чучу за шкирку, полосонула ножом по ее горлу. Кровь брызнула на рукава. Собака будто взбесилась, вырываясь из моих цепких пальцев. Едва удерживая ее в руках, вспомнила правила, в которых советовали отрезать голову жертвы полностью. Я прижала ногой собаку к земле. Чуча продолжала биться в конвульсиях. Приложив немало усилий, смогла отрезать ей голову и животное замерло.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.