Кондитерские истории

Никольская-Эксели Анна Олеговна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кондитерские истории (Никольская-Эксели Анна)

Кондитерские сказки

Анна Никольская

История первая

О леденце и водителе троллейбуса

В кондитерской на углу Тополиной и Розмариновой улиц, жил один леденец на палочке. Он жил в большой стеклянной банке, которая стояла в витрине. Это было замечательное место! Из банки леденцу было видно всю Тополиную и даже кусочек Розмариновой улицы. И всех-всех маленьких девочек, которые стояли у витрины и облизывались. Другие обитатели кондитерской, жившие в холодильниках и на полках, немного завидовали леденцу. Ведь о том, что происходит в городе, они знали только с его слов. Конечно, в витрине у него тоже были соседи - торты, пирожные, слойки, маффины и ромовые бабы - но все они были муляжами, поэтому не умели разговаривать. И глаз у них тоже не было.

Леденец просыпался рано - когда на улицу выходил дворник Игнатьев. Летом он ходил со шлангом, осенью с метлой, а зимой с лопатой. Он поливал тротуар, чтобы пешеходы не чихали от пыли. Или посыпал его песком, чтобы они не скользили по льду, а леденец смотрел на Игнатьева и улыбался. Ему очень нравилось то, чем дворник занимается. Поливать тротуар было гораздо интересней, чем сидеть в банке, пусть даже и со всеми удобствами.

Но больше всего леденцу нравилось, когда мимо кондитерской проезжал троллейбус. С большими сверкающими окнами! С колесами! И главное, с рогами! Внутри троллейбуса сидели люди - совсем как леденец в витрине. С той лишь разницей, что люди куда-то ехали, а он никуда.

"Вот бы мне стать водителем троллейбуса, - мечтал он.
- Сидеть за рулем и везти пассажиров по улице! Сначала по Тополиной, потом по Розмариновой, потом..." Что шло после Розмариновой улицы, леденец не знал, но ему всегда казалось, что там что-то такое необыкновенное.

Однажды он поделился этими мыслями со старой ватрушкой. Она жила в кондитерской с незапамятных времен и была очень умной.

- Выбрось всё такое из головы! Твоя судьба - быть съеденным, а не троллейбусы водить.

Леденец не поверил старушке, но в его большой круглой голове поселились сомнения.

"Неужели я только и создан для того, чтобы меня кто-нибудь съел? Ведь я такой красивый и необычный. Нет, я уверен, что у меня какая-то другая судьба".

Шли дни, в кондитерскую приходили люди. Они пили кофе и чай, заказывали пирожные, съедали их и уходили сытыми. Никто не покупал леденец и, по правде говоря, он этому радовался.

Но вот однажды в кондитерскую пришел человек в шляпе. У него были большие рыжие усы, как у кошки. Человек не стал пить кофе или покупать торт. Вместо этого он кивнул на банку с леденцами и сказал:

- Мне вон тот, разноцветный!

Леденец не сразу понял, что речь идет о нем. А когда понял, то страшно испугался. Пока кондитер доставал его из банки, заворачивал в бумагу и укладывал в пакет, леденец представлял себе, как его будут есть. Как его будут щекотать усы! А ведь он же боится щекотки!

Мужчина сунул леденец в нагрудный карман, заплатил кондитеру и вышел на улицу. Звякнул дверной колокольчик, и леденец с тоской подумал, что слышит этот звон в последний раз. А ведь он даже не успел попрощаться с соседями.

Мужчина долго куда-то шел. Шел, шел, шел. Леденец не видел, куда - он был упакован. В кармане у человека была тепло, и скоро леденец заснул. Он спал тревожно. Ему снилась родная банка, в ней сидел дворник Игнатьев с метлой. Он ласково улыбался и гладил леденец по голове.

Проснулся леденец от шума, и еще оттого, что его сильно укачивало. Вокруг было темно, и он решил, что, наверное, его уже съели. Но потом леденец вспомнил про пакет.

Выкарабкавшись из оберток, он высунулся наружу и ахнул. Перед ним бежала улица! Не Тополиная и не Розмариновая, а совершенно незнакомая! С огнями! В окнах! И в фонарях! Она неслась на какой-то огромной скорости, и вместе с ней мимо леденца проносились люди, дома, деревья, скамейки и мусорницы.

"Я еду, - догадался леденец.
- Я в троллейбусе. И, кажется, я им рулю".

Конечно, леденец ошибся: он же не мог рулить троллейбусом, сами понимаете. Но ведь он сидел в нагрудном кармашке водителя троллейбуса, и поэтому ему так казалось.

Водитель смотрел вперед, насвистывая себе под нос веселую песенку, и леденец тоже стал смотреть вперед и насвистывать. Он даже представил усы у себя под носом и руль у себя в руках. И сами руки. Это было потрясающе!

Весь вечер леденец катался на троллейбусе, а ночью они приехали в троллейбусный парк. Там было много разных троллейбусов и все они уже спали. За день леденец так устал, что скоро тоже уснул.

На следущее утро его съела маленькая девочка. Дочка того водителя с усами. Это был очень вкусный леденец, потому что в своей жизни он все-таки успел поводить троллейбус.

И стория вторая

О маленькой шоколадке

В кондитерской на углу Тополиной и Розмариновой улиц жила одна маленькая шоколадка. Жила она очень высоко - на самом верху шоколадной пирамиды, которая украшала полку за спиной у кондитера. Каждый день шоколадка смотрела на него сверху вниз и видела то, что не видели покупатели. Большую розовую лысину. Это была замечательная лысина - она здорово сверкала на солнце! Иногда маленькой шоколадке удавалось рассмотреть в лысине всю себя, такой она была гладкой и блестящей. Шоколадка искренне не понимала, почему кондитер стесняется лысины и все время прикрывает ее начесом или колпаком.

Но больше всего на свете шоколадка любила смотреть телевизор. Он висел в углу, под самым потолком, как раз напротив прилавка, и шоколадке было все видно, когда его включали. Кондитер включал телевизор редко - только когда не было посетителей. Обычно он смотрел новости, а когда они заканчивались - передачи про дальние страны. В них показывали джунгли, скалы, водопады, пустыни. Один раз показали вулкан. Он дымил и извергался! Шоколадке было очень страшно смотреть, но она все равно смотрела одним глазом.

- Вот вулкан, - говорила шоколадка подружкам из пирамиды.
- Он извергается, а мы пылимся на полке.

Подружки ей не отвечали. Их не интересовал вулкан. Гораздо интересней им было разглядывать свое отражение в лысине кондитера или в зеркальном буфете напротив.

Однажды в той передаче про дальние страны показали море. Оно было огромное! Зеленое! Оно сверкало, почти как лысина и в нем плавали люди и рыбы! По нему ходили пароходы! Над ним летали большие белые птицы!

- Что это?
- восхищенно спросила шоколадка.
- Такое... блестящее?!

- Это Средиземное море, - сказал ведущий программы.
- Оно омывает берега двадцати двух стран, в нем водятся раки, тюлени и морские черепахи.

- Ооо!
- только и смогла вымолвить маленькая шоколадка.

В ту ночь она никак не могла заснуть. Ей чудилось море - красивое и зеленое, как бутылка с минеральной водой. Оно все блестело и шелестело, почти как серебряная шоколадкина обертка в свете фонаря. Ах, как же ей хотелось на это море! Понюхать его, погладить и, может, даже искупаться.

"Вот бы кто-нибудь купил меня и отвез на море!
- думала шоколадка.
- Здорово бы было, - думала она, - своими глазами увидеть тюленей и морских черепах!"

Еще она слышала про большие морские раковины, которые можно было найти на берегу моря. Про русалок, которые пели грустные песни тонущим кораблям. Про гигантские лайнеры, бороздившие море вдоль и поперек. Про города, ушедшие под воду много лет назад. Про необитаемые острова, про сокровища пиратов, про коралловые рифы и жемчужины на морском дне. Про все это она узнала конечно из телевизора. В последние дни кондитер часто смотрел ту передачу, ведь он же собирался в отпуск.

- Ура!
- сказала сама себе шоколадка, когда узнала это.
- Я сделаю так: когда он соберет чемодан и наденет пиджак, чтобы ехать в аэропорт (он уже знала: чтобы добраться до моря, сначала надо сесть на самолет), я спрыгну с полки прямо ему на шляпу - наверняка он ее наденет, чтобы прикрыть лысину. А потом тихонько переберусь в карман пиджака и полечу на море!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.