Сказки Сиреневого леса

Никольская-Эксели Анна Олеговна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказки Сиреневого леса (Никольская-Эксели Анна)

А нна  Н икольская

Сказки Сиреневого леса

Земляничина

В Сиреневом лесу идёт хрустальный дождь. На ходу он развешивает стеклянные бусы на макушки голубых сосен. Бусины круглые и продолговатые - неровные, как леденцы в моей коробочке.

      - Эге-гей!
- кричит дождь, и с неба ему басом вторит братец Гром в вязаном берете с помпоном:

      - Эге-гей! Не промочи ноги, братец Дождь!

      На влажном, как творожный сочень, небе сидят гигантские белые старухи. В руках у них старинные прялки из можжевельника. Старухи шамкают губами и прядут облака. Сегодня выходят плотные, кучевые. А вчера были тоненькие, перистые, серебристые.

      Из мокрых сосновых иголок высовывается конопатая мордочка в зелёном чепце. Это земляничина. Левая щёчка у неё алая, сахарная. А правая - бледно-розовая, с кислинкой. Земляничина подставляет личико дождю - на небо глядит. А небо глядит на земляничину.

      - Прыгай в моё лукошко!
- предлагаю.

      - Вот ещё!
- хмурится земляничина.

      - Как знаешь, - улыбаюсь и тоже подставляю лицо хрустальным леденцам.

      - Повторюша - баба Хрюша!
- хихикает земляничина и исчезает в блестящих иголках.

Госпожа Б

Госпожа Б глядит на меня с укором. К её тугой резиновой шляпке прилип кленовый вертолётик, а ножка измазана землёй.

      - Дай мне зеркальце!

      Роюсь в ящиках трюмо: музыкальная открытка, флакон духов в виде рыбки, несколько перламутровых пуговиц с отломанными ножками, пакетик сухого счастья, куриный бог, салфетки с ароматом Кассиопеи, шёлковый шнурок, серебряная башенка на цепочке, коробочка хрустальных леденцов, ореховая скорлупка… Нахожу зеркальце в эмалевой оправе.

      - Что ты мне подсунула!
- госпожа Б возмущена.
- В нём отражаются… какие-то гиганты! И… и карлики!

      Она поправляет шляпку на ножке:

      - Сушиться будем или жариться?

      Вот глупая!

      В пузатом фарфоровом чайнике завариваю чай с корочкой мандарина. По вкусу добавляю сливки и щепотку весеннего вечера в сиреневом лесу.

      Мы пьём чай с госпожой Б и любуемся на отражения звёзд.

Ночь

Ночь в Сиреневом лесу густая и пряная, как чашечка топлёного молока с щепоткой корицы. Вкусная, сладковатая.

      В потёмках тихонько шепчутся сыроежки из песочного печенья. Брусничины из бордового марципана дремлют, укрывшись глянцевым твёрдым листом. Дрожит в лунном свете, подрагивает болотце из яблочного мармелада.

      Луна - головка творожного сыра с абрикосом. Летучий мышонок откусил от неё кусочек, не удержался.

      Под ногами ломко хрустит лесная подстилка - смесь кешью, грецких орешков и шоколадной крошки... Муравей, отлитый из карамели, бежит по ней, торопится в свой дом из медового хвороста.

      Закрыто. Опоздал.

      - Забирайся ко мне, - подставляю палец и сажаю муравья в мохеровый тёплый карман.

      Дёргаю шнурок апельсинового абажура, взбиваю подушку из сахарной ваты.

      - Спи, братец. Пусть тебе снятся ванильные сны под малиновым соусом.

      Долька мандарина на блюде из фиалковых лепестков - оранжевым по сиреневому пишу сказку леса.

Старый пень

В старом берёзовом пне поселились зямлики. Они облюбовали его зимой и перекочевали сюда из синего сада тётушки Му. Потому что тётушка ела сырой лук и громко пела по ночам серенады.

      Из дырочек пня торчат колпачки и носочки - цвета спелого баклажана и огуречной сердцевинки. Это зямлики устроили постирушки и теперь сушат своё бельишко на солнце.

      Солнце - оранжевый желток в сковородке с молочным облаком.

      А чей это клюв - шершавый и замшевый - торчит из трещинки в старом пне? Неужели египетский клюст к нам пожаловал?

      Он самый. Клюст собственной персоной, египетский. Устроился во флигеле, разобрал дедушкин чемоданчик и лакомится тыквенной кашей. Вечером он пойдёт к старому приятелю - пропустить по стаканчику клюквенного морса и поиграть в лото.

      А что же зямлики?

      Зямлики высушили носочки и теперь пускают мыльные пузыри из распахнутых дырочек пня.

      Старому берёзовому пню щекотно. И тепло.

      Он вспоминает детство.

Отдохни до рассвета

У Бонифация бархатный живот и рыжие пушистые щёчки. За правой он держит кедровые орешки, за левой - жареные семечки. Тётушка Му в восторге от его гусарских усов.

      В речных камешках Бонифаций развёл костерок. На струганую сосновую палочку он надевает две белых корочки. Бонифаций подобрал их у озера ещё в августе - берёг для особого случая.

      Тётушка Му вешает на сучок тёплое кашемировое пальто. Её лапки пахнут имбирным печеньем.

      Кувшинчик парного молока и горшочек свежих взбитых сливок. Голубые сосны вплетают в косы гроздья рябины и боярышника. Пощёлкивает костерок.

      Бонифаций и тётушка Му хрустят поджаренной корочкой, запивая её подогретым молоком, и считают до ста одного.

      На счёт сто два с неба падает звезда.

      - Плюх!
- прямо в горшочек со сливками.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.