Последние каникулы, Шаровая молния

Хахалин Лев Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Журнал "Юность". 1982, N 2.

Лев Хахалин.

Последние каникулы

ПОВЕСТЬ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Лето

Лет тому назад...

1.

...- Доктор! Доктор! Да доктор же!..- В дверь заколотили, застучали по мягкой войлочной ее обивке кулаками, ногой; костяшки пальцев дробно ударили в дребезжащее стекло оконца.- Доктор!
- на крик срываясь, запричитал женский голос.- Господи! Господи же! Да проснись ты, доктор!..

Вадик приподнялся на раскладушке с еще закрытыми глазами; ему было тепло, покойно, сон обволакивал все его тело, но опять ворвалось:

-Ну, доктор!..

И его подбросило. Он подтянулся к светлому оконцу, успел увидеть руку, снова ударившую в в стекло, и босиком подскочил к двери, скинул тяжелый дергающийся крюк.

-Сейчас! Минутку, сейчас!..- бормотал он.

В рванувшуюся дверь вскочила растрепанная, где-то - где? когда?
- виденная уже женщина. Вадик рассмотрел сначала расширенные, почти неподвижные глаза, а потом вздрагивающие накрашенные губы.

- Дядя Саша помирает!
- крикнула женщина, растерянно водя глазами по клетушке медпункта, наткнулась взглядом на Вадика и, подавшись к нему так, что Вадика коснулось ее дыхание, теперь уже шепотом повторила: - Помирает!.. Все!..- Она сморщилась, заплакав, плечи у нее затряслись. Потом вдруг, посмотрев Вадику в лицо, кинулась в дверь и побежала к дому егеря дяди Саши.

Вадик сделал шаг через порог, увидел удаляющуюся фигуру женщины, мелькающие белые голени, что-то яркое и короткое, выглядывающее из-под ватника, накинутого на ее плечи. И, словно опамятовавшись, он не побежал, а затоптался на месте: он что-то позабыл и, вспомнив, бросился обратно в свою клетушку-медпункт, надел брюки, сунул ноги в кеды, но, корявые, они никак не налезали.

С той секунды, когда женщина, крикнув ему в лицо "Все!", побежала к дяде Саше, в Вадике включились и пошли какие-то часы, и сейчас., топчась в медпункте, бестолково собираясь, Вадик чувствовал все убыстряющийся их бег. Отшвырнув кеды, он схватил наготове лежавший чемоданчик и прыгнул за порог, на холодную сырую землю, вздрогнул- от ударившего его холодка и пустился вдогонку за женщиной; скоро опередил ее, мельком отметил, что у нее одышка, с маху перескочил низенький штакетник и через ступеньку взлетел на крыльцо.

Дверь веранды была полуотворена; Вадик помнил, что она туго открывается, протиснулся в нее и тут же, у порога, увидел дядю Сашу.

Он лежал на полу, на расстеленных овчинах, приподнимаясь на локтях; на подернутом легкой синевой лице был ужас. Вытаращив глаза, дядя Саша следил за струей воды, которую его жена Надежда лила ему на грудь, и черные набряклые губы дяди Саши шевелились, будто бы стараясь подхватить эту воду.

Вадик еще успел заметить каких-то людей, столпившихся в дверях горницы, круглые глаза двух девчонок, но тут в дальнем углу веранды произошло движение - о* посмотрел туда и увидел медсестру Марью Андреевну. Она что-то неторопливо искала в своем саквояже, не обращая внимания на появление Вадика.

А дядя Саша узнал Вадика и попытался ему что-то сказать - дернул кадыком.

- Понятно, понятно!
- быстро отозвался Вадик и оттолкнул руку Надежды с новой кружкой воды.- Лежи! Ложись на спину, дядя Саша!
- Он положил руку ему на сердце, почувствовал дрожание и испугался. "Вразнос пошло,- понял он.- Пароксизмальная тахикардия? Доигрался!" Забормотал: - Сейчас, сейчас! Мврь-Андревна, здрасьте, что у вас там?
- Обернувшись к медсестре, он увидел наполненный шприц.

- Строфант,- сухо ответила она. В ее руке уже белел кусочек ваты. Она подошла, наклонилась над дядей Сашей...

- Подождите пока... Надя, когда началось?

- Ночью еще,- всхлипнула Надежда,- Как выпили, так по веранде забегал, за сердце хватался. К вам меня не пускал... А уж под утро лег, да вот...

Дядя Саша, пуча глаза, сказал что-то вроде: "Пру!"

- Коли скорей!
- крикнули от двери.- Рассусоливают тут, а человек кончается!..

- Действуй, действуй, Марь-Андревна!
- сказал другой, густой голос.

- Шибко стучит только...- выговорил дядя Саша.- Не болит...

- Нельзя сейчас строфантин,- остановил Вадик Марь-Андревну.

- Ему всегда строфант помогал.- Марь-Андревна поджала губы.- Пожалуйста.- Она отошла к табуретке в дальнем углу, села там, спокойная, знающая и уверенная в себе.

- Ну, делай хоть чего-нибудь, медицина!-прогудели из горницы.- Спорят тут!..

Вадик оглянулся. Все смотрели сейчас не на дядю Сашу - на него, все ждали.

- А ну, выйдите!
- сказал Вадик зло: он решился.- Ну! Быстро! И ты, Надя!
- И как только двери в горницу затворились, он схватил левой рукой дядю Сашу за шею, потянул его на себя, как бы подсаживая, и резко и неожиданно, без замаха, ударил дядю Сашу в поддых...

- Ах!
-.крикнула Марь-Андревна.

Егерь крякнул, обмякая в руках Вадика, валясь на спину.

- Нормально, нормально...- забормотал Вадик, успокаивая Марь-Андревну, егеря, себя.- Рефлекторная остановка. Старый способ... Сейчас, сейчас...

Дядя Саша пытался сесть, и Вадик, приобняв его за плечи, поддерживал, страховал. .
- Да ты... что?
- хватая ртом воздух, еле выговорил дядя Саша.- Что ж ты... делаешь, доктор?

- Стучит?
- облегченно улыбаясь, спросил его Вадик прямо в ухо.

Дядя Саша прислушался к своим ощущениям и осторожно глубоко вздохнул. Он начал бледнеть, слабеть, и Вадик мягко опрокинул его на овчины. Дядя Саша молча полежал, медленно вздыхая и приложив, словно придерживая сердце, руку к груди. И было тихо.

За дверьми горницы молчали. Прислушивались.

Потом почти прежним своим голосом дядя Саша позвал:

- Надь!.. Заходи! Готово!..- Он перевел взгляд на Вадика.- А хорошо-то как!..- на пробу крикнул он.

Двери горницы распахнулись, на веранду полезли какие-то мужики с мятыми лицами, проскользнула осунувшаяся лицом Надежда. Все они обступили дядю Сашу, вытянувшегося в облегчении на овчинах, переглянулись и стали неуверенно улыбаться. Дядя Саша вдруг засмеялся.

- Конец кино!
- сказал он и притянул к себе за руку Надежду. Она села рядом, закрыла глаза руками и затряслась то ли в слезах, то ли в смехе.

- Живой, Саня? Оклемался?
- загудели приятели, неуклюже похлопывая дядю Сашу по плечам, по голове.

- Дай пять, доктор,- сунул руку черный и на медведя похожий мужчина.- Выручил... Медицина!..- От него крепко пахло соляркой.- Ну, ты даешь!- Он все держал Вадика за руку.

- Ладно, веселая компания,- освобождаясь от черного мужика, сказал Вадик.- Веселитесь дальше.- Он встал, оглядел их всех.- Дядь Саш! Тебе теперь ни грамма нельзя - а то повторится. И уже так легко не отделаешься.- Он посмотрел на раскинувшегося в слабости егеря.- В следующий раз можешь... того...

В почтительной тишине он измерил егерю артериальное давление и, покопавшись в чемоданчике, нашел пузырек, напоил каплями дядю Сашу и Надежду. Они выпили капли и заморщились. От едкого запаха все закрутили носами, попятились...

Марь-Андревна вдруг встала, щелкнула замком саквояжа и, перешагнув через ноги дяди Саши, вышла. Надежда проводила ее взглядом и повернулась к Вадику. А он подмигнул ей.

- Доктор, уважь!..- подсунулся к Вадику черный мужик со стаканом и початой бутылкой, но Надежда оттолкнула его.

- Спасибо, доктор!
- сказала она, тррнув рукой лицо, бледное и усталое.- Спасибо.

Она вышла за ним на крыльцо и хотела, видимо, что-то сказать, но вдруг они услышали всхлип - где-то за углом егерского дома плакала та женщина, которая разбудила Вадика. Теперь он разглядел, что-то яркое на ней было короткой розовой комбинацией, открывающей полные белые ноги.
- Не плачь, Вера,- весело сказала Надежда и подошла к ней.- Кончилось все. Вон - уже смеется!..- И верно, среди возбужденных голосов слышался тенорок дяди Саши,- Иди в дом. Голая ж ведь.- Надежда покосилась на Вадика, улыбнулась.- Чего дрожишь-то? Доктор не кусается.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.