Эволюция духа. От Моисея до постмодернизма

Воин Александр Миронович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эволюция духа. От Моисея до постмодернизма (Воин Александр)

Эволюция духа. От Моисея до постмодернизма.

                  А. Воин

 

Предисловие

      Стержнем всякого общества, обеспечивающим его существование как единого организма, является система ценностей и морали. Конечно, существуют и внешние скрепы в виде государства с его армией и силовыми органами. Но, во-первых, сама форма государственной власти тесно связана с господствующими в обществе представлениями о том, что хорошо, что плохо в этой жизни, и как можно обеспечить, чтобы было побольше хорошего и поменьше плохого, т.е. с системой ценностей и морали. Во-вторых, эти внешние скрепы без внутреннего единства долго не могут обеспечивать существование единого организма и, лишившись внутреннего единства, общество неминуемо распадается. Поскольку в разные эпохи в разных государствах, обществах и сообществах, в разных цивилизациях существовали и господствовали разные системы ценностей и морали, то, естественно, возникает вопрос, какая из них лучше. Сегодня, в связи с глобальным кризисом на планете, этот вопрос становится особенно актуальным.

    Есть два принципиально разных пути поиска ответа на этот вопрос. Один это моделировать общество вместе со всеми связями, существующими в нем,  и человека с его потребностями, включая душевные и духовные, и из этой модели находить оптимальную мораль, ценности, а заодно и наилучшее устройство общества. Этот путь я избрал в книге «Неорационализм» (Киев 1992). В этой же книге я хочу рассмотреть, как эволюционировали в истории системы ценностей и морали, и как эта эволюция влияла на качество жизни соответствующего общества и на его судьбу. Перелопачивать всю историю всех времен и народов, я не вижу смысла не только по причине неподъемности этой задачи, но и потому что на основе чисто исторического подхода практически невозможно соизмерять системы ценностей и морали народов, исторически не пересекавшихся и не влиявших друг на друга. Подобное рассмотрение будет только способствовать популярной сегодня точке зрения об относительности разных систем морали и ценностей и их равноправии. Гораздо важнее рассмотреть эволюцию системы ценностей и морали в рамках западной цивилизации.  Тем более, что сегодня именно эта цивилизация доминирует и определяет ход развития всей планеты. И даже страны, противостоящие Западу и противопоставляющие ему свою систему ценностей, вынуждены вместе с новыми технологиями перенимать у Запада и какую-то часть его ценностей. А с другой стороны эти ценности проникают в общества этих стран если не через дверь, то через окно, благодаря все той же глобализации вообще и глобальным СМИ в частности.

     Современная западная цивилизация и ее система ценностей и морали исторически имеет два корня: Христианство и античность. Поскольку колыбель западной цивилизации Европа в эпоху средневековья черпала свои представления о том, что есть хорошо, а что плохо, и как надо жить, исключительно из христианского учения, а идеи античности начали проникать и усваиваться только в эпоху Возрождения, и поскольку Христианство включило в свою базовую книгу Библию Ветхий Завет, являющийся основой иудаизма, то я и начинаю свою книгу с Моисея, т.е. с выяснения, чему на самом деле учит Ветхий Завет и как эволюционировало еврейское учение в эпоху до Христианства. Этому посвящена первая часть предлагаемой книги, называемая «От Моисея до Иисуса Христа». Вторая часть книги «Христианство» посвящена учению Иисуса Христа и его эволюции с момента возникновения до наших дней. Дальнейшие ее части будут: «Возрождение», «Просвещение», «Модернизм» и «Постмодернизм».

 

 

Часть I

От Моисея до Иисуса Христа

1. О науке, учениях и учении

Итак, чему, собственно, учит Библия, и прежде всего ее первая часть "Пятикнижие Моисеево", Тора, Учение? Казалось бы чего проще, бери Тору и излагай конспективно ее содержание. Ан нет! Видать не просто и даже очень не просто извлечь из писанного этого Учения его содержание, если за три с лишним тысячи лет с тех пор, как оно написано, исписаны еще горы бумаги, не сравнимые по объему ни с какой другой ветвью человеческого знания, горы в которых трактуется и трактуется, осмысливается и переосмысливается оно. Здесь и еврейские дохристианские толкования, начиная с самого Танаха (части, следующие за Торой: Судьи, Цари, Пророки и другие), затем Гмара, Агада, девяносто с лишним томный Талмуд и т.д. Затем Христианство, как таковое, своим исходным Учением, т.е. Евангелиями, затем вся мощнейшая христианская духовная литература. И параллельно продолжающиеся еврейские толкования: Раши, Рамбам, Рамбан, Бааль Шем Тов, породивший новую ветвь иудаизма – хасидизм, бесконечные Рабби, вроде Любавичевекого и цадики и так до наших дней и поныне пишут и трактуют.

И главное трактуют по разному до противоположности, со спорами, приводящими к расколу и ветвлению исходной религии, со следующей за расколом непримиримой враждой, преследованием "еретиков" и религиозными войнами между сторонниками ветвей одной и той же религии, прежде всего Христианства (достаточно вспомнить только войны между католиками и протестантами). Само Христианство явилось новой революционной трактовкой Учения и откололось, ответвилось от иудаизма. Но и оно затем ветвилось и разделялось. Сначала на мощные, могучие ветви: католицизм, православие, протестантизм. Затем на более мелкие: мормоны, баптисты, пятидесятники, субботники и прочие. Затем уже на секты, которые в изобилии возникают и сегодня, отклоняясь иногда настоль далеко от основного ствола и скрещиваясь уже с другой, обычно восточной породы, религиями, что их родные мама с папой не могут узнать (Хотя в основе каждой из них найдем мы те же вечные вопросы и свои ответы на них). И иудаизм оставленный христианством, продолжал ветвиться. Тут и упомянутый уже хасидизм и Хабад, и Бней Акива, и Натурей Карта, и иудаизм консервативный, и реформистский и т.д. И это только те расхождения в толкованиях, которые привели к расколам и ветвлениям. А сколько было и поныне есть расхождений не приведших к расколу, хоть от этого и не менее важных и существенных иногда. Помянем лишь древнейшие: школу Гиллеля и школу Шамайи, саддукеев и фарисеев, ивритское название последних – "перушим", так и переводится на русский – толкователи, никонианцы и арианцы у христиан и т.д.

Почему так много толкований и расхождений и в чем трудность осмысления Учения? Ведь вот есть же немало мудреннейших наук, есть такие, что рядовому человеку и в голову не придет пытаться разобраться в них, в какой-нибудь "Теории пар-конгруенций" или в "Основаниях математики" Гильберта, даже если он, вообще, слышал о них. Они не его ума дело, в то время как Библия то предназначена для всех. И в то же время ни об одной научной теории нет споров и расхождений даже в малой степени способных приблизиться по объему к тем, что по поводу понимания Книги. А причина в том, что Учение – это не наука. Причем не только Учение, о котором речь идет, а любое учение, будь то другая религия или нерелигиозное учение, например, марксизм, который сам то о себе очень любил проговаривать, что он единственное в мире научное учение. Но заблуждался и в корне. Ибо, коль скоро учение, то – не наука. Кого конкретнее интересует вопрос о степени научности Марксизма, отсылаю к брошюре, написанной мной совместно с В. Бедненко под названием "Побритие бороды Карла Маркса или научен ли научный коммунизм" (Киев, 1997). Здесь же остановлюсь на разнице между наукой и учением вообще. Вульгаризируя предмет можно применить сюда, перефразировав, известное выражение и сказать, что наука – это та, которая знает все ни о чем, а учение – это то, которое знает ничего обо всем. Если точнее, то наука идет от частного к общему, от частного малого, но понятного, очевидного, знание о котором не вызывает, сомнения. Отсюда достоверность и надежность науки, за которую мы ее и ценим. Но с другой стороны она сама же о себе не устает свидетельствовать, что познание бесконечно и во всем объеме окружающий мир и самих себя мы не познаем никогда. Поэтому в отличие от учения наука и не пытается учить нас как жить. Как жить в широком смысле слова. Она может научить нас, как построить самолет, телевизор, атомную бомбу. Может научить и некоторым частным вещам, касающимся и отношений людей, разным там психологическим трюкам, например. Но в целом как жить она не может нас научить и не берется за это, т.к. для этого науке в силу ее природы нужна вся полнота знаний о человеке, обществе и мире, чем она никогда не будет располагать и сама это знает. Но именно вопрос как жить и вытекающие из него как раз и является самым волнующим и для каждого человека и для человечества в целом. И поскольку свято место не бывает пусто, то появляются учения. Как именно они пытаются справиться с этим вопросом, это у каждого по своему. Марксизм, как уже сказано, немножко обманул нас, а прежде самого себя, заявляя, что он чисто научно пришел к выводу, что жить нужно по правилам "научного" коммунизма. Религиозные же учения и в частности Учение, о котором мы говорим, учат нас как жить, авторитетом Бога, которому дана вся полнота знания обо всем и потому (хотя и не только) и право учить нас.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.