Шотландский узник

Гэблдон Диана

Серия: Чужестранка [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шотландский узник (Гэблдон Диана)

ЧАСТЬ I. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Глава 1

Игра в дурака

Хелуотер, Озерный край

1 апреля 1760

Было так холодно, он подумал, что его плоть расколется у него в кулаке как сосулька, если удастся вообще ее найти. Эта мысль проскользнула в его сон, как один из ледяных сквознячков, шнырявших по чердаку, и заставила открыть глаза. Искать не пришлось, он проснулся, крепко держа ее в кулаке, содрогающуюся от желания и подрагивающую, как под укусами сотен мошек. Его мечта была с ним, полностью завладев полусонным разумом, но он знал, что не сможет удовлетворить ее здесь, рядом с мужчинами, тяжело храпящими и пускающими газы во сне. Он нуждался в ней, ему необходимо было излиться, пока он еще чувствовал ее прикосновения на своей коже.

Хэнкс заворочался во сне, усмехнулся, произнес что-то невнятное и снова провалился в пустоту, бормоча «Я тебя вздрючу, сукин сын». Джейми повторил нечто подобное на гэльском и отшвырнул одеяло в сторону. Чертов холод.

Он спустился вниз по лестнице в теплую, пахнущую лошадьми духоту конюшни, чуть не упал в спешке, не заметив острый осколок кирпича под босой ногой. Он ненадолго остановился в темноте, немного сомневаясь. Лошадям было все равно, но они его почуяли и могли наделать много шума, разбудив остальных конюхов.

Порыв ветра ударил в стену конюшни и зашелестел соломой на крыше. Струя холодного воздуха, пахнущего снегом, всколыхнула сонную тишину, две или три лошади всхрапнули и зашевелились на подстилке. Сверху послышалось сонное бормотание, сопровождаемое шорохом одеяла, натягиваемого на голову.

Клэр все еще была с ним, такая яркая в его воображении и горячая в его руках. Он слышал аромат ее волос среди запаха сена, помнил ее губы, белые ровные зубы. Он потер сосок, напрягшийся и зудящий под тканью рубашки, и сглотнул.

Его глаза давно привыкли к темноте, он нашел свободное стойло в конце ряда и прислонился к доскам стенки, держа плоть в кулаке, всем сердцем и разумом стремясь к утраченной женщине. Он сделал бы это раньше, если бы мог, но он боялся потерять ощущение близости, он целиком обратился к памяти, застонав. Потом его колени подогнулись, и он медленно сполз вниз на охапку сена, его рубашка закрыла бедра, сердце стучало, как литавры.

Господи, храни ее в безопасности, было его последней мыслью. Ее и дитя.

* * *

Он сразу погрузился в сон, такой глубокий и спокойный, что когда чья-то рука ткнула его в плечо, он не смог вскочить на ноги, а только потряс головой, на мгновение озадаченный колючим сеном на своих голых ногах. Внезапное ощущение тревоги вернуло его к жизни, и он одним прыжком оказался на ногах, прижавшись к стене, куда не достигал свет из окна. Рядом послышался короткий вздох, он распознал женское дыхание, как раз вовремя, чтобы удержать руку от удара.

— Кто здесь? — требовательно спросил он. Он говорил низким хриплым со сна голосом и тень рядом качнулась, выказывая сомнение.

Он был не в настроении шутить и выбросил вперед руку, схватив ее за локоть. Она взвизгнула, как свинья, и он отбросил ее, как раскаленную кочергу, мысленно проклиная себя, потому что слышал испуганные шорохи над головой.

— Что там, черт возьми, происходит? — крикнул Крузо сиплым голосом. Джейми слышал, как он кашляет и отплевывается в наполовину полный горшок, сейчас он спустится вниз. — Кто там?

Тень в отчаянии заламывала руки, умоляя его молчать. Лошади мягко фыркали в полудреме, но не беспокоились, они привыкли к крикам Крузо. Он напивался, когда у него были деньги, и визжал во сне, просыпаясь от кошмаров в холодном поту. Джейми потер лицо, лихорадочно соображая. Если Крузо и Хэнкс еще не знают, что он ушел, они поймут это через несколько секунд.

— Крысы в овсе, — крикнул он, — я убил одну.

Это была слабая версия, крысы всегда воровали овес, и никто из них не пошевелил бы и пальцем, услышав их среди ночи, не говоря уже о том, чтобы охотиться на них в темноте. Хэнкс с отвращением хмыкнул, шурша своим одеялом:

— Шотландец снова пугает лошадей по ночам, — сказал он, обращаясь к Крузо, хотя ясно было, что его слышат внизу. — Надо бы поговорить о нем с его светлостью.

Крузо сердито заворочался.

— Ну, что ты там делаешь, Маккензи, фак тебя так, прекрати, — сердито крикнул он и бросился обратно на тюфяк.

Сердце Джейми снова колотилось, он разозлился. Он медленно потянулся в сторону молодой женщины — старуха так не визжала бы — и осторожно взял за руку, она не сопротивлялась. Он провел ее вниз по проходу между стойлами и вывел на улицу, с грохотом толкнув раздвижную дверь конюшни.

Было холодно, ледяной ветер мгновенно выстудил рубаху, воруя тепло его тела и дыхания. Луны не было видно за быстро летящими облаками, но с неба лилось достаточно света, чтобы он разглядел нарушительницу.

— Какого черта тебе надо? — рявкнул он. — И как ты меня нашла?

До него неожиданно дошло, что она не случайно наткнулась на него в сене, иначе зачем горничной бродить по конюшне ночью? Она искала его.

Бетти подняла подбородок.

— Там человек, он хочет поговорить с тобой. Он послал меня сказать. И я видела, как ты спустился с чердака.

Невысказанный вопрос висел в воздухе между ними, как шаровая молния. От напряжения у него поднялись волосы на теле. Иисусе. Она догадалась, что он делал в стойле? Он поймал намек на ухмылку на ее лице, прежде, чем тень скрыла ее, и его уши стали горячими от прилива крови.

— Какой человек? — спросил он. — Где?

— Ирландец, — ответила она, — но джентльмен. Он сказал, что принес тебе зеленую веточку с воли, и встретится с тобой на холме в хижине старого пастуха.

Потрясение от этих слов заставило его забыть холод, хотя ветер рвал на нем рубаху, и ему пришлось сжать челюсти, чтобы зубы не стучали.

— Не имею ничего общего ни с кем из ирландцев, — отрезал он. — И если он вернется, можешь ему так и сказать. Он положил руку на дверную скобу, собираясь вернуться внутрь:

— Я иду в постель, спокойной ночи.

Легкая рука пробежала вниз по спине и замерла чуть выше ягодиц. Он снова почувствовал, что волосы поднимаются, как у барсука, на этот раз не от холода.

— Твоя постель сейчас холодна, как могила. — она подошла ближе, он чувствовал ее легкое тело у себя за спиной, тепло ее дыхания сквозь ткань рубахи. И она не убирала руку. — Вместе было бы теплее.

Господи Иисусе. Сжав кулаки, он отступил от нее и толкнул дверь.

— Спокойной ночи, — буркнул он, не оборачиваясь и шагнул в наполненную любопытными шорохами конюшню. Он на мгновение увидел ее в мерцании лунного света, когда повернулся, чтобы закрыть дверь. Ее глаза сузились, как у сердитой кошки.

* * *

Он не пытался двигаться тихо, поднимаясь по лестнице на чердак. Хэнкс и Крузо молчали, хотя он был уверен, что они не спят. Бог знает, что они думали о сегодняшнем происшествии, но он не был расположен развеять сомнения этой парочки. Он все еще чувствовал тяжесть ее руки. Ему самому было, о чем поразмыслить.

Во-первых, Бетти. Если кто в поместье Хелуотер и знал его великую тайну, то это была именно она. Бетти была горничной Дженивы Дансени, до того как стать горничной ее сестры после смерти Дженивы. Насколько хозяйка ей доверяла?

Он все еще чувствовал тяжесть ее руки на своей заднице, и поерзал на тюфяке, раздраженный уколами соломы сквозь одеяло. Дженива, чертова девка. Она сразу положила на него глаз, как только он приехал в Хелуотер из тюрьмы Ардсмуир три года назад как условно-досрочно освобожденный якобитский предатель. Но горничная им не интересовалась, это довольно легко можно было понять, потому что она никогда не пялилась на него, когда приходила в конюшню сказать, что леди Дженива требует оседлать лошадь. Отвязаться от леди Дженивы было не так просто.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.