Вечность Эллы и Миши

Соренсен Джессика

Серия: С.е.к.р.е.т. [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вечность Эллы и Миши (Соренсен Джессика)

ПРОЛОГ

Элла

Что-то зловещее связано с этим мостом. Меня все еще тянет туда внутренним принуждением. Это воспринимается уже не так болезненно, как было раньше, но все еще существуют чувственные воспоминания, связанные с ним, которые будут вечно меня преследовать.

Небо усыпано облаками, и мягкий ветер целует мою кожу. Я застегиваю свою куртку, смотря на темную воду, потерянная в своих мыслях о той ужасной ночи, когда я обдумывала прыжок.

— Ты уверена, что будешь в порядке? — спрашивает Миша. Этот вопрос он задает на протяжении уже нескольких дней. Его пальцы белеют, когда он хватается за перила моста и всматривается в озеро. — Ты через многое прошла на этих выходных.

Я вздрагиваю при воспоминании о злом голосе своего отца, который сказал, что не хотел бы, чтобы я была его дочерью, когда мы с Дином заявили ему, что у него проблемы с алкоголем. Жестокие слова были озвучены, тем самым расколов мне сердце. Я все еще пытаюсь убедить себя, что это зависимость говорит, а не он сам, хотя я сама практически в это не верю. Мое тело и разум измотаны из-за происходящего, но я пробьюсь, справлюсь с этим точно так же, как справляюсь со всем в последнее время. Больше не убегаю. Теперь я встречаюсь лицом к лицу с трудностями, и, в конце концов, двигаюсь дальше.

Миша не знает всей истории о том, что произошло, и я хочу уберечь его от этого бремени. Он все время беспокоится обо мне, и чувство вины поглощает меня. Он должен быть счастлив, любить жизнь, делать то, что хочет. Он этого заслуживает.

Я хмурюсь, ненавидя тот факт, что, когда мы уйдем с моста, он оставит меня, чтобы вернуться к турне вместе со своей группой. — Мне немного грустно от того, что ты должен уехать.

Он отпускает металлические перила, и его голубые глаза сияют, когда он обнимает меня. Я зарываюсь лицом в его грудь и вдыхаю его аромат, не желая отпускать.

— Я люблю тебя, Элла Мэй, — он целует меня в макушку.

Я закрываю глаза и подавляю слезы. — Я тоже люблю тебя.

Он прижимается своими полными губами к моим, и страстно меня целует. Его кольцо в губе впивается в мой рот. Моя кожа согрелась, когда его руки исследовали мою спину, а его пальцы слегка касаются моего зада, прижимая мое тело ближе к нему. Я запутываюсь пальцами в его мягких волосах, прежде чем обхватить его шею руками. Его язык кружится у меня во рту, и он усиливает свой поцелуй, пока мы не отстраняемся, чтобы отдышаться.

Моя грудь вздымается. Я смотрю на озеро в последний раз, и солнце отражается в воде. — Пора идти, не так ли?

Он сжимает мою руку. — Все будет хорошо. Нас ждет двенадцатичасовая поездка, и я уеду лишь на пару недель, прежде чем снова адски буду тебя раздражать.

Я заставляю себя улыбнуться. — Я знаю, и жду с нетерпением того момента, когда снова стану раздраженной.

Взявшись за руки, мы идем к черному «мерседесу» Лилы. Я позволяю ему сесть за руль, и он летит по грунтовой дороге, оставляя облако пыли позади нас, которое быстро исчезает.

ГЛАВА 1

Два месяца спустя…

Элла

Каждую ночь мне снится один и тот же сон. Мы с Мишей стоим на противоположных сторонах моста. С темного неба ужасно хлещет дождь, и ветер поднимает мусор между нами.

Миша протягивает руку, и я иду к нему, но он ускользает от меня, пока не приземляется на перилах моста. Он пошатывается на ветру, и я хочу спасти его, но мои ноги не двигаются. Порыв ветра врезается в него, и он падает назад, исчезая в темноте. Я просыпаюсь от собственного крика, и переполненная чувством вины.

У моего терапевта есть теория, что ночные кошмары отражают мой страх потерять Мишу, хотя это не объясняет, почему я не могу спасти его. Когда она это заметила, мое сердце заколотилось быстрее, и ладони начали потеть. Я никогда не заглядывала так далеко в будущее, чтобы понять, что однажды, мы с Мишей можем и не быть вместе.

Вечность? Такое существует?

С тем количеством времени, которое мы проводим вместе, я думала, куда движутся наши отношения. В последний раз мы видели друг друга на похоронах Грейди. Это был второй сложный день в моей жизни; первый на похоронах моей мамы.

Мы с Мишей были на скале, которая выходила на озеро, с черной банкой, содержащей прах Грейди. Дул ветер и все, о чем я могла думать, это как сильно жизнь принадлежит смерти. В любой момент смерть может схватить жизнь и отнять ее, прямо как она сделала с моей мамой и Грейди.

— Ты готова к этому? — спросил Миша, снимая крышку с банки.

Кивая, я протянула руку к банке. — Готова как никогда.

Позади нас, была заведена машина и играла любимая песня Грейди, — «Simple Man» Lynyrd Skynyrd, песня, которая идеально соответствовала Грейди и его стилю жизни.

Он протягивает мне банку, и мы держим ее вместе. — Что он говорил все время? — спрашивает меня Миша. — О жизни?

— Не так важно чувствовать себя прекрасно из-за всего, что мы делаем, — сказала я мягко. — Но важно то, что мы чувствуем к концу, когда оглядываемся назад на все, что мы сделали.

Слезы текли из моих глаз, когда мы наклонили банку и высыпали пепел с обрыва. Пока мы наблюдали, как он летит вниз к озеру, Миша обернул руки вокруг меня и сделал глоток текилы. Он предложил и мне, но я отказалась.

Мои внутренности сжались, когда боль прошла сквозь меня, но я быстро это подавила.

Хотя солнечный свет и попадал на нас, воздух был прохладный, пока я наблюдала за озером, которое, казалось, держало все. Это было связано с множеством глубоких и болезненных воспоминаний из моего прошлого с моей мамой и мною.

— Земля вызывает Эллу. — Лила машет рукой напротив моего лица и я вздрагиваю. — Ты, правда, уходишь в себя сильнее, чем кто-либо из тех, кого я знаю. Класс вышел пять минут назад... Черт возьми, что это за рисунок? Это жутко.

Вернувшись в реальность, мой взгляд обводит все пустые столы в классе, и затем я роняю ручку из своих рук, наконечник ручки утыкается в эскиз моего лица, только мои глаза черные и моя кожа выглядит сухой, потрескавшейся и грязной.

— Ничего. — Я убираю рисунок в сумку и хватаю книги. Иногда я теряю счет времени и это тревожит меня, потому что так делала моя мама. — Это просто каракули, которыми я развлекалась во время скучной лекции профессора Мэкмана.

— Что с тобой такое? Ты была суперпотерянной и суперугрюмой, — спрашивает Лила, когда мы выходим из класса и толкаем дверь, выходя на солнечный свет.

Я закидываю сумку на плечо и надеваю солнечные очки. — Ничего. Я просто устала.

Она резко останавливается в центре тротуара, сужает на меня свои голубые глаза и упирается руками в бедра. — Не закрывайся от меня сейчас. У нас все было так хорошо.

Я вздохнула, потому что она права. — Это просто сон, который я видела.

— О Мише?

— Как ты догадалась?

Она приподнимает брови. — Как я могла не догадаться? Все твои мысли о нем.

— Не все, — я сосредоточилась на своих мыслях о своем отце, который в реабилитационном центре и как он не хочет разговаривать со мной.

Мы прогуливались по тротуару, и она взяла меня под руку. У нее покачивающаяся походка, и ее розовое платье и светлые волосы развеваются от мягкого бриза. Около года назад, мы с Лилой выглядели одинаково, но потом Миша пробился сквозь мою оболочку, и я выбрала золотую середину. Я одета в черную футболку «Spill Canvas»[1]и пару джинсов, и мои длинные каштановые волосы свободно спадают вокруг моего лица.

— Где перекусим? — спрашивает она, когда мы подходим к концу парковки. — Потому что наш холодильник пуст.

— Нам надо пройтись по магазинам. — Я отодвинулась, когда группа футбольных игроков проходили в своей ало-серой форме. — Но нам также нужна машина, чтобы куда-то поехать, с тех пор, как ты больше не хочешь пользоваться автобусом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.