Девочка Надя, чего тебе надо?

Шпаликов Геннадий Федорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Из книги Геннадий Шпаликов. Стихи. Песни. Сценарии. Роман. Рассказы. Наброски. Дневники. Письма - У-Фактория

1998г.

«ДЕВОЧКА НАДЯ, ЧЕГО ТЕБЕ НАДО?»

Май уже в середине, а прохладно, особенно по вече­рам. Белые в мае вечера, тревожные, и каждый похож па праздник или ожидание его.

Волга к вечеру желтая, темная, синяя. От близости ее, от преобладания надо всем, поскольку она здесь глав­ная улица, воздух легкий, речной.

Отчаливает теплоход под марш "Прощание сла­вянки", окошки на палубах желто светятся, с палуб машут руками неизвестно кому, платья в сумерках ярко белеют.

А музыка эта вечерняя, и оркестр из городского пар­ка, и слова, возгласы — все отчетливо, отдельно слышно. Как позже — всплеск рыбы на темной тихой воде.

Надя Смолина пожалела, что вышла из дома без коф­ты, в платье с короткими рукавами. Но возвращаться, как известно, не к добру, и она медленно спускалась но своей зеленой и наклонной слегка улице к Волге, где око­ло новой гостиницы ее должна была ожидать машина.

Вышла Надя задолго до назначенного времени. Как на свидание — на этой простой мысли она себя пойма­ла, вышагивая в сторону заката. Сумочка в руке, зам­шевая, покачивается. Платье, только что отглаженное, теплое еще от утюга, воротник свежий, белый. Легкость во всем.

Снизу, от реки, приближалась к ней, занимая неши­рокий тротуар, очень знакомая компания: Слава Малы­шев, с ним Лиза и еще двое ребят. Тех она знала меньше. Но видела этой весной почти каждый вечер. Долговязые, длинноволосые, в узких расклешенных брюках с разреза­ми, в ярких прозрачных куртках. В общем, довольно при­ятные ребята, похожие на солистов какого-нибудь кон­курса «Алло, мы ищем таланты». Но была у них особен­ность в одежде, уже цирковая, что ли, — лампочки в разрезах брюк светились. Разноцветные, мелкие и ярко­сти небольшой. Ничего подобного Надя не видела. Она даже приостановилась.

Слава негромко играл на гитаре, перевешенной через плечо. Лиза, высокая, длинноногая, в такой же короткой оранжевой куртке, прижималась к нему очень независимо — тем более что Надю она уже успела увидеть.

У Нади был к Лизе свой, особый разговор, но она решила его отложить пока что. Уж очень независимый и оттого еще более беззащитный вид был у Лизы.

Славка! — весело спросила Надя. — Что это у вас за иллюминация на штанах?

Простейшее устройство, Надежда Тимофеевна! — охотно и так же весело отвечал Слава. — Но каков эф­фект?

Сам придумал? — Надя все глядела на эти мелкие разноцветные лампочки.

Патента, конечно, нет, — говорил Слава. — Мысль, как говорится, витала в воздухе. Вот, смотрите, — Он достал из кармана две плоские коробочки. — Работает от батареек!

Ловко, — сказала Надя.

А кто она такая? — кивнул на Надю один из ребят. — Чего-то я ее, Слава, не помню.

Ребята, пошли, — нервно сказала Лиза. — Пошли!

Надежда Тимофеевна, — Слава кивнул на ребят, — вы на них не обращайте решительно никакого внима­ния... Они ребята, — Слава ударил по струнам, — они ребята — семидесятой широты... Семидесятой широты...

Ребята, — предложила вдруг Надя, — проводите меня до набережной, если у вас, конечно, никаких спеш­ных дел нет.

— Какие наши дела? Пожалуйста! — сразу же со­гласился Слава.

Лиза раздраженно взглянула на него, но тоже повер­нулась — пошли все вниз по улице.

А что это у вас, Надежда Тимофеевна, вид такой загадочный? — спрашивал Славка.

Да как тебе сказать... — Надя улыбнулась.

Свидание? — уверенно предположил Славка.

Слава, прекрати! — вмешалась Лиза.

А что тут такого? — удивился Слава. — Не пони­маю. Ну, свидание. Надежда Тимофеевна, хотя и замуж­няя, но еще вполне молодая женщина. Правильно я гово­рю, ребята?

Ребята с готовностью еще раз оглядели Надю и ника­ких сомнений Славкиным словам не выразили.

Спасибо, Слава, — сказала Надя весело.

Пустяки. Вы лучше скажите, что вам сыграть для настроения?

Для настроения? — спросила Надя. — «Самара-городок» знаешь?

«Ах, Самара-городок, беспокойная я, беспокойная я, успокой ты меня...» — пропел Слава. — А дальше ?

Не помню, — сказала Надя и улыбнулась.

Это надо бы у Розы Баглановой спросить! — вздох­нул Славка.

А кто такая Роза Багланова? — оживился один из ребят.

То же самое, что Ирина Бугримова, — сказал Слава, — только она пела... Темные вы, ребята, а мы с Надеждой Тимофеевной старые...

А говорят, Бугримову львы съели, — сказал один из ребят.

Нет, тигры, — поправил его второй. — Тигры!

Ну вот, — сказала Надя. — Верите всякой ерунде .Ничего они не съели, тигры.

Отсутствие информации порождает слухи, — ска­зал Слава, наигрывая на гитаре, — Это вам, Надежда Тимофеевна, как нашему депутату надо хорошо запом­нить... Двумя ногами ходят слухи... У меня вообще к вам есть ряд вопросов...

Славка, брось! — одернула его Лиза.

Что значит — брось? — возмутился Слава. — Можно, Надежда Тимофеевна?

Валяй, — разрешила Надя. — Слушаю тебя.

На мою избирательную бюллетень вы можете бе­зусловно рассчитывать, — сказал Слава. — Но есть ряд вопросов...

А почему ты, как мой избиратель, шляешься тут, а не спешишь сейчас на встречу со мной? — спросила Надя.

А мы разве с вами уже не встретились? — уди­вился Слава. — А Лизавета и эти супермены как несо­вершеннолетние права голоса не имеют, но пусть послу­шают...

—Это они — несовершеннолетние? — не поверила Надя. — Сколько же вам лет, ребята?

Мне шестнадцать, — сказал один, а второй неза­висимо промолчал.

Акселерация, — объяснил Слава. — Дети научно-технической революции... Вы, ребята не обижайтесь.

Так о чем же ты хотел меня спросить? — повто­рила Надя.

Сразу не сообразишь... — усмехнулся Слава. — Надо еще свыкнуться: как же, член правительства на нашей улице живет! Хотя, безусловно, вас теперь из на­шего захолустного района переселят...

Ты так считаешь? — спросила Надя.

А вы — нет?.. Вообще у вас теперь вся жизнь резко переменится... Может, вы сейчас в последний раз пешком идете... Я, между прочим, совершенно серьезно говорю... А вообще — смешно...

Что — смешно? — спросила Надя.

Да так... — улыбнулся Слава. — Первый раз точ­но знаю, за кого голосую...

Как так? — не поняла Надя.

А что тут удивительного? — сказал Славка. Я в прошлый раз голосовал и даже понятия не имел, за кого... Так, посмотрел на фотокарточку — на заборе висела, — вроде парень ничего... Сорок пятого года рождения... А в общем, какая разница?

Ты считаешь — никакой? — спросила Надя.

А вы как считаете?

Я считаю, разница есть.

Ну и считайте, — спокойно согласился Славка, — считайте, что есть... А нам все равно ,а нам все равно!.. — ударил он по струнам. — Мы волшебную косим трын-траву...

Ты об этом хотел меня спросить? — остановила его Надя. — Об этом?

Лиза и ребята настороженно молчали.

Вы о чем? — Слава спокойно посмотрел на нее. — Пустяки все это, Надежда Тимофеевна. Суета сует. Я же вам сказал: на мою бюллетень вы можете абсолютно рас­считывать. А я — голос массы... народа, населения.

Не хочешь говорить... Ладно... — Надя провела ладонью но лицу. — Твое дело... Тогда у меня к тебе всего один вопрос.

Пожалуйста, — разрешил Слава. — Только без политики.

Без политики, — успокоила Надя. — Чего ты каждый вечер пьешь?

Как чего? — удивился Слава. — Портвейн ро­зовый.

Это с Лизой? — спросила Надя.

Она тут ни при чем! — возразил Слава. — Лиза, а ну дыхни на Надежду Тимофеевну!

Отстань! — зло сказала Лиза.

Она же только березовый сок пьет, — пояснил Славка. — Любимый напиток Сергея Есенина. Этот сок у нас тут в трехлитровых банках продают... Вот, кстати, интересный вопрос: сколько же надо погубить берез на одну трехлитровую банку сока? Куда смотрит охрана внешней среды?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.