Водяная (Рассказ деревенского мальчика)

Тукай Габдулла Мухамедгарифович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Водяная (Рассказ деревенского мальчика) (Тукай Габдулла)

Габдулла Тукай

Водяная

(Рассказ деревенского мальчика)

Лето. Жаркая погода. Прыгнешь в речку — благодать!

Любо мне нырять и плавать, воду головой бодать!

Так играю, так ныряю час, а то и полтора.

Ну, теперь я освежился, одеваться мне пора.

Вышел на берег, оделся. Всюду тихо, ни души.

Пробирает страх невольный в этой солнечной глуши.

На мостки, зачем — не знаю, оглянулся я в тоске...

Ведьма, ведьма водяная появилась на доске!

Растрепавшиеся косы чешет ведьма над водой,

И в руке ее сверкает яркий гребень золотой.

Я стою, дрожа от страха, притаившись и ивняке,

И слежу за чудным гребнем, что горит в ее руке,

Водяная расчесала косы влажные свои,

В реку прыгнула, нырнула, скрылась в глубине струи.

Тихо на мостки всхожу я, выйдя из листвы густой.

Что это? Забыла ведьма чудный гребень золотой!

Оглянулся: пусто, глухо на реке, на берегу.

Гребень хвать и прямо к дому опрометью я бегу.

Ну лечу я, ног не чуя, ну и мчусь, как быстрый конь.

Я покрыт холодным потом, я пылаю как огонь.

Посмотрел через плечо я... Аи беда, спасенья нет:

Ведьма, ведьма водяная гонится за мною вслед!

— Не беги! — кричит бесовка.— Погоди, воришка! Стой!

Ты зачем украл мой гребень, чудный гребень золотой?

Я — бегом, а ведьма — следом. Ведьма — следом,

я — бегом.

Человека бы на помощь!.. Тихо, глухо все кругом.

Через ямы, буераки до села мы добрались.

Тут на ведьму все собаки поднялись и залились.

Гав! Гав! Гав! — не уставая, лают псы,

щенки визжат,

Испугалась водяная, поскорей бежит назад.

Отдышался я, подумал: «Вот и минула беда!

Водяная ведьма, гребня ты лишилась навсегда!»

В дом вошел я: — Мать, нашел я чудный гребень

золотой.

Дай попить, бежал я быстро, торопился я домой.

Золотой волшебный гребень принимает молча мать,

Но сама дрожит, боится, а чего — нельзя понять.

Солнце закатилось. Ладно, спать ложусь я.

День потух.

И в избу вошел прохладный и сенной вечерний дух.

Я лежу под одеялом, мне приятно, мне тепло.

Стук да стук. Стучится кто-то к нам в оконное стекло.

Лень мне скинуть одеяло, лень добраться до окна.

Мать, услышав, задрожала, пробудилась ото сна.

— Кто стучит в такую темень! Убирайся, проходи!

Что тебе приспело ночью? Пропадом ты пропади!

— Кто я? Ведьма водяная! Где мой гребень золотой?

Давеча стащил мой гребень твой сынок,

воришка твой!

Одеяло приоткрыл я. Лунный луч блестит в окне.

Ах, что станется со мною! Ах, куда податься мне!

Стук да стук. Уйди, бесовка, чтобы черт тебя унес!

А вода — я слышу — льется с длинных и седых волос.

Видно, славною добычей мне владеть не суждено:

Мать швырнула гребень ведьме и захлопнула окно.

Мы избавились от ведьмы, а не в силах были спать.

Ох, бранила же, бранила, ох, меня бранила мать!

Вспоминая стук зловещий, я сгораю от стыда.

И чужие трогать вещи перестал я навсегда.

1908

Габдулла Тукай

Су анасы

(Бер авыл малае авызыннан)

I

й кне. Эссе авада мин суда койнам, йзм;

Ччртм, уйныйм, чумам, башым белн суны сзм.

Шул рвешч бер сгать ярым кадрле уйнагач,

Инде, шаять, бер сгатьсез тирлмм дип уйлагач,

Йгереп чыктым судан, тиз-тиз киендем с-башым;

Куркам зем лл нидн,— юк янымда юлдашым.

Бервакыт китм дигнд, тште кзем басмага;

Карасам: бер куркыныч хатын утырган басмада.

Кнг каршы ялтырый кулындагы алтын тарак;

Шул тарак берлн утыра тузгыган сачен тарап.

Тын да алмыйча торам, куркып кына, тешне кысып,

Шунда яр буендагы куе агачларга посып.

Сачлрен ргч тарап, сикерде тште суга ул;

Чумды да китте, тмам юк булды кздн шунда ул.

Инде мин крен ген килдем д кердем басмага,

ен оныткан, ахыры,— калган тарагы басмада.

Як-ягымда ич кеше д юклыгын белдем д мин,

Чаптым авылга, таракны тиз ген элдем д мин.

Крмимен алны в артны, и чабам мин, и чабам;

Ашыгам, тирлим, пешм м кып-кызу уттай янам.

Берзаманны йлнеп баккан идем артка таба,—

А, харап эш! — Су анасы да минем арттан чаба.

Кычкырадыр: «Качма! качма! Тукта! тукта, и карак!

Ник аласы син аны,— ул бит минем алтын тарак!»

Мин качамын — ул куадыр, ул куадыр — мин качам;

Шулкадрле кыр тыныч, ичбер кеше юк, ичмасам.

Шул рвешч чабышып иттек авылга бервакыт,

Су анасыны куарга ктрелде барча эт!

«Вау!» да «вау!» да, «ау!» да «ау!» —

бертуктамый этлр р;

Су анасы, куркып этлрдн, кирег йгер.

Инде эш айланды, куркудан тынычландым, дидем;

И явыз карчык! тарагынан коры калды, дидем.

йг кайттым да: «ни, алтын тарак таптым!» — дидем;

«Сусадым, ардым, ни, мин бик озак чаптым»,— дидем.

Сейлгчтен кыйссаны, алды тарагымны ни;

Курка зе алса да,— уйлый эченнн лл ни...

II

Яхшы, хуш. Батты кояш. Йокларга яттым кич белн;

й эче тулган иде кичке ава, хуш ис белн.

Юрган астында йокыга китми ятам мин аман;

Шык та шык! — кемдер трзг чиерт берзаман.

Мин ятам рхт кен, тормыйм да кузгалмыйм ле.

Бу тавышка сискнеп, торган йокысыннан ни:

— Ни кирк? Кем бу? Кара тнд вакытсыз кем йри?

Нрс бар со тнл берлн, и пычагым кергери!

— Су анасы мин, китер, кайда минем алтын тарак?

Бир! бая кндез алып качты сине угълы, карак!

Тшкн айны шлсе, мин юрган астыннан карыйм;

Калтырыйм, куркам:

«Ходай! — дим,— инде мин кайда барыйм?»

ич злексез шык та шык! безне трзне кага;

Ул коточкыч сачлреннн чишм тсле су ага.

нкем алтын таракны, тиз ген эзлп табып,

Атты да тышка, тизк куйды трзне ябып.

Су анасыннан котылгачтын, тынычлангач, ни

И орышты, и орышты, и орышты со мине!

Мин д шуннан бирле андый эшк кыймый башладым,

«Й иясе юк!» — дип, йберлрг тими башладым.

1908

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.