Прибыль от одного снопа

Игонина Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прибыль от одного снопа (Игонина Елена)

Ситцевое платье  [1]

Госпожа д’Астро́ль, вдова офицера, жила в прекрасном загородном доме. Ее усадьба располагалась в окрестностях Амбуа́за – старинного замка с изысканными башнями, владения королевских особ. С высоты этих башен открывался взору вид на чудесные сады Франции, орошаемые водами реки Луа́ры, за течением которой можно было следовать взглядом на протяжении двадцати пяти миль [2] . Этот вид – один из самых обширных и замечательных, какие только известны, – обыкновенно привлекал иностранцев, путешествующих поблизости. Не однажды любопытство и красоты местности заманивали их до самого дома госпожи д’Астроль, отстоящего от замка не более чем на полмили. Эта почтенная дама проживала в имении с двумя дочерьми – Дельфи́ной и Эжени́. Одна из них любила пышность и наряды, так что желала иметь у себя все выдумки моды; другая же была бесхитростна и мало заботилась об убранстве. Платье из простой ткани, две маленькие золотые сережки, зеленый сафьянный [3] пояс, черепаховые гребни – таков был наряд Эжени. Дельфина же, напротив, всегда носила платье из дорогой шелковой материи, с оборками и прозрачными широкими рукавами. Она имела вышитую шемизетку [4] , убранную кружевами; шляпку с широкими полями, закрывавшими ей половину лица, так что с трудом можно было различить возникавшие впереди предметы; пояса же менялись каждый день – то шотландский, то греческий, то какой-нибудь еще. Модные башмаки так сжимали прекрасные ножки, что она с трудом могла ходить, но чем не жертвуют ради моды! Легко понять, что такое различие вкусов и склонностей между двумя сестрами имело большое влияние на свойства их характера. Дельфина более всего уважала людей, в наружности которых угадывалось знатное происхождение. Эжени же была привязана только к достоинствам сердца и судила обо всем по поступкам, отмечая все, что открывало в них чистую и возвышенную душу собеседника. У нее гораздо меньше, чем у сестры, было подруг, но они любили ее с особенной нежностью.

* * *

Это случилось во второй половине сентября, когда в тех краях часто бывают слякоть и ненастье. Дельфина и Эжени, возвратясь с прогулки, едва успели укрыться от проливного дождя. Из окон залы они заметили двух незнакомок, которые шли пешком через их обширный двор и пытались найти какое-нибудь место, чтобы спастись от непогоды. Одной из них было на вид около пятидесяти лет; она была в простом платье и соломенной шляпке. За ней следовала девочка, двенадцати или тринадцати лет, одетая еще проще. Коротенькое платье из ситца, без всяких оборок, шляпка из несколько полинявшей зеленой тафты [5] , косынка на шее, черные кожаные башмаки – вот все, что составляло убранство юной незнакомки.

Буря усиливалась, и ливень продолжал идти. Госпожа д’Астроль, обладавшая добродушием, не могла забыть о гостеприимстве и пригласила заплутавших путников войти в залу. В то время, как хозяйка вышла навстречу посетительницам, ее дочери рассматривали их, в особенности девочку, которая была их ровесницей. Дельфина, едва взглянув на ситцевое платье и полинявшую шляпку, заключила, что в таком наряде невозможно быть ни знатной, ни богатой. А потому решила обойтись с гостьей весьма прохладно. Эжени же, напротив, с первого взгляда на юную незнакомку сочла ее достойной живого участия и интереса.

– Нас с Изабеллой увлекла приятная прогулка, – сказала пожилая дама, смотря на свою воспитанницу и подавая ей молчаливый знак. – Мы, хотя и шли пешком, удалились от нашего жилища более, чем я думала. Если госпожам будет угодно, мы отдохнем здесь несколько минут.

– Смею просить вас о большем, – прервала хозяйка. – Дождь не перестает, а уже половина пятого. Не угодно ли вам разделить с нами семейный обед? А чтобы домашние не беспокоились о вашем отсутствии, я могу послать к ним одного из своих людей.

– Не беспокойтесь, сударыня, – отвечала девочка. – Мы обычно обедаем в два часа. А после обеда моя наставница всегда со мною прогуливается. Нам приятно смотреть на сельские занятия и разговаривать с земледельцами.

Такое объяснение двух незнакомок – особенно обед в два часа, непривычный для знатных людей, – заставило Дельфину думать, что они принадлежат, скорее всего, к семейству какого-нибудь художника или трудолюбивого ремесленника. Добрая и проницательная Эжени, тем временем, лишь усиливала свое внимание.

– Если ненастье продолжится, – сказала пожилая дама, – то мы с большим удовольствием останемся с вами, но с условием, чтобы мы нисколько не расстроили ваш обед.

Так и было исполнено. Госпожа д’Астроль, ободрясь простотой обращения своих посетительниц, нисколько уже не стеснялась их присутствия и села со своими дочерьми за стол. Дельфина не переставала говорить с Изабеллой с видом покровительницы. Та охотно уступала юной хозяйке преимущество в разговоре, но старалась больше обращаться к Эжени и приобрести ее привязанность. Дельфина, посмеиваясь над сестрой, думала про себя, что довольно глупо оказывать такое внимание полинялой шляпке и людям, которые обедают в два часа.

Когда обед закончился, уже сгустились сумерки, а проливной осенний дождь еще продолжал идти.

– Далеко ли отсюда до вашего жилища? – спросила госпожа д’Астроль.

– Почти три четверти мили, мы живем в замке Амбуаз, – ответила девочка, но спутница подала ей знак не увлекаться разговором.

– В таком случае я велю приготовить мою крытую коляску [6] , – сказала хозяйка дома. – Иначе вы не сможете добраться домой, не подвергнув опасности свое здоровье.

При этих словах Дельфина не смогла сдержать усмешки и сказала сестре довольно громко, чтобы могли расслышать окружающие:

– Уверена, что «ситцевое платье» в первый раз в жизни поедет в коляске.

На прощание Изабелла ласково пожала руку Эжени и сказала, что надеется возобновить приятное знакомство, произошедшее благодаря счастливому случаю. Дельфине она учтиво поклонилась, но та ответила на поклон с таким показным пренебрежением, что гостья не смогла не улыбнуться. Приказание госпожи д’Астроль было исполнено, и она сама проводила спутниц, которые искренне ее благодарили.

* * *

– Они очень любезны, – сказала мать после того, как коляска скрылась за воротами.

– Да, насколько это возможно для простых людей, – с неохотой добавила Дельфина.

– Из какого бы сословия ни была эта девочка, я бы гордилась дружбой с ней, – сказала, в свою очередь, Эжени. – В ее обращении с людьми есть особенное благородство, которым она привлекает людей и заставляет себя уважать.

– Однако же это не помешало ей, – прервала насмешливо старшая сестра, – скушать на десерт два больших персика, дюжину [7] слив и половину тарелки желе.

– Да отчего же, – отвечала с запальчивостью Эжени, – не отведать с удовольствием того, что предлагали ей от доброго сердца? Ведь когда мы прогуливаемся по окрестностям и, устав от ходьбы, заходим в дом кого-нибудь из крестьян, мы так же охотно едим их кушанья!

Рассуждая так, они услышали стук вернувшейся коляски. Затем вошел кучер [8] , который поспешил сообщить хозяевам о встрече, произошедшей в пути. Невдалеке от дома его остановили всадники, в которых можно было узнать королевских слуг. Увидев в коляске госпожу с девочкой, они почтительно сняли с себя шляпы и донесли, что Ее Королевское Высочество очень беспокоится по причине их долгого отсутствия в непогоду. Тут же подъехала карета, запряженная четверкой лошадей, в которую и пересела, как оказалось, юная принцесса со своей воспитательницей.

Вскоре от окрестных жителей стало известно, что королевские особы остановились в замке накануне и проведут там не более двух дней. – Какая жалость! – воскликнула Эжени. – Значит, я уже не увижу более мою милую принцессу!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.