Восстание от греха. Сборник о покаянии

Игонина Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Восстание от греха. Сборник о покаянии (Игонина Елена)

От издательства

Большинство людей приходит сегодня в Церковь после блуждания по распутиям греха. Жизнь без веры, без водительства законом Божиим – жизнь в страстях, чреватая многими как тяжкими, так и мелкими, повседневными падениями. И первое движение к Богу должно быть, по сути, движением к покаянию. Человек узнаёт, как должно жить по слову Христа, и ужасается тому, как далек он был от исполнения животворных заповедей своего Спасителя, как часто и как бездумно их нарушал. Ужасается, а что потом? Потом – первый опыт исповеди, слезы боли и стыда, первое Причастие. С этого, можно сказать, начинается жизнь современного христианина в Церкви.

Но проходит немного времени, и первый жар покаяния забывается. Прежние грехопадения уже не кажутся такими страшными: они остались далеко в прошлом… И человек потихоньку становится неосторожным, беспечным. Теряется ощущение виновности перед Богом, ощущение того, что он погибает и лишь Господь может его спасти. Змейки страстей понемногу снова начинают вползать в уже новую, церковную, жизнь. И если вовремя не спохватится человек, не «испугается», то либо впадет вновь в грехи тяжелые и лютые, либо постепенно придет в то состояние, которое именуется теплохладностью и которое противно Богу.

А все отчего? Оттого, что неведома большинству наших современников истина, которую преподобный Иоанн Лествичник выразил словами: «Если и вершины добродетелей достигнешь, об оставлении согрешений молись» [1] . Покаянное делание должно быть непрестанным, лишь оно не только примиряет нас с Господом, но и сохраняет от новых грехопадений. Но как понять, каким оно должно быть, как не уклониться, с одной стороны, по сказанному прежде, в беспечность, с другой – в мрачную безнадежность, отчаяние? Ответ на этот и многие другие вопросы мы находим в житиях и наставлениях святых. В том числе и тех великих подвижников благочестия, которые пришли к Богу от не менее великих грехов.

Цель настоящего сборника в том и заключается: дать христианину, живущему в начале XXI века, понимание того, что такое покаяние в опыте святых, как от бездны порока может взойти человек к высочайшей праведности, насколько ревностным должно быть, чтобы не погибнуть по теплохладности, и какова любовь Божия, покрывающая любой грех, который мы оставляем и в котором от сердца раскаиваемся.

Сейчас выходит много книг о покаянии, в том числе так называемых вопросников. Такие публикации нужны, по-своему полезны, но они знакомят христианина лишь с внешней стороной покаяния. Внутреннее же, самое главное, суть покаяния слишком часто ускользает от человека. Вглядимся в то, как каялись святые, каким деятельным и подлинным было их покаяние. Как относились они – к самим себе, к людям и к Богу. И их опыт обязательно поможет нам – и каяться, и не грешить…

Часть 1. Оставляю грех мой Избранные жития святых

Перешедши через Иордан Преподобная Мария Египетская [2]

«Тайну цареву добро хранити, дела же Божия открывати славно» [3] — так сказал Архангел Рафаил Товиту, когда совершилось дивное исцеление его от слепоты. Действительно, не хранить царской тайны страшно и гибельно, а умалчивать о преславных делах Божиих – большая потеря для души.

– И я, – говорит святой Софроний [4] , написавший житие преподобной Марии Египетской, – боюсь молчанием утаить Божественные дела и, вспоминая о несчастье, грозящем рабу, закопавшему в землю данный от Бога талант [5] , не могу не рассказать святой повести, дошедшей до меня. И да никто не подумает, что я осмелился писать неправду, когда у кого явится сомнение в этом дивном событии: не подобает мне лгать на святое. Если же найдутся такие люди, которые, прочитав это писание, пораженные преславным событием, не поверят, то к ним да будет милостив Господь, потому что они, размышляя о немощи человеческого существа, считают невозможными те чудесные дела, которые совершаются со святыми людьми. Однако надо уже начать рассказ о славном событии, происшедшем в нашем роде.

* * *

В одном из палестинских монастырей жил старец, украшенный благочестием жизни, разумностью речи и с ранней юности доблестно подвизавшийся в иноческом подвиге. Имя старцу было Зосима [6] . Будучи монахом, он прошел все степени постнических подвигов и соблюдал все правила, преподанные величайшими иноками. Исполняя все это, он никогда не переставал поучаться Божественными словами: и ложась, и вставая, и за работой, и вкушая пищу (если только можно назвать пищей то, что он вкушал в очень малом количестве), он неумолчно и постоянно исполнял одно дело – пел Божественные песнопения и искал поучений в Божественных книгах. Еще в младенчестве он был отдан в монастырь, где доблестно подвизался в постничестве до пятидесяти трех лет. Но потом его стала смущать мысль, что он достиг полного совершенства и более не нуждается ни в каких наставлениях.

«Есть ли, – думал он, – на земле инок, могущий меня наставить и показать пример такого постничества, какое я еще не прошел? Найдется ли в пустыне человек, превзошедший меня?»

Когда старец так размышлял, к нему явился Ангел и сказал:

– Зосима! Ты усердно подвизался, насколько это в силах человека, и доблестно прошел постнический подвиг. Однако нет человека, который мог бы сказать о себе, что он достиг совершенства. Есть подвиги, неведомые тебе, труднее пройденных тобою. Чтобы познать, сколько иных путей ведут ко спасению, покинь страну свою, как славнейший из патриархов Авраам [7] , и иди в монастырь, лежащий при реке Иордан.

Следуя такому наставлению, Зосима вышел из монастыря, в котором подвизался с младенчества, отправился к Иордану и достиг того монастыря, куда его направил голос Божий.

Толкнув рукою монастырские ворота, Зосима нашел инока-привратника и сказал ему про себя. Тот известил игумена, который приказал позвать пришедшего старца к себе. Зосима пришел к игумену и исполнил обычный иноческий поклон и молитву.

– Откуда ты, брат, – спросил его игумен, – и для чего пришел к нам, нищим старцам?

Зосима отвечал:

– Откуда я пришел, об этом нет нужды говорить; пришел же я, отец, ища себе душевной пользы, так как слышал о вас много великого и достохвального, того, что может привести душу к Богу.

– Брат, – сказал ему на это игумен, – один Бог может исцелить немощи душевные; да наставит Он и тебя, и нас путям Своим на пользу души, а человек исправлять человека не может, если он постоянно не вникает в себя и неусыпно, с Божией помощью, не совершает подвигов. Но так как любовь Христова побудила тебя посетить нас, убогих старцев, то оставайся с нами, если для этого пришел. Пастырь Добрый, отдавший душу Свою для нашего спасения, да ниспошлет на всех нас благодать Святого Духа.

После таких слов Зосима поклонился игумену, попросил его молитв и благословения и остался в монастыре. Здесь он видел старцев, сиявших добрыми делами и благочестием, с пламенным сердцем служивших Господу непрестанным пением, всенощной молитвой, постоянным трудом. На устах их всегда были псалмы, никогда не слышно было праздного слова, ничего не знали они о приобретении временных благ и о житейских заботах. Одно у них было постоянное стремление – умертвить свою плоть. Главной и постоянной пищей их было слово Божие, а тело они питали хлебом и водою, насколько каждому позволяла любовь к Богу. Видя это, Зосима поучался и готовился к предстоящему подвигу.

* * *

Прошло много времени, наступили дни святого Великого поста, монастырские ворота были заперты и открывались только в том случае, если кого-то посылали по делам монастыря. Пустынной была та местность; миряне не только не приходили, но даже не знали об этой обители.

Был в монастыре том обычай, ради коего Бог привел туда Зосиму. В первую Неделю Великого поста за Литургией все причащались Пречистого Тела и Крови Господних и вкушали немного постной пищи; потом все собирались в церкви, и после прилежной, коленопреклоненной молитвы старцы прощались друг с другом, и каждый с поклоном просил у игумена благословения на предстоящий подвиг путешествующего. После этого открывались монастырские ворота, и с пением псалма Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся? [8] иноки выходили в пустыню и переходили через реку Иордан. В монастыре оставались только один или двое старцев, не для охраны имущества – украсть там было нечего, – но чтобы не оставить церковь без богослужения. Каждый брал с собою немного пищи, сколько мог и хотел по своим телесным потребностям: один немного хлеба, другой – смоквы, кто – финики или вымоченную в воде пшеницу. Некоторые ничего с собою не брали, кроме рубища на своем теле, и питались, когда принуждал их к тому голод, растущими в пустыне травами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.