Киргизы. (Исторический очерк)

Бартольд Василий Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Киргизы. (Исторический очерк) (Бартольд Василий)

Академик Василий Владимирович Бартольд

Глава I. Древнейшие известия.

Киргизы ( кыргыз) принадлежат к числу древнейших народов Средней Азии. Из народов, живущих к Средней Азии в настоящее время, нет, повидимому, ни одного, название которого так рано встречалось бы в истории.

Почти все наши сведения о судьбах восточной части Средней Азии в до-монгольский период извлечены из произведений китайской официальной историографии, где названия народов и другие собственные имена, личные и географические, передаются, конечно, в транскрипции китайскими иероглифами. При переводе китайских текстов русские ученые обыкновенно руководствовались произношением иероглифов в современном пекинском наречии, западно-европейские — китайским литературным или так называемым «мандаринским» языком; некоторые синологи сверх того старались установить, на основании лингвистических данных, как должны были произноситься те или другие иероглифы в то время, к которому относился данный памятник; в связи с этим иногда решался вопрос об этнографическом происхождении упоминаемых китайцами народов. Из трудов западно-европейских синологов в настоящем очерке чаще всего встречаются ссылки на статью Хирта ( Fr. Hirth) «Nachworte zur Inschrift des Tonjukuk»(1899), на труд Шаванна ( E. Chavannes) «Documents sur les Tou-kue (Tures) occidentaux»(1903) [1] и на труд де-Грота ( M. de Groot) «Die Hunnen der vorchristlichen Zeit»(1921) [2] .

На русском языке китайские сведения о народах Средней Азии собраны в труде монаха Иакинфа (Бичурина) «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» (1851), доведенном до X века: продолжением этого труда должен был служить труд В.П. Васильева «История и древности восточной части Средней Азии от X-го до XIII-го века» (1857).

Первым по времени памятником китайской официальной историографии являются «Исторические записки» (Ши-цзи) Сы-ма-цян‘я, «отца истории в Китае», закончившего свой труд в 99 году до нашей эры. В это время северными соседями китайцев были хунны ( Hiong-nu), создавшие первую известную в истории Средней Азии обширную кочевую империю; сами китайцы обыкновенно сближали хуннов с народами турецкого происхождения: европейские ученые до последнего времени [3] ) большею частью также считали хуннов турками, хотя теперь такой специалист по китайским известиям о Средней Азии, как проф. Пельо ( Pelliot) склонен вернуться к прежней теории о монголизме хуннов. По словам Сы-ма-цян'я, хунны на севере, между прочим, подчинили себе царство Гэ-гунь (в транскрипции де-Грота ( Kik-K'un), повидимому, в 201 году до нашей эры. Как сами китайцы, так и европейские ученые сближают эту транскрипцию с другими, употреблявшимися для передачи слова «кыргыз», так что известие о событии 201 года до нашей эры должно быть признано первым по времени известием о киргизах . Старались объяснять эту транскрипцию также иначе; в первом слоге, являющемся, как мы сейчас увидим, впоследствии в форме «Гянь», видели передачу названия реки «Кем», во втором — передачу названия реки «Орхон», и потому полагали, что китайцы назвали так область между Енисеем и Орхоном. Енисей, действительно, носил у турецких народов всегда название «Кем», но китайцы передавали это слово другим иероглифом, не тем, которым передавалась первая часть названия «кыргыз». Вторая часть, действительно, передавалась тем же иероглифом, как впоследствии название реки «Орхон», так что можно думать, что и в названии киргизского народа китайцы слышали в конце носовой звук. По мнению Пельо, мы имеем здесь монгольское образование единственного числа — кыркун. Так как китайцы, по всей вероятности, узнали о киргизах от своих соседей хуннов, то этим подтверждалось бы мнение Пельо о монголизме этого народа.

Рассказ о событии 201 года до н. э. ничего не говорит ни об области киргиз, ни о ее местоположении; но вместе с киргизами, очевидно, в качестве их соседей, назван, между прочим, народ Динлин ( Ting ling), в котором видят предков так называемых «енисейских остяков». На этом основании можно предположить, что киргизы уже тогда, как впоследствии, жили на Енисее.

Несколько больше, хотя все-таки очень мало географических данных мы находим в «Истории Старших Хань» (206 до н. э. — 25 н. э.); автор Бань-гу, умер в 92 году н. э. В рассказе о событиях второй половины I-го века до н. э. киргизы упоминаются под названием Гянь-гунь (у Шаванна Kien koen, у де-Грота Kin k'un). Один из представителей царствовавшего дома хуннов передвинулся на запад, в страну по соседству с владениями народа У-сунь, о котором автор часто говорит и в других местах, как о западных соседях и врагах хуннов. Местоположение страны усуней определяется им довольно точно; центр ее находился в местности к югу от Иссык-Куля, на западе она граничила с Ферганой, на востоке заключала в себе местность к востоку от озера Эби-нор и к западу от города Ши-хо. Узнав о приближении хуннов, усуни выслали против них отряд в 8.000 человек; этот отряд был разбит хуннами — очевидно, не во владениях усуней, но дальше к востоку. Победив усуней, хунны направились на север против народа У-гэ, оттуда на запад, против народа Гянь-гунь, оттуда на север, против народа Дин-лин; покорив все эти «три царства», хунны часто посылали войска на усуней и всегда одерживали над ними победы. Предводитель хуннов прожил некоторое время в стране Гянь-гунь, потом заключил союз с западными соседями усуней, кангюйцами (Кан-гюй, у Шаванна K'ang-Kiu, у де-Грота K'ang-Ki), владения которых доходили до местности к северо-западу от Ферганы. Хунны приняли приглашение кангюйцев перейти в их страну, на пути туда понесли большие потери, спаслось только 3.000 человек войска), но там им удалось основать могущественное царство и одержать большие победы над усунями. Это царство в 36 году до н. э. было уничтожено войском посланным на запад китайцами, и сам предводитель хуннов, основатель царства, был казнен.

О стране Гянь-гунь говорится еще, что она находилась в 7.000 ли (ли — в то время 1/3 версты) на запад от столицы хуннов (на Орхоне или Толе) и в 5.000 ли к северу от области Че-ши или Гу-су, т. е. от области в восточной части Китайского Туркестана, где теперь город Турфан. Мы увидим, что впоследствии мусульманскими географами также описывается путь на север в страну киргиз, на Енисей, из местности около Турфана. Если указанные китайцами расстояния близки к действительности, то возможно, что киргизы тогда жили не только на Енисее, но и южнее, в той местности, где теперь озеро Кыргыз-нор (нор или нур по-монгольски — озеро); насколько мне известно, нет сведений о том, когда и почему озеро получило такое название. Во всяком случае, ход событий показывает, что страна Гянь-гунь находилась восточнее страны усуней и что только по случайному недосмотру в рассказе о движении хуннов из страны Гянь-гунь в страну Кан-гюй об усунях не упоминается; несомненно, что понесенные хуннами на этом пути потери были причинены им усунями. Недосмотр Бань-гу ввел в заблуждение писавшего в III в. н. э. Юй-хуан'я, автора истории династии Вэй (220—264): он помещает страну Гянь-гунь рядом со страной Кан-гюй, при том к северо-западу от нее. Страну динлинов он помещает к северу от страны кангюйцев и тут же уверяет, впадая в явное противоречие с самим собою, что страна Гянь-гунь находилась по середине между двумя другими «царствами». Этими ошибками был введен в заблуждение де-Грот.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.