Шоу: укротить принца

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Шоу: укротить принца Глава 1

Мужчина, если бы и смог понять, что думает женщина, все равно не поверил бы. Столица встретила меня утренней тишиной. Мои каблучки звонко цокали по уличному мощению, а настроение зависло где-то на уровне городских подвалов. Тусклый утренний свет не радовал – мне хотелось терпкой ночной темноты. Узкие грязные переулки раздражали. Головушка, которой я так и не сделала подарка в виде исцеляющего отвара, дико болела. Неудивительно, что всадника на красном громадном ящере какой-то явно дорогостоящей породы я заметила только тогда, когда последний едва не оставил от меня на тротуаре живописное пятно. Всадник, слегка нетрезвый, рыкнул мне: – Ты, ...! Не видишь, куда прешь?! Я должна держать себя в руках... В памяти вдруг всплыло лицо эльфа, который из банальной выгоды променял меня на другую, и отца, который так и не захотел со мной заговорить – должно быть, его оттолкнуло отсутствие Дара, но шёпот крови он не мог не услышать! ·Да ты подстилка обычная, вот ты кто, а я скоро буду – женой!? – снова зашипел голосок эльфийки в голове, и меня прорвало. Умом я понимала, что это всё последствия действия наркотика, но остановиться уже не могла. – Да пошёл ты! Я тебе не девочка на побегушках, понял?! Надо – объедешь! – Ты вообще знаешь, с кем разговариваешь? – С хамом, которому папочка купил ящера, но не научил, что нельзя ругаться такими словами на женщин! Парень придержал ящера и вытаращился на меня: – Ты что, мазохистка? Или смертница? Я хмыкнула: – Слушай, ты! У меня похмелье, потому из нас двоих мазохист – ты! Ещё немного – и твой ящер чисто случайно взбесится, сбросит тебя и ещё и пройдётся – для профилактики идиотизма! Кажется, парень от неожиданности даже слегка протрезвел. По крайней мере, в серых глазах появилось осмысленное выражение. Он впал в задумчивость, а я не стала ждать, пока он родит какую-нибудь гениальную мысль. Я решительно пошла прочь, но метров через десять меня снова нагнал ящер. – Эй, тебя подвезти? – Ты ещё предложи прямо здесь, чтоб времени не терять! Парень фыркнул и неожиданно спокойно сказал: – Да ладно, не хами. А куда тебе? – Во дворец, к родственнице. – Она там работает? – Угу, в точку. – Поехали вместе, ты так до обеда идти будешь. – Буду. Парень вздохнул и подстроил шаг ящера под мой темп. Земноводное недовольно дёрнуло хвостом. Некоторое время мы шли молча. Первым, как и следовало ожидать, не выдержал мой спутник: – Вот ты мне что-то говоришь, а сама? Разве девушке можно пить? Я хмыкнула: – Запрет на алкоголь приводит только к большему его распространению. – Нет, серьёзно, что, и повода не было? – Был. – Я что, должен каждое слово из тебя вытягивать? – Не должен. Интересно, долго выдержит? Впрочем, на душе стало легче. То ли от того, что ему паршиво, то ли от того, что кто-то рядом... – Что, полегчало? Я изумлённо воззрилась на него. Мой спутник тепло улыбнулся в ответ: – У меня тоже такое, когда мне паршиво, – доверительно сообщил он, – Вот, сейчас с роднёй поскандалил. А что у тебя? – Просто хандра. Жаль с друзьями расставаться. И потом, совсем новый город... – Нашла о чем переживать! Поверь, всё будет у тебя хорошо! Я помимо воли улыбнулась: – Запомни: у меня всегда всё хорошо... Дальше мы снова пошли молча. Мне никак не давало покоя странное ощущение... Так, нужно включить чутьё, плевать, что голова болит... Первое, что я поняла совершенно точно – парень из Чарующих. Значит, у нас вряд ли будут хорошие отношения... Второе моё открытие порадовало ещё меньше, чем первое – на ящере я явно почувствовала путы принуждения. Подозрительно знакомые. Захотелось застонать и схватиться за голову. Ну, тётя... Теперь можно не сомневаться: я могу перед собой лицезреть его высочество Лассана какого-то там. Интересно, кстати, как они не путаются: всех мальчиков в семье называть теми же именами?! Впрочем, сейчас это не принципиально. Нужно складывать дрова, которые наломала. Боги, если б ещё голова так не болела... Мой затуманенный мозг начал просчитывать варианты. Вот оно!! Хождение на шпильках по брусчатке: спорт ненадёжный. Вот ты плывешь, как королевна, делая бёдрами лёгкие восьмёрки, на тебя оглядываются редкие утренние прохожие... И тут – мама! Каблук угодил в щель и подломился! Конечно, ты со всхлипом падаешь на землю... Принц проявил чудеса акробатической ловкости: не успела я осесть на мостовую, как меня осторожно подхватили, удерживая от падения. Однако, неплохо их, сволочей, там учат! Двигается, почти как эльф! Нужно запомнить на будущее... – Эй, ты в порядке?! Я тихонько всхлипнула и принялась растирать щиколотку. Парень, особо не напрягаясь, поднял меня и затащил на ящера. – А я тебе предлагал?! – спросил он раздраженно, – Не дёргайся, я полечу! Вот чтоб тебе было хорошо! И не откажешься ведь... Тёплая исцеляющая магия побежала по ноге, и кровь мгновенно среагировала на силу Чарующего: в виски стукнулась боль, и я буквально почувствовала, как состав красной жидкости в моём организме начал меняться. Стиснув зубы, я загнала Силу поглубже, чтоб принц её не почуял, и вцепилась ледяными пальцами в чешую. Земноводное повернулось и глянуло на меня злющими темными глазами – чисто человеческими. Упс, тётя... “Убью идиотку!!!” – продублировал мои мысли шипящий голос родственницы. Я скорчила рожицу. Ящер качнул головой и отвернулся. Поток исцеляющей магии увеличился. Я почувствовала, как кровь начинает закипать, а температура тела падает чуть ли не до нулевой отметки. В глазах заплясали чёрные точки. – Ну, уже лучше? – уточнило его высочество. – Угу, – скорее простонала, чем ответила я. Принц нахмурился: – Что, до сих пор больно? У тебя что, восприимчивость магии пониженная? Всё. Я его уже почти ненавижу. – Нет, все хорошо, – вздохнула я, – Мне просто от твоей магии почему-то спать хочется... – А, – оживилось высочество, – Не переживай, это распространённая реакция. Я фыркнула и сделала вид, что пытаюсь слезть с ящера. По правде сказать, блеф чистой воды – в своём теперешнем состоянии я б двух метров не проползла, я уж молчу о том, чтоб идти. От меня не укрылось, что животное повело вперёд хвостом – ловить меня, если начну падать. Вот спасибо, тётя! “Не за что! В кого ты такая умная, а?” “В тётю! Сама этого красавца ко мне привела!” “Я же не думала, что ты начнёшь хамить человеку, даже не глянув на его ауру?” “У меня голова болит!” “А я тебе говорила выпить исцеляющий отвар?! Чем же ты слушала, хорошая моя?!” Судя по тону тётки, скоро полетят тяжелые предметы. Остается только радоваться, что не в меня... – Куда собралась? – раздражённо уточнил принц, – Поедешь со мной – и точка! Ох уж эти женщины... Повозмущавшись для проформы, я уютно устроилась перед парнем на спине рептилии и оперлась на него. Стало полегче, но аура Чарующего нервировала. Поражаюсь тётке – как она с этим императором ещё и спит постоянно... – Расскажи, – муркнула я, уткнувшись носом в его рубашку. – Что? – Ну, что у тебя случилось? Ты говорил, что настроение плохое, в семье проблемы... Парень задумчиво глянул на меня. Я сделала большие невинные глаза. В такой ситуации любой умный принц уже б бросил меня в темницу как потенциальную шпионку. Тот же Эррар в ответ на такой вопрос только рассмеялся б. Я б наплела каких-то небылиц... – Понимаешь, мой дядя женится... Мальчик... Тебя неправильно учили... – ... Он не видит, что она такое! Я уверен, она – не та, за кого себя выдает! Знаешь, она не похожа на обычную женщину. От неё веет дикостью какой-то... Ящер дёрнул хвостом. Что, тётя, допрыгалась? – И ты с ней не ладишь? – сочувствующе уточнила я. Парень качнул головой. – Нет, внешне всё нормально, просто что-то с ней... Не то... Не знаю, как объяснить... Так, мальчик, всё с тобой ясно... “Тётя!” “Да, я кретинка. Это всё?” “Я не о том. Быстро найди мне данные про служанок, которые умерли за последние два года в замке” “Чего?” “Тётя, не спорь. Поверь, будет весело!” “Возраст любой?” “Желательно старую. И быстро!” – Ну, я же не думаю, что причина в твоей антипатии к ней. Должно быть что-то посерьёзней... – Понимаешь, ей мало того, что дядя бегает за ней, как собачка на верёвочке! Она сватает за меня свою племянницу!! Я чуть с ящера не свалилась. “Тётя?!! Ты ничего мне не хочешь объяснить?!” “Я занята, поговорим потом” Убила б!! – Что, прям сватает? В смысле, на горизонте у тебя маячит свадьба с незнакомой девицей сомнительного происхождения? – Нет, ещё чего не хватало! Понимаешь, она приезжает в столицу, чтоб поступить в школу при Храме Солнечного бога. И представь: мне сказали за ней присматривать, “пока она не освоится в столице”! Мне окончательно поплохело. “Тётя, прибью!!!!!” – только и смогла я подумать. И тут у меня в голове окончательно сформировалась одна мысль... Школа Солнечного бога, значит?! Тётушка, милая, ты у меня получишь! – Погоди... А её, случаем, не Тан зовут? Он аж подскочил, подозрительно уставившись на меня: – Откуда ты знаешь?! – Боги, я тебе сочувствую... Знаешь, я с ней знакома. Можно сказать, благодаря ей я здесь... – Что? – в унисон выдохнул принц и тётин голос в моей голове. – Да! Ты знаешь, я работала у эльфов Ночного Клана, и там встретилась с ней. Она была содержанкой их Главы! Представляешь, мерзость? Я была его служанкой, а эта Тан увидела меня, и я ей не понравилась – как она выразилась, “чересчур мордашка смазливая”. В общем, она б меня выгнала, но потом узнала, что у меня бабушка работает во дворце, и сказала ехать к ней. Так что, мы с тобой будем страдать вместе – я буду для этой Тан служанкой... “Тан!!!!” – тётя шипела, как кошка, – “Что ты творишь, кинжал тебе туда-то?!” Я ощутила прилив бодрости, аж головная боль прошла. Что, тётушка, скушала? – Не переживай, – между тем начал меня утешать принц, – Я не позволю ей плохо с тобой обращаться. – Спасибо, – вздохнула я тихо, – А ты какой-то герцог, да? Тан говорила, у неё высокопоставленный жених... – Почти. Потом расскажу... А какая она? – Ну... Капризная, высокомерная и красивая. – Ясно... Так что, она меня называла женихом? – Да, – невинный взгляд, – Говорила, тётя всё устроит... Но это секрет! – Я так и понял... Вот мразь! – А то! – А как зовут твою родственницу? “Тётя?” “Думаешь, я отвечу?” “Да” – отозвалась я. А что? Наглость – сестра таланта! “Лат, кухарка” – Её зовут Лат, она работает кухаркой во дворце... Повисло молчание. – Ну, я её хорошо знаю – она была моей няней... Но, понимаешь... – Что? – Она в прошлом году умерла... Я помолчала, после чего уточнила мёртвым голосом: – Ты шутишь? – Нет... Я тихонько всхлипнула, задрожала, “пытаясь сдержать слёзы”, и зажала рот рукой. – Боги, что же мне делать, – прошептала я, – Я не хочу замуж!!! В голове эхом разнёсся тётушкин хохот: “Ну, племяшка...” – простонала она, – “Мне до тебя, оказывается, далеко”... Я рыдала, уткнувшись ему в грудь, и параллельно осторожно использовала Шепот крови, чтоб настроить его на доверчивость – всё же то, что я рассказывала, было не слишком правдоподобно. Я ощутила, как аура мага противится внушению. Главное – не переборщить, а то гореть мне синим пламенем, причём в прямом смысле этого слова и на главной площади столицы... – Ну, что ты, не плачь, – шептал он мне, осторожно поглаживая по спине. Я чувствовала исходящие от него волны нежности и заботы. Отлично, всё получилось... – Понимаешь, у Ночных я уже не смогу работать – меня выгнали. И бабушка умерла, значит, я зря сюда приехала... Остаётся только вернуться домой и согласиться на этот чёртов брак! – закончила я зло, в сердцах стукнув кулачком по крепкой чешуе ящера. “Эй, поосторожней там! У меня с этой тварью полный контакт” – возмутилась тётя. “Вот зоофилка...” “Сама извращенка! Я имею в виду ментальный!” Я мстительно толкнула животное шпилькой. В тёмных человеческих очах животного заполыхал огонь горного мстителя... – Успокойся. Место в замке тебе найдётся. “Угу. Я б сказала, что это будет за место...” Я снова ткнула каблучком чешуйчатой твари в бок, доверчиво заглядывая принцу в глаза: – Ты думаешь?.. – Обещаю. Я печально вздохнула: – Спасибо тебе. Знаешь, ты такой необычный... Это да. Любой другой меня уже послал бы раз двадцать... Пока мы ехали, я болтала с парнем о пустяках, осторожно привязывая его к себе узами крови ещё крепче. Не скрою – на каком-то этапе это было просто больно. Всё же, уважение к Чарующим в нашей крови просто программировали... как и преклонение перед ними. Это б сработало, не будь мы столь своенравны... Принц меня бесил. Его глупость, наивность, детская какая-то доверчивость. Пусть это и последствия моего же воздействия, всё равно! Как это ни глупо, я ненавидела его уже за то, кто он... – Вот твоя комната, – сказал он, впуская меня в уютное просторное помещение, – Я попрошу, чтоб тебе нашли работу. – Спасибо, – я смущённо хихикнула, – Я ведь даже имени твоего не знаю... Кто ты? – Прекрасный принц, – сообщил мне этот шут, напустив на себя таинственный вид. – Угу, – фыркнула я, – А я – скромная пастушка! Принц мягко улыбнулся в ответ, но что-то в его взгляде неуловимо изменилось, заставив меня вздрогнуть: – Это да, хотя ты слишком хорошо владеешь ментальной магией... для пастушки. Как тебя зовут? – Лин, – от шока я ляпнула первое, что пришло в голову. – Серебро? Тебе не идёт. И Тан тебе тоже не идёт. Это имя в переводе значит “блик”, так ведь? Это не твоё... Я таращилась на него, и мне хотелось чем-то в него швырнуть. Это будет сложней, чем я думала... Шоу: укротить принца Глава 2 Эх, взять бы автомат да разрядить обстановку! – Я так понимаю, у вас с тёткой сложные отношения, раз ты не в восторге от её выкрутасов? – продолжал он между тем, как ни в чем не бывало, принц, – Иначе ты бы придерживалась линии поведения, навязанной ею... Я осторожно подобрала с пола челюсть и велела себе собраться. Похоже, противник оказался куда опасней, чем мне показалось... И очень непредсказуемым. Ладно, прорвёмся... – Да, она вызвала меня из Лассата, чему я была не слишком рада. Как догадался? – Я обязан объяснять? – Ну, я на твой вопрос ответила. – Вот любопытно, так же честно, как и на предыдущие? А ты в курсе, что ложь наследникам императорской ветви считается преступлением? – Ты пришёл, чтоб об этом поговорить? – На “вы”, пожалуйста, не с равным разговариваешь! Я поморщилась и демонстративно закатила глаза: – Ваше Высочество, многоуважаемое и любимое, какого ляда вам от меня надо?! Он выдержал драматичную паузу и, наконец, ответил: – Предлагаю сделку! М-дя... Чем дальше в лес, тем злее волки... – И? – я вопросительно выгнула бровь. – Детка, твоя тётка, кажется, хочет нас сосватать. Меня это не устраивает, тебя тоже. Давай так: мы на деле изображаем парочку, а так – у каждого свой муравейник! Ты, прости, совсем не в моём вкусе! – Ну и слава богам! – невольно вырвалось у меня. Взгляд принца стал нехорошим. Чёрт, его присутствие так выбивает из колеи... – Ты смеешь мне хамить? – уточнил он негромко. – Нет, что вы, мой принц, как можно... Итак, вы хотите, чтоб мы изображали парочку? – Я хочу, чтоб ты успокоила тётку – мол, мы друзья, ты мне морочишь голову, всё в шоколаде. Я с тобой дружу и откровенничаю – в общем, я весь такой молодой дурачок. Отец доволен, Кин довольна, я спокоен. Это понятно? Я блокировала сознание от действия его ауры – она подавляла, заставляя беспрекословно подчиняться, и постаралась вдуматься в ситуацию. Да, тётушка – стерва, проучить её стоит, но задания ещё никто не отменял. Значит, мальчика нужно приручать. Что ж... – Не совсем. Какая мне с этого всего выгода? – Ты о чём? – Какой вы непонятливый, когда вам это выгодно! – умилилась я, – Прям как моя тётя – неудивительно, что у вас сложные отношения! Я спрашиваю: вы получаете мои актёрские способности во временное пользование, а что мне даёте взамен? Он презрительно скривился: – Ты станешь известной персоной – ещё бы, любимая принца! И потом, детка... Ты – прислуга. Мне достаточно приказать. Угу. Вот прям щаз и побежала! – Мой принц, при всём моём уважении к вам – приказать вы всегда можете. Вопрос: выполню ли я ваш приказ так, как того ожидаете вы? Судя по лицу парня, угрозу он понял. И оценил... – Чего ты хочешь? – А чего я могу хотеть? – насмешливо приподняв бровь, уточнила я, – Я была служанкой, ваше высочество. А теперь – без нескольких дней принцесса! И хочу другую комнату, наряды, драгоценности – и деньги, конечно. Вы мне всё это – я вам тётушку на блюдечке. По рукам? Он смотрел на меня, как на какое-то мерзкое насекомое. Я чувствовала ненависть и презрение, волнами исходящие от Чарующего. – Всё тебе будет, – бросил он, – Но учти: я просто выполняю просьбу дяди. Пройдёт время, и та рыжая шлюха ему надоест. И тогда – поверь! – тебе придется несладко! С этими словами его высочество вознамерилось меня покинуть. – Одно уточнение, ваше высочество – вы выполняли не просьбу, а приказ! – пропела я ему на прощание. Пусть помучается! Дверь в мою комнату с хлопнула так, что со стены посыпалась штукатурка. Что ж, один-один... Я в изнеможении опустилась на шёлковое покрывало. День меня вымотал просто до предела – меня “по приказу его высочества” перевели в богато обставленную комнату. Всю глубину щедрости Чарующего я сумела оценить, внимательно оглядев комнату – стены были выделаны ластарром. Прекрасный жёлтый камень, так обожаемый всеми магами, для простолюдинов, Даром не владеющих, был очень неприятным – он вытягивал жизненные силы, вызывал кошмары и мигрени, нарушал сон. Самое интересное: я могу, конечно, попросить для себя другую комнату, но это значит ещё раз подчеркнуть наше неравенство. Этого я делать не собиралась... Дальше – больше. Служанки разговаривали со мной... Нет, внешне всё правильно, приличия соблюдены, но... От них исходило презрение, такое густое и терпкое, что выть хотелось. Самое смешное – это не было происками принца! Просто за время развлекательно-увеселительных мероприятий на эльфийской территории я успела привыкнуть к их менталитету. Они, как и многие другие расы, не имели чёткой иерархии – те же Главы Кланов очень легко менялись, если кого-то не устраивали. К другим же расам отношение однозначное: если ты сумел привить уважение к себе – один из нас, нет – будь ты хоть трижды знатным, тебя не примут. И теперь, снова угодив в империю, насквозь пропитанную властью магов, я чувствовала себя неуютно. Потом был торжественный обед, на котором я появилась в сопровождении принца. Ни тётки, ни её жениха не было – видно, они нашли себе занятие поинтересней. Зато присутствовало несколько придворных дам, которые при виде меня вытаращились, как свежемороженые воблы. Не выдержав, я подмигнула одной полненькой красотке с медовыми волосами, которая особенно яростно на меня пялилась. От такой фамильярности магичка подавилась вином. Мой спутник вежливо отодвинул мне стул, и во взгляде девчонки ярость смешалась с ревностью и досадой. Ах, вот как? Я гибко наклонилась к спутнику и зашептала, почти касаясь губами его уха: – Это что ж она вам сделала, ваше высочество, что вы её так наказываете? Он повернулся и приобнял меня, почти касаясь губами моих губ: – Она многовато болтала... Я ухмыльнулась: – А я думала, мужчинам нравиться, когда женщины работают язычком... Принца перекосило. Я безмятежно отхлебнула вина. Я надеялась, что после обеда буря в чайнике поутихнет, но это были наивные мечты – бывшую моего прекрасного принца потянуло на разговоры. Задушевные. От слова задушить... Эта милая девочка с медовыми волосами с ласковой улыбкой подошла ко мне: – Здравствуй. Знаешь, я тебя тут впервые вижу! – Догадываюсь! – оскалилась я в ответ. – Как тебя зовут? – Тан. – Ты безродная? – сколько наигранного ужаса в голосе – это при том, что моя аура начисто лишена магии, что она не могла не почувствовать... – Да! – сделав наивные глаза, пропела я, – Я к тёте приехала! Она у меня вообще оборзела на старости лет – вот, замуж собралась... Девчонка презрительно сморщила носик: – Сочувствую жениху... – Я ему передам, – клятвенно пообещала я, – Пусть знает, что не только мне он не нравится! Какой-то высокомерный, тормознутый, полноватый – не люблю таких! Как такого только взяли в императоры?!.. Ладно, пора мне! Удачи! Выражение лица аристократки стало целебным бальзамом на мою израненную душу... Я хихикнула, вспомнив об этом, и прикрыла глаза. Как ни жаль тратить силы, нужно поболтать кое с кем... – Эй, сводница престарелая! Как слышимость? – Племяшка, ты ж у меня договоришься! Я так поняла, с принцем всё нормально? – Да, отличный принц. Главное, умный... Ухмылка тётки стала откровенно злорадной: – Я так и думала... Из него б получился хороший правитель! – Ещё получится, – хмыкнула я и застыла, увидев тёткины глаза: – Нет, малышка. Он мне мешает, потому НЕ получится... Я моргнула, потрясенно глядя на Кин. Та ухмыльнулась в ответ: – Что, не ожидала? Впрочем, об этом потом. Сейчас слушай. Этот мальчик... Тан, он мне нужен. Очень. Я хмыкнула: – А звезда с неба в платиновую корону тебе не нужна? Знаешь, чтоб голове было теплей? Между прочим, он мне ни капли не верит! Предложил какую-то дурацкую сделку, но я чувствую, что у него много мотивов! Тётка фыркнула: – О, он хочет понять, кто я такая! Потому и копает под тебя! Это же отлично! – воскликнула она с не слишком понятным мне энтузиазмом. Который я не разделяла... – Угу, я готова плясать от восторга! Тетя, а тебя не заносит? Она тряхнула огненной гривой и глянула на меня исподлобья. Сегодня, чтоб не тратить сил и не светиться, тетка не создавала декораций – мы стояли просто среди водоворота образов и теней, где правила Тьма. Её блики плясали в глазах Кин, придавая чертам страстную дикость. Впервые я доподлинно поняла, что совсем не знаю тётю... – Тан, малышка, – голос глубокий и тёрпкий, как тас-та, заставил меня вздрогнуть, – Ты ещё просто маленькая. Когда ты подрастешь, поймешь: жизнь – игра! Играй другими! Ходи по краю, бей об стенку дорогой фарфор, танцуй, как пламя, и плюй на всех с высокой колокольни! Люди просто привыкли к тишине, спокойствию и глади, которые проповедует Бог Солнца. Именно потому они кусают подушки ночами, пожираемые тайными желаниями! Поживи с моё, детка, и поймешь – все правила кем-то придуманы, и не гарантия, что этот “кто-то” сам их соблюдал! Я заворожено следила за Кин. Всё же, людьми мы считаемся лишь до определённого возраста – в этом мама была права на 100%... – Тетя, он... Я не уверена... – Тан, повторяю – это дело Клана. Ты же не предашь кровь! И потом... Ты – и не уверена? Надо же! Не думала. Видно, Чарующие и впрямь сильней... Сама того не желая, я полыхнула глазами. Кин ухмыльнулась: – Вот-вот! Я о том же! Детка, стань для него светом, тьмой, шлюхой и святой, сестричкой и мамочкой – неужто не сыграешь? Я поморщилась: – Ты будешь мне должна. Желание. Любое! – Произвол! – Тогда я поехала, а ты крутись сама! – Ладно, бес с тобою, цветочная фея! Желание так желание! – Вот и отлично! Ладно, закругляемся, а то у меня и так мигрень последние дней десять вообще не прекращается. – Угу. Сделай его! Той ночью мне впервые приснился этот сон. Я стояла на балконе в проклятой башне, и Эррар был со мной рядом. Он застыл в шаге от меня, сжав руки в кулаки, и смотрел на город со странным выражением в глазах. И мне стало так больно, так тоскливо – без него... Без шёпота ветра, без эльфов, которые ценили только личность, не слишком зацикливаясь на титулах, без напыщенной лжи людей, без наших ночей и ррата... без понимания в жёлтых глазах и заботы... Я шагнула к нему, позвала по имени – он не ответил. Не услышал... Некоторое время мы стояли на громадной высоте: безликий призрак и эльф, желающий одиночества. Я не выдержала и прикоснулась рукой к его щеке. Глава Ночных дёрнулся, как от удара, и мгновенно перетёк в боевую позицию: – Кто здесь? Я отшатнулась. Эм... Это ведь сон, да?! Эльф прикрыл глаза, словно прислушиваясь к чему-то, и впитал зародившееся в руках боевое заклятие: – Тан? Упс, пора просыпаться... Я попыталась вынырнуть из сновидений – тщетно. Сила мне не повиновалась. Вот ваше высочество! Чтоб вас перевернуло и с размаху на кол опустило! Как вы мне удружили своими камушками... Эльф осмысленно смотрел на меня, и его зрачки дрожали. Очень плохо... Он что, меня видит?! Ой... – Тан... Что, силу снов не контролируем? – улыбнулся он невесело, – Меньше нагрузок, детка! Так и спятить недолго! Я фыркнула: – Какое тебе до меня дело? Эльф неожиданно повернулся ко мне: – Ты просто маленькая, – сообщил он мне доверительно, – На тебя невозможно злиться. Что, опять во что-то вляпалась? – Ну, чуть-чуть... Эльф хмыкнул: – Помощь нужна? – Ничего мне от тебя не надо! – Ну, ладно... Меня вдруг резко притянули к себе. – Выпусти! – Тихо, тихо, не нервничай... – зашептал знакомый голос мне в ухо, – Я скучал, малышка... Его руки осторожно прикасались к моей коже, вызывая легкую дрожь. Ну и сон... Когда наши губы сошлись в поцелуе, я поняла – с меня хватит. Резким, отчаянным рывком я всё же обуздала силу и вынырнула из сновидения... Комната встретила меня темнотой и прохладой. Я с наслаждением откинулась на шёлковые простыни. Гад, сволочь, сколько можно трепать мне нервы? Я костерила Эррара, на чём свет стоит, пока не поняла одну вещь – голова не болит. Совсем. Не веря в происходящее, я проверила свой энергетический баланс. Опустошённый резерв был полон, словно кто-то добровольно поделился со мной силой... Я вспомнила наши объятия и поняла, что он снова провел меня, как девочку. Что за неделя такая?! Надеюсь, ему будет не слишком паршиво... Эта мысль не давала мне покоя, как наглый клоп, притаившийся в одеяле. Я вертелась на простынях, хотела даже снова нырнуть в сновидения, но здравый смысл в кои-то веки победил. В конечном итоге, мне удалось-таки задремать, как ни странно, без снов... Разбудил меня не в меру наглый солнечный лучик, путешествующий по лицу. Я поморщилась, попыталась закопаться в подушку, буркнув нечто матерное. Да, солнышко не виновато, но посмотрела б я на вас после такой ночки! – Итак, ты всё же маг, – прозвучавший рядом насмешливый голос заставил меня подскочить на метр из положения лёжа. Я резко села на кровати и ошеломлённо уставилась на его сволочное высочество, с любопытством разглядывающее сонную полураздетую меня. – Вы ждали, пока я проснусь, чтоб сообщить мне эту новость? Какая трогательная забота... – Камни не мешали тебе спать. Твой дар – ментальный? – Не, он больной – то приходит, то уходит... Прям как вы. Уйдите, а? Мне переодеться надо! – Я вам мешаю? А, вот как! Что ж, ныряли, знаем... Я гибко поднялась, безмятежно повернулась спиной к принцу и выскользнула из рубашки. Переступив через одеяние, я лёгким шагом двинулась к ванной, стараясь всё же сделать походку не слишком вызывающей – так ведь и нарваться можно... Встав под тёплые струи, я слегка повернула голову и бросила: – Ну, ваше высочество, рассказывайте. Парень с трудом оторвался от созерцания моей фигурки и отвел взгляд. – Я не вижу твоего Дара. – Я же сказала, он цикличный. Именно его я использовала, когда мы впервые встретились. – Может, ты оденешься? – Может, вы выйдете? Принц хмыкнул: – Расценивать твоё поведение как приглашение? – Вы врываетесь к спящей женщине без разрешения, будите её, грубите, не даете нормально переодеться – и расцениваете МОЁ поведение как приглашение? Мужская логика воистину гениальна. – Я предупреждал: не хами! – Я не хамлю, я философствую. И вообще, мой принц, какие у нас на сегодня планы? – Обещал дяде, что покажу тебе город. Видимо, придётся пострадать! Будь добра, оденься прилично, – бросило высочество и вышло из комнаты, резко захлопнув дверь. Я облегчённо выдохнула и крепко призадумалась: кажется, стоит составить план действий на сегодня... Порывшись в шкафу, я нашла облегающее алое платье, натянула шпильки и нанесла макияж. Играть – так играть... Мимо придворных красоток я проплыла, как королевна, гордо подняв голову. Принц удивлённо вздернув бровь, увидев меня. Я ласково улыбнулась в ответ, глядя на него с искренним обожанием. Принц подхватил меня под руку, и мы сели в карету. Я мило улыбалась и кокетливо щебетала... До тех пор, пока карета не выехала из центра. – Останови! – бросила я кучеру. Тот покорно натянул поводья. – Ты чего? – принц опешил. – Ваше высочество, не будем портить друг другу день. Мне не хочется весь день мучится, и вам, думаю, тоже – так что удачи вам! – Поехали! – раздраженно бросил принц кучеру. Ха! Я резко распахнула дверцу, сиганула на мостовую и мгновенно юркнула в ближайший переулок, увернувшись от ловчего заклятья. Живем! Шоу: укротить принца Глава 3 Кора головного мозга досталась ему от дуба. – Леди, вам точно тас-та? – уточнил трактирщик нервно, подозрительно глядя на меня. Я только ухмыльнулась – да, как я могла забыть, что женщинам в трактирах империи запрещено подавать спиртное? – У вас проблемы со слухом? – уточнила я, прокручивая в пальцах монетку. Глаза мужчины алчно вспыхнули, но правила оказались важней: видимо, у заведения была очень неплохая репутация, и портить её трактирщик не хотел... – Простите, леди, это запрещено. Выберите нечто более подходящее... Сильная женщина на моём месте начала б длинное выяснение отношений, богатая – предложила б две монеты, типичная б повозмущалась и ушла... Я мягко улыбнулась мужчине, повернулась к нему спиной и бегло оглядела зал. Собственно, интересовали меня исключительно представители других рас – и, конечно, ·сильного потолка?. Мой взгляд натолкнулся на парочку оборотней в углу. Я прислушалась к чутью – ух ты, Барсы! Вот так повезло! На моем лице помимо воли заиграла улыбка – вечер обещает быть весёлым... Я тряхнула волосами и медленно пошла в сторону гибких парней с короткими белыми волосами, небрежно прихлёбывающих гномий рорт. – Простите, что отвлекаю, – добавила я бархата в голос, – Не могли бы вы мне помочь? На меня уставились две пары заинтересованных жёлто-зелёных глаз. Ближайший ко мне парень вдохнул мой запах, усмехнулся и молча указал рукой на стул. Дети Луны всегда чуют друг друга... – Что у тебя? – Ребята, у меня синдром похмельной белочки – в смысле, живу тут у одного... Всё б хорошо, но он – зануда. Достал до трезвого гномика... Короче, надо выпить. Деньги отдам. Парни хором фыркнули: – Брось, ещё с таких, как ты, деньги брать... Эй, трактирщик!.. ...Я мило улыбнулась мужику за стойкой, безмятежно попивая тас-та. Тот поморщился, но ничего сказать не посмел. Тем временем мы с барсами (каюсь, даже не запомнила их имен) болтали за жизнь. – Эти человечьи города – клоповник, – жаловался младший кошак, которого я про себя окрестила ·Барсиком?, – Эти все их правила для представителей других рас – издевательство! Как ты тут только живешь... – Каком кверху! Говорю ж, мучусь, а не живу. Вроде сама человек, а сородичи за день достали больше, чем эльфы и некроманты вместе взятые! И потом мне будут говорить о слабости нашей расы – да чтоб меня так довести, талант нужен!! Парни дружно заржали, а мне неожиданно пришло в голову... – Мальчики, а вы часто бываете в этом городе? ·Мальчики? синхронно ухмыльнулись: – Мы тут работаем. – Угу, наших тут дорого ценят. Я, прищурившись, вдохнула воздух, параллельно правильно настраивая чутье. Мозг мгновенно затуманил тёрпкий острый аромат. Я хищно улыбнулась: – А ранг? – Высшие. – Работаете парой? – Трио. Третий занят. – Ясно. Если что, можно обращаться? – Обижаешь. Конечно! Я улыбнулась: пара знакомых Высших Чистильщиков – это очень полезно. Конечно, берут эти наёмники знатно – но при этом твоя проблема не успеет и пикнуть, отправляясь к праотцам... – Мальчики, устройте мне экскурсию по городу. Познавательную! – Выпивку берём? – Без неё скучно. – Это вот статуя непорочной Лассины, матери Солнечного Бога, – вещал Барс, – Её построил Лассан второй как символ непорочности и чистоты человечьих дев. Я прищурилась: – Странно, вроде непорочную везде изображают черноволосой, а тут – блондинка... Барсик заржал: – Так император приказал списать внешность Божественной с неземного лика своей тогдашней содержанки. Она ему дочку родила – вот он статую и установил ей в подарок. – А она что? – заинтересовалась я. – А что она? Презрительно поморщилась и сказала, что хочет новое колье... Мы снова захохотали, как полоумные. Надо признать, историю города парни знали отменно: я успела узнать много чего интересного о Чарующих. Барсик подхватил меня под руку, явно собираясь потащить к очередному знаменитому местечку столицы. Мне обещали, что это будет ·место грандиозной попойки, где нынешний император помирил, наконец, друидов с гномами?. Я морально настроилась на веселье, когда над головой раздался мягкий голос: – Это ещё кто?! Я повернулась и смогла лицезреть взбешенное лицо принца. Да, веселье пришло раньше, чем я думала... – И кто это, я спрашиваю? – Это, вашество, мой муравейник. Ну, как вам? Его высочество натурально онемел. Мысленно засчитав себе очко, я весело улыбнулась и повернулась к оборотням: – Мальчики, наверно, будем прощаться, а то по мне, кажется, уже соскучились. Надеюсь, ещё увидимся? – Непременно, – промурлыкал старший, а младший подошёл ко мне и приобнял. – Удачной охоты, – не удержавшись, шепнула я ему на ухо, с наслаждением окунаясь в тёрпкую звериную ауру. – Тебе тоже, – скорее почуяла, чем услышала я в ответ, – Твоя добыча поноровистей будет. Такого проще убить... Я тихонько фыркнула, отстраняясь. Обожаю оборотней! Парни, гибко поклонившись принцу, слиняли в неизвестном направлении. Чарующий проследил за ними сузившимися глазами, выражение которых мне категорически не нравилось. – Какие, однако, странные муравьи, – прошипел он. – О, они просто болеют, – сообщила я вежливо, – Побелели немного... Меня неожиданно схватили за плечи и резко развернули к себе. Я заворожено уставилась в стальные глаза – аура принца активизировалась, подавляя и причиняя боль, а пальцы чересчур сильно впились в кожу: – Ты, простолюдинка, – прошипел он, – Не смей, слышишь, никогда не смей так играть со мной! Мы сейчас вне замка, милочка, и твоя тётя ничего не докажет, даже если я на кусочки тебя порежу... Ого, как проняло... Я испугалась, честно. А когда я пугаюсь, меня заносит... – Однако, какие у тебя фантазии, милый, – пропела я, – Значит, тебе нравится причинять боль? А как же заповеди – ты ведь наместник Бога на земле! – Мы изображаем парочку, девочка, – напомнил мне он холодно, – Я не позволю унижать себя изменами! Я хмыкнула и резко сбросила с себя его руки: – Мы изображаем друзей, ваше высочество, – напомнила я, – И если вам кажется, что настолько вторгаться в личное пространство друга – нормально, это ваши проблемы, а не мои. А я предпочитаю представителей других рас – они колоритней, да и в постели лучше. Тем более что я не в вашем вкусе. Что ж мне, из-за нашей маленькой игры личную жизнь отменять? Так что – ползите в свой муравейник, вас там ждут! С этими словами я развернулась на каблуках и вознамерилась уйти. Его высочество, разумеется, терпеть этого не стал – меня ухватили за руку и с силой дёрнули на себя. Не удержав равновесия, я ткнулась носом в тёплую ткань на груди принца. – Хочешь набить себе цену? – уточнило высочество, – Зря. Детка, ты стоишь не дороже, чем твоя тётка, и место тебе у одной из Матушек, а не во дворце. Прости, но я тебя насквозь вижу, и там нет ничего такого, что могло б меня зацепить. Зря надеешься! И ты будешь одной из, подстилкой – я так сказал. В тебе магии – две ложки, ты – низшая, так что хватит показывать характер. В Империи – ты никто. – Да, ваше высочество. Я никто, и тетка моя – никто. Только к ней Император прислушивается больше, чем к вам. И чего тогда стоите вы? – Знаешь, милочка, я не знаю свою цену. В отличие от тебя, ни разу её не называл. – Полно, ваше высочество, все мы – товар. А то, чему никто не искал цены – никому не нужный хлам. Закон рынка! Мы стояли и смотрели друг другу в глаза. И в тот момент я поняла: я – дочь своего Клана, моя кровь – не вода. Я ненавижу Чарующих так, как только умею, и этот мальчик мне заплатит – и за свои слова, и за то, что некогда с нами сделали. И я свою душу до дна выпью, но не позволю ему обыграть меня... Принц вздрогнул и первым отвел взгляд. – Пошли, нас уже ждут, – а я неожиданно поняла, что буду делать дальше... – Да, ваше высочество. Он удивлённо оглянулся. Покорный, равнодушный тон. Лицо – ледяная маска. Голова приопущена в поклоне так, как того требует этикет. В общем, перед ним стояла идеальная подданная, верная короне.... Лассан довольно хмыкнул и пошёл впереди. Я засеменила за ним, пряча мерзкую ухмылку в уголках губ... – Сядь рядом со мной! – Да, мой принц... – Переодень это платье!! – Как скажете, Ваше высочество... – Пойдешь со мной на вечернее служение Солнечному Богу! – Как прикажете... – Прекрати!!! – Простите, ваше высочество, я вас чем-то обидела? – Перестань поддакивать!!! Я коротко поклонилась. Принц зарычал, и мне стоило большого труда не захохотать. Что, скушал? – Тан, веди себя нормально, – сделав несколько вдохов-выдохов, попросил принц почти приятным голосом. Следуя имперскому этикету общения с коронованными особами, я присела в глубоком реверансе, поклонилась, коснувшись рукой земли, и сказала: – Не волнуйтесь, мой принц. Я хорошо знаю, как должна себя вести истинная дочь Солнечного Бога. Его ноздри хищно раздулись, а на лице заиграли желваки. Он понимал, что спорить в такой ситуации – глупо, потому просто подал мне руку. Храм Солнечного Бога... Роскошь, свет, золото, лепнина, изображающая чистых и непорочных, чадящие благовония – всё это действовало на меня подавляюще. Я невольно поёжилась, глядя на высеченные на колоннах руны. Мы вошли в зал и устроились на почётных местах. Поклонение шло своим чередом, к небу летели заунывные песни, и магия пронизывала всё вокруг. У меня кружилась голова, и хотелось выбежать прочь из этого проклятого зала, хотелось посмотреть на настоящее небо... Но я стояла, сложив руки, как предписано этикетом, и чуть опустив голову. Принц изредка недоверчиво косился на меня – я не шевелилась. Служение окончилось, и каждый должен был подойти и зажечь огонь в чаше одного из святых. Лассан уверенным шагом подошёл к статуе Солнечного Бога и зажёг пламя в одной из чаш. Больше никто подойти не рискнул – это считалось испытанием веры. Тот, кого не любит его святой покровитель, обожжет себе руки, а иноверцы вообще сгорят в пламени... Когда пламя поднялось достаточно высоко, я, как и все, преклонила колени. А потом – встала, мило улыбнулась принцу и медленным, ровным шагом подошла к ликам Бога и его помощников. В глазах Лассана отразился лёгкий испуг – зажечь пламя мог только маг. Я ухмыльнулась, взяла лучину и прошлась вдоль статуй. Вот Непорочная, вот Карающий, вот Проклинающий и Знающий... А вот и она. Жертвующая. Все знали её, как человеческую девочку, которая некогда пожертвовала жизнью ради Солнечного Бога во времена войны Кланов. Но я... Я знала историю о совсем молоденькой дочери нашего Клана, о безумной любви между ней и Сотворенным Богом, которого после стали называть Солнечным. О том, как она предала семью, кровь, себя – ради него. О том, как заплатила жизнью за это. О том, как её бог ей предал... Я улыбнулась и кинула лучину в чашу. Пламя медленно поднялось к потолку, не ровно, как в чаше принца, а словно танцуя. Я почувствовала, что кто-то стоит за моей спиной. Волной меня накрыла чужая благодарность: “Спасибо, внученька. Единственная из наследников, кто решился прийти. Ты первая, кто меня простил”. Я улыбнулась – на душе стало легко, и я уже радовалась, что попала в этот храм. “Брось, бабушка. Всё было как было, но я-то знаю: за любовь не судят...” В карете мы с принцем ехали молча. Я уселась так, как предписывал этикет, и смотрела в пол, даже не глядя на принца. Изредка я чувствовала на себе его косой внимательный взгляд. Как и следовало ожидать, он не выдержал первым: – На моей памяти, ни для кого Жертвующая ещё не зажигала такого пламени. Да и мало кто к ней подходить решается... Равнодушно: – Да, ваше высочество. Молчание. Перестук колёс. Я уже благополучно забыла о принце, и, прикрыв глаза, вспоминала ночной Лассат и его хозяина. И в душе почему-то зрела уверенность, что небо мне всё же поможет вернуться туда снова... – О ком ты думаешь? – ворвался в мои мысли голос принца. Как ты мне надоел уже, а... – Ни о ком, ваше высочество. Вздох: – Ладно. Снова молчание. Потом: – Я был немного не прав. Я усмехнулась и подняла на него глаза: – Немного не прав – это то же самое, что почти беременна или чуть-чуть умер? На лице принца заиграла на диво живая улыбка, а свет вечерних фонарей отразился пламенем в глазах: – Да, это из той же серии. Мы же ужинаем вместе? – Ваше высочество... – Сан. Можно на ты. – Простите, этикет не позволяет. И потом, мне нравится, как вы чуть хмуритесь, когда к вам по титулу обращаются... – Так, не начинай. За патлы из кареты выкину. – Боялась я того тушканчика... Молчание. – Ну, как знаешь, но учти – без меня тебя не покормят. – Ладно, уломали, ваше высочество... – Мы по мосту едем! – В смысле, спасибо за оказанную честь. Ужин, как и предписывал дворцовый этикет (у меня от этого слова уже желудочные колики), проходил в окружении ближайших придворных. И Императора, и тётки снова не было: они, в отличие от других представителей семейства, имели право трапезничать в одиночестве, чем беззастенчиво пользовались. Когда я вошла в зал и наткнулась на несколько десятков косых и откровенно недобрых взглядов, поняла, что с тётки причитается не только желание, но и моральная компенсация... Кажется, о том, что произошло в храме, знали уже все присутствующие. Я со вздохом пошла за принцем. Боги, дайте моей тёте больше спокойствия, чтоб она и меня во всякое не впутывала!!! Ужин покатился своим чередом. Паршивая, удушающая аура магов действовала – есть не хотелось вообще. Но был один плюс – заговорить со мной тоже никто не пытался... – Почему ты не ешь? – прозвучал рядом изумлённый детский голос. Я подскочила чуть ли не на метр и изумлённо обернулась к источнику звука. В шаге от меня стоял мальчик и заинтересовано за мной наблюдал. Я мимолётом пригляделась к ауре – родственник принца, явно из Чарующих... – Да вот, аппетита нет... – Я слышал, что ты зажгла Пламя Жертвующей. Это правда? – озвучил он вопрос, который, судя по всему, интересовал многих. – Сит, что ты себе позволяешь? – возмутился принц, – Подходить к даме во время ужина... – Кузен, я вообще не с тобой разговариваю! Ох, знал бы ты, где вы все мне сидите со своим этикетом! Вот теперь я смотрела на паренька с искренним восхищением. Боги, хоть один нормальный человек!!! У принца отвисла челюсть, я же только хищно оскалилась: – Я просто не привыкла есть под взглядами этих гарпий, кусок в горло не лезет! Да и болтать при них как-то не тянет... После ужина заскочи ко мне – я всё тебе расскажу! Мальчик радостно блеснул глазами: – Идёт! – после чего повернулся к принцу и проникновенно сообщил: – Знаешь, родственник, рад за тебя. В кои-то веки – кто-то нормальный! А то вечно – то шлюха, то дура, то с карликовой собачкой... Я уткнулась носом в кубок, чтоб не захохотать в голос. Одна из девиц, сидевших за столом, прижала к себе уродливую лысую псину и приобрела цвет переваренного рака. На мальчика – как его там, Сит? – я смотрела уже почти с обожанием. Он это уловил и весело мне подмигнул. – Сит!!! – зарычал принц. Мальчик бросил на кузена задумчивый взгляд, оценил обстановку и понесся к выходу так, что только пятки засверкали. Я глянула ему вслед, включая чутье, чтоб лучше запомнить его отпечаток, и с изумлением почуяла, что увиденная мною аура – не более чем иллюзия. Во-первых, мальчик только наполовину – Чарующий. А во-вторых, что-то странное пожирает его ауру... Принц, кажется, что-то говорил мне, но я не слушала. Я, не мигая, смотрела на дверь, за которой скрылся мальчик, и кровь толчками пульсировала в жилах, нашёптывая свои законы. Разумеется, я помогу вам, Мой Лорд...Шоу: укротить принца Глава 4 Рождённые ползать! Расступитесь! Я взлетаю... С принцем я в тот вечер мимоходом распрощалась – настроения трепаться с ним не было. Вернувшись в комнату, я развалилась на кровати, уставившись в потолок. Жёлтые камни мерзко вспыхнули, вытягивая из меня силы. Я отметила, что их стало ещё больше. Бесы... Когда вам это надоест, мой принц? Неужели надеетесь, что я откроюсь?! Не дождётесь... Вздохнув, я свернулась клубочком и прикрыла глаза... В дверь кто-то тихонько постучал, что заставило меня изумлённо приподнять брови: ко мне, как к низшей, без стука заходили порой даже слуги... – Войдите! Дверь приоткрылась, и в комнату проскользнул Сит. – Привет, – начал он неуверенно, – Ты меня приглашала, помнишь? Я радостно улыбнулась и воскликнула: – Проходи, конечно! Парень просиял и прикрыл дверь, что-то старательно пряча за спиной. Я приподняла брови, мальчик ухмыльнулся, и перед моим ясным взором предстал поднос, до краев нагруженный разной едой. Мой желудок тут же напомнил о себе недовольным ворчанием. Мальчик улыбнулся: – Я заметил, что ты не ела... Я хмыкнула и сцапала себе первый приглянувшийся пирожок. Сит ухватил конфетку и сел рядом со мной. Мне сразу стало легче, и действие камней ослабело. – Что ты хотел узнать? – уточнила я, приговаривая третью выпечку. К моему удивлению, мальчик молчал, рассеянно прокручивая в руках цветную обёртку, и не спешил с вопросом. – Кто ты? – это прозвучало так неожиданно, что я аж пирожком подавилась. – Тан, человек... Вздох. – Ясно, в принципе, не важно... Скажи мне лучше, кто я? Я кашлянула... Стоп. Он не знает?!? Я снова, пристально всмотрелась в его ауру. Даже несмотря на сизый налёт какой-то мерзости, которую я из-за щитов не могла разглядеть толком, я видела в нём кровь Правящих. Я чуяла, как его аура лечит и успокаивает меня. Он воспринимался мной, как свой ребёнок, и неудивительно. Для моего Клана дети Правящих – всё равно, что свои... – Даже так молчишь? – уточнил он с болью в голосе. – Чем тебе не нравится быть наследником Императоров? Он помолчал, потом тихо сказал: – Я вижу сны. Со мной говорят какие-то люди, я слышу шёпот крови – представляешь, иногда мне кажется, что по венам ползают змеи. Они чего-то хотят от меня, и я не знаю, чего. Тан, объясни мне. Я ведь тоже могу зажечь только Пламя Жертвующей, Солнечный бог меня не ранит, но и не принимает... И кровь шепчет, что ты – знаешь! Когда я увидел тебя, понял: ты – наша. Мне об этом говорили в снах, об этом зашипела кровь... Я молчала, глядя на него. Я не знала, что сказать... – Не думай, я тебя не предам, – его голос начал срываться, – Я понимаю, это опасно для тебя... Я не предам! И потом, мне жить ещё совсем недолго осталось – и я хочу знать... Мне снится мама – часто, и я знаю, что это она, хотя ни разу до того не видел. Я знаю, что невеста дяди – тоже наша. Я знаю, что мои родственники – мои же враги. И они говорят мне, что мою ауру разъедает чьё-то проклятие. Пойми, я должен знать... Я улыбнулась: – Я сделаю всё для того, чтоб ты выжил. Ты всё вспомнишь сам. Он печально глянул на меня: – Ты не расскажешь? Я прикрыла глаза, прислушиваясь к шёпоту крови. А потом, как мои предшественницы за сотни лет до меня, встала и улыбнулась своему правителю... Прогнуться, чуть склониться, но не низко – дань уважения и привязанности, гибкий шаг вперёд – и кошкой присесть у его ног, осторожно взять детскую ладошку в свою и, улыбнувшись громадным зеленоватым глазам, осторожно поцеловать ему руку: – Вы вспомните сами, Мой Лорд. Я сделаю так, что вы все вспомните сами. И проблеск понимания в его глазах. Сит смотрит на меня, и я кожей чувствую, как кровь в его жилах на миг приобретает голубоватый оттенок... Он моргнул, и выражение его глаз неуловимо изменилось. В них появился странный блеск. – У тебя есть ещё ко мне вопросы? – уточнила я мягко. – Нет, что ты, никаких вопросов. Только одно деловое предложение. – Какого рода? – Ну, я тут слышал, ты была служанкой... Зачем тебе такие хоромы? Не хочешь комнатку ко мне поближе? Правда, там нет таких шикарных камней, но я думаю, ты сможешь это пережить... – Ваше высочество, только ради вас. – Спасибо вам... за верность короне. Мы переглянулись – и захохотали, как полоумные. Сит подхватил поднос: – Собирайся, а то скоро на привидение станешь похожа! Я фыркнула, как попало запихивая вещи в сумку. – Кстати, пожалуй, твой братец будет недоволен такой перестановкой, – заметила я будто бы между прочим. Не дождавшись ответа, я удивлённо оглянулась. Сит сидел, нахмурившись, и разглядывал вмурованные в стену камни. – Он ведь знает, что тебе от них плохо? – Догадывается. Глаза мальчика опасно сузились: – Вот как... Мы замолчали, думая каждый о своём. – Идём! – позвала я наконец. Сит только кивнул, и недобрый блеск его глаз мне откровенно не понравился. Может, я поторопилась? В эту ночь впервые с того дня, как мы с Тасс сиганули в телепорт, я смогла нормально выспаться. Утро встретило меня отблесками солнечных лучиков и дыханием свежего ветерка. И разочарованием. Не хотелось бы себе признаваться, но я надеялась, что мне снова приснится Лассат... Боги, какой идиотизм мне приходит в голову! Раздраженно тряхнув головой, я стала быстро одеваться. Я как раз подкрашивала губы, когда дверь распахнулась с грохотом, который мог, наверно, разбудить и покойников на ближайшем кладбище. Пред моим ясным взором материализовалось его высочество. Я поморщилась. Кто б сомневался! – Да как ты смеешь... – зашипел он. Ну, начинается! – Братец, увянь! Мы с принцем синхронно подскочили и обернулись на голос. Сит застыл в дверях, наблюдая за кузеном сузившимися глазами. По моему мнению, так смотрит хищник на более мелкого зверя перед тем, как напасть. Кажется, с Кровным зовом я всё же перестаралась... – Что ты сказал? – спросил принц ласково. Ой-ё... – Успокойся, – хмыкнул Сит, – Это я её сюда перевёл. Между прочим, она хорошо на меня влияет – её переменчивый дар притупляет мою боль. Так что я попросил у дяди, чтоб дальше её обустройство в столице он доверил мне. Разве дядя откажет несчастному ребёнку? Так что, это был приказ Императора. Ты всё ещё хотел что-то сказать? Лассан отчётливо заскрипел зубами, круто развернулся и утопал в неизвестном направлении. Я вздохнула: – Спасибо, конечно, но тётя сделает мне больно. – Да ладно! Надеюсь, свои плётки она припасёт для моего дяди. Я невольно фыркнула, припомнив сон про непорочную жрицу. А что, в смысле тёти я уже ничему не удивлюсь! – И потом, – продолжил Сит между тем, – Я хорошо знаю братика: у него забрали игрушку – он сделает всё, чтоб вернуть её назад! Так что не переживай особо: и задание родственницы выполнишь, и условия получше. В наступившей тишине было отчётливо слышно, как шмякнулась на пол выроненная мной помада. Я таращилась на Сита, беззвучно открывая-закрывая рот. И ведь Кровь проснулась только вчера, и это при том, что ему лет 12. Что ж дальше-то будет?! – Ты так и собираешься челюстью тумбочку подпирать? Размораживайся – и пошли, а то я после общения с родственниками жрать хочу – не могу. – Да, ваше высочество... Он неожиданно поморщился: – Тан, прекрати, – сказал он негромко, – Ты же знаешь, я не причиню тебе вреда, так что не унижай меня этим титулом. И давай больше не будем об этом... Мы двигались по коридору, когда мне навстречу выскочила, как джинн из бутылки, тётушка. Увидев рядом со мной Сита, Кин сначала изумлённо приподняла брови... а потом вытаращила глаза. Ручаться не буду, но мне показалось, что у неё волосы дыбом встали... Круто! Тётушка не знала, кто такой Сит! Или знала, но не планировала его инициировать... Я посмотрела в глаза родственницы – и поняла, что грядут испытания. Тётка, как того требовал обычай, чуть склонила голову и дугообразно повела плечами, здороваясь с Правящим. – Тан, милая, можно тебя на минутку? Мир, я буду по тебе скучать... Вздохнув, я потопала за любимой родственницей. Кин буквально втолкнула меня в ближайшие покои, глянула на моё виноватое лицо... и захохотала, как полоумная. – Племяшка, у тебя два пути: либо ты станешь великим существом, либо тебя ещё в юности придушат! – простонала Кин, всё ещё похихикивая, – Причём мне сейчас больше второй вариант импонирует! – Эм... Тётя, а ты не хочешь перестать хохотать и объяснить мне, наконец, что такого смешного ты видишь?! – Скажи, как у тебя это вышло? – Случайно, – призналась я честно, – Я даже не хотела... Мой ответ вызвал новый взрыв хохота: – Тан, понимаешь, я бьюсь над этим уже три месяца. Заходила с разных сторон, будила его кровь, приходила в сны – тупик. Парень непрошибаем. И тут ты, чисто случайно, как дитё с тёмным артефактом, такой улей разворошила... Я прищурилась: – Тётя, ты знаешь, что у него с аурой? – Печать непринятости. Мой любимый жених именем своего Бога отрёкся от него. Я чуть не села мимо стула: – Что?! Тётка поморщилась: “Не ори, ты не на митинге! И вообще, поговорим мысленно...” “Ты хочешь сказать, что Император сам убивает мальчика?!” “Тан, разуй глаза и сними, наконец, с глаз радужную плёнку. Мы во дворце Лассанов, а Сит – Правящий до мозга костей. Итог очевиден!” “Подожди. Почему он тогда просто его не убьет?” “Ха! Он брату своему кровью поклялся, что не причинит его отпрыску вреда, причём ни сам, ни через посредников. А непринятость, или отречение – чисто теоретически, это ведь не смертельно...” Я с трудом выдавила из себя кривую усмешку: “Один вопрос: наследник знает?” “Честно, не знаю. Да, наверное... Эй, Тан!” Я круто развернулась и побежала в сторону своей комнаты. Чувствовала себя при этом так, словно меня окунули в чан отборного драконьего дерьма... Я вбежала в комнату и обессилено упала на кровать. Решение пришло спонтанно – прикрыв глаза, я полностью отрешилась от своего тела, и моя копия целенаправленно переместилась через мир снов в высокую башню, пропитанную проклятьем. Крутнувшись на каблуках, я побежала в замок. Ты мне так нужен... Знакомые переходы и коридоры, арки и картины. Я набросила на себя качественную невидимость и гнала из создания настойчивый вопрос: и что я тут делаю? Обдумав его так и эдак, я себе напомнила: я пришла не потому, что мне хочется его видеть. Вот глупость! Мне просто информация нужна... Перед знакомой дверью я остановилась на пару мгновений, собираясь с духом. Нужно морально подготовиться к тому, что, возможно, он не один... Мне-то до этого, конечно, никакого дела нет, но всё же... Неожиданно дверь распахнулась у меня перед носом. Перед моим ясным взором предстала дивная картина: Эррар, небрежно развалившийся на кровати в обществе каких-то странных свитков. Обнажённый по пояс. С полуприкрытыми хищными глазами. Мр-р-р... – Ну, долго ты ещё там будешь стоять? – уточнил эльф лениво, отхлёбывая вино из бокала, – У меня на двери что, узоры появились? Если б не полупризрачное состояние – честно, покраснела б! Не понимаю в упор, как он ухитряется меня чувствовать... Эррар поднял, наконец, на меня глаза и слегка приподнял бровь. Дальше тянуть было нелогично, а то и глупо, потому я решительно перешагнула через порог. Дверь захлопнулась у меня за спиной, а эльф снова уткнулся глазами в свои бумажки. Он не обращал на меня внимания, я молча стояла и смотрела на него, гадая, куда делась моя обычная разговорчивость и решительность... – Ты не пришла вчера, – заметил он задумчиво, не отрываясь от чтения. От его голоса я почему-то вздрогнула. И разозлилась. В принципе, на себя. Но досталось ему. – С какой радости? У меня что, обязанность такая – развлекать тебя перед сном? Или тебе уже невесты мало? И вообще, я по делу. – Вот как? – без выражения спросил он, – Значит, просто так заглянуть ты не можешь по определению? Во всём ищешь выгоду, крошка? Я уже поняла, что разговор зашел не туда. Умом я осознавала, что сама в этом виновата. Но мало на свете найдётся тех, кто в такие секунды действует разумно... – Конечно, милый! Выгода – превыше всего! Ты же умный мальчик, сам понимаешь, что я такое... – Думаешь, я стану твоей ручной собачкой! – рыкнул он, стремительно поднимаясь. Свитки разлетелись в разные стороны, а бокал был с размаху отброшен к стенке. Я заворожено проследила красивую дугу полёта посудины и пропустила момент, когда эльф очутился возле меня. – Что же тебе нужно от меня на этот раз, милая? – уточнил он как-то подозрительно мягко. – Расскажи мне о кровном отречении, – попросила я. – И что я получу взамен? Приплыли... – А чего ты хочешь? – уточнила я для проформы, уже догадываясь, какой будет ответ. И на сердце стало горько-горько, словно я глотнула дриадской микстуры, отрезвляющей, но на диво мерзкой на вкус... – Тебя, – как предсказуемо... – Милый, благородные люди любовь не покупают. – Благородные, милая, ею не торгуют. Я искривила губы в усмешке и принялась равнодушно стягивать с себя одежду, не заботясь о том, чтоб это выглядело грациозно. Конечно, сложно поддерживать осязаемое тело, но – вытерплю. Узнаю, как спасти Сита, и больше никогда сюда не вернусь... Я не успела распутать даже шнуровку платья – его ладони легли на мои. – Нет уж, хорошая моя, – его дыхание пощекотало мне шею, – Я хочу, чтоб ты была настоящей, и хочу, чтоб ты сама меня об этом попросила... – Этого не будет! – Посмотрим... А сегодня – просто станцуй для меня... Я хищно прищурилась и повела плечами, сбрасывая его руки. Эмоции били через край, разные чувства смешивались, как алкоголь в коктейле: и ярость, и обида, и разочарование, и... желание... Я прикрыла глаза, преобразовывая всё это в один из довольно известных демонских ритмов. Волшебница на моём месте позвала б музыку мановением руки – я могу только сделать так, чтоб мой ритм звучал в его голове. Гибкое движение рукой в его сторону – и его зрачки расширяются, а по телу проходит лёгкая дрожь. Слышишь, милый? Может, мне и далеко до магов... Но, скорее, это им до меня далеко! Я зло улыбнулась. Если уж танцевать, то незабываемо! Я сделала несколько резких движений бёдрами, подстраиваясь под ритм и переделывая его под себя. Потом... Вверх – вниз... лечь – встать... поворот, прыжок, зигзаг... прогнуться на ковре, как громадная кошка, встать на колени... снова вверх-вниз... взмах головой... вверх... Я намеренно ускоряла ритм, делая каждое движение стремительней и глубже. Эльф смотрел заворожено, забыв даже о том, что он на меня зол – такое искреннее восхищение читалось в глазах. Тут бы мне и прекратить танец, но моя кровь уже начала трансформацию, и ритм всё ускорялся, отбиваясь молотом в ушах. Прогнуться... вниз... круги... волна... прыжок – на стол... восьмёрки – всё чувственней и глубже... И резким движением подхватить коллекционный клинок, висящий на стене. В его глазах отражается непонимание и опасение. Ха! Да он боится, что я порежусь!!! Я медленно вынула короткий искривлённый меч из ножен, небрежно отбросила их в стороны и очертила в воздухе дугу. В тусклом свете мечей мрачно блеснули демонские руны. Красиво... – Мужчины считают, что женщины не умеют обращаться с этими железками, – мурлыкнула я, проводя пальчиком по клинку, – Я докажу тебе, что это не так... Ритм взбрыкнул, как взбешенный дракон. Я хищно улыбнулась и, прогнувшись назад, повела языком по лезвию. Кровь кипела, и эмоции Эррара захлёстывали меня с головой. Испуг, восхищение... желание... Мр-р, какой коктейль! В музыке стучат молоточки, и натянутые нервы звенят, как струны. Резко развести ноги, упереть между них клинок, опереться на крестовину... Подняться... Ты – меня предал, ты – меня бросил, ты – променял меня на какой-то договор! На подпись на бумажке, на эфемерный долг! Ты... Я кружилась, выгибалась, всё увеличивая темп. Я уже задыхалась, в боку начало покалывать, я в любой момент могла порезаться клинком – но упрямо кружилась всё быстрее. Я ненавижу тебя, ненавижу... И танцую это для тебя... Прокрутиться, подойти к нему. Мелодия затихает. Всплеск – и клинок свистит в миллиметре от лица эльфа. Надо отдать ему должное – он даже не шевельнулся... Нырок вниз, на колени, и снова – клинком по губам, на этот раз остриём. Придавить чуть сильнее, и кровь тоненькой струйкой стекает по подбородку. Больно? Нет, это ему – и больно, и страшно, он боится, что я поранилась... и так хочет прижать меня к себе... А мне – сладко. Его эмоции окутывают, как тёплый шёлк, и собственная кровь, которую я манящим движением медленно слизнула с губ, приобретает невероятный привкус... Музыка утихла. Мы застыли изваяниями: он, с гордо приподнятой головой и стиснутыми в кулаки руками (что, сложно сдерживаться, милый?), я – на коленях перед ним, и клинок между нами. Красиво... и так хочется... Резко тряхнув головой, я встала: – Итак, как отменить отречение? – равнодушно уточнила я. Блеск его глаз поутих, и взгляд снова заволокло льдом: – Нужно, чтоб какая-то пара, принадлежащая к разным Кланам, признала ребёнка своим. И какой-то Бог или Богиня признали над ним своё покровительство. И тот, кто отрёкся, должен умереть. Только зачем? Отречение пагубно только для сотворенных, но этих тварей давно истребить нужно... – Ты прав. Нужно, – отозвалась я, – В них нет ничего, ради чего им стоит жить, ведь они не созданы богами. Они – уроды. Правда, милый? А отречение – это проблема ещё и для наследства. – Знаешь, проще составить новую бумагу о наследстве и заверить у магов... – Хватит. Прощай... Я резко вернулась в тело. Провела языком по губе, слизывая несвернувшуюся кровь. Его слова эхом звучали в ушах... Шоу: укротить принца Глава 5 Если тебе роют яму – не мешай! Закончат – сделаешь бассейн... – Очнулась? – ласково уточнил родной и любимый голос над головой. Вот чтоб тебя перевернуло, протянуло и заткнуло! – Хм... Кто-то что-то подумал – или мне показалось? В смысле, сейчас, тётушка, сейчас, милая, только пойму, где у меня голова – и сразу всё будет. – Меньше силой надо пользоваться в стенах замка! И вообще, что у тебя с губой? – Порезалась, когда брилась! – Племяшка, сколько раз повторять, пользуйся магией: и безопасней, и качественней... Я поморщилась и по-кошачьи потянулась. – Кин, чего тебе надо, а? – Пошли, я тебя познакомлю со своей сестричкой! Я удивленно прищурилась, глядя на откровенно пакостную усмешку Кин. Насколько я знаю тётку, подруг у неё немного, но и те, что есть, создания немного эфемерные: сегодня они здесь, завтра там, послезавтра вообще в другом мире. Кого же она выбрала на роль сестрички?.. Мы вошли в просторную залу. Я изумлённо огляделась... – Тан! Какая встреча! Так и думала, малышка, что мы ещё свидимся! – промурлыкал кто-то за моей спиной. Я стремительно обернулась – и буквально вытаращила глаза. – Лин?! Брови тётки поползли вверх: – Вы знакомы? Упс. Чувствую, за мои пируэты влетит мне по самые гланды... – Угу, – хмыкнула Лин, – Доводилось. Кин, спорю на бутылку лучшего тас-та, эта крошка ещё тебя переплюнет! – О, – фыркнула тётя, – Да куда там нам до них, молодых... Лин проникновенно покивала. Я закатила глазки: – Эй, вы, старые перечницы, вы меня сюда позвали, чтоб я вам микстуру от радикулита прописала? – Вот, – вздохнула тётка, – Никакого почтения к моим сединам! – Угу. Что надо делать в такой ситуации? – Пить! – Вот! Тан, ты меня уважаешь? – Очень. – Значит, наливай! Я вздохнула и потянулась к бутылке. Лин, сегодня принявшая облик девчонки лет 14, выцепила откуда-то сигареты и с наслаждением затянулась, выпустив из носа струю дыма. – Тебе только дракона-оборотня играть, – не преминула подколоть тётя, – Можно подумать, у тебя мозги кипят, вот из носика пар и идёт, как у чайника... – Кин, ай-ай-ай! То, что у тебя аллергия на сигареты – ещё не повод обижать несчастную подругу! Которая, заметь, никогда тебе не хамит! – Да, она тихо подкалывает... И зачем я тебя сестричкой позвала? – Может, чтоб побесить местных блюстителей нравственности? Или чтоб увидеть меня в том мерзком жёлтом саване? – В кого ты такая догадливая... Ладно, девочки, за мою недолгую семейную жизнь! Наши бокалы со стуком встретились над столом. Я отхлебнула, поразившись крепкости напитка, и подавилась: тётка и Лин с предельно серьёзными выражениями лиц ударили бокал о бокал под столом и на столе, и только после этого выпили. Я закашлялась. Лин, увидев выражение моего лица, искренне развеселилась: – Кин, халтуришь! Как ты могла не научить ребёнка главному тосту любой женщины?! Я только поморгала. Лин ухмыльнулась: – Детка, всё просто! Над столом – за мужа, под – за любовника, на столе – чтоб они не встретились! Вот и вся наука! – Что ты мне девочку совращаешь, – пробурчала Кин, наливая себе ещё пойла, – Она у меня, между прочим, очень скромная! – Угу, – фыркнула Лин, – видела я твою скромницу, ей только в непорочные жрицы. А что? Тебе ничего и делать не придётся, религия в Империи сменится сама по себе... Кин хмыкнула и отхлебнула вина прямо из горла: – Девочки, все в курсе, как снимается отречение? – уточнила она, покосившись на меня. Я только кивнула. Лин фыркнула: – И кто же станет новыми родителями? Ухмылка тёти стала шире: – Вот затем я тебя и позвала... Я смогла только икнуть, Лин подавилась дымом: – Ты прикалываешься, да? Глаза тётки приобрели влажный блеск и словно бы увеличились. В них появилось несчастное, просящее выражение: – Подруга, неужели ты мне не поможешь? Лин нервно затянулась, храня молчание. – Ну... – протянула тётя умоляюще. Демоница вздохнула: – Кин, ты – живое доказательство того, что людям вредно долго жить! Понимаешь, чем могут твои художества обернуться? Это... – Лин, не болтай ерундой! – Я не мужчина, мне болтать нечем!!! – Ты метаморф, с тобой сложнее!.. В общем – да или нет? Лин поморщилась: – А ты догадайся!.. Боги, в кого я такая добрая?! Только ты должна знать: пока жив Император, толка не будет... На лице Кин появилось какое-то странное, жёсткое выражение. На миг мне даже показалось... – Он к тому времени умрёт, – бросила родственница равнодушно. Мы помолчали. – Кин, а что слышат милые наблюдатели, которые наплели вокруг нас заклинаний? – Разговор о платьях, – резко, словно нехотя, бросила тётя. Лин ухмыльнулась. Я молча смотрела на родственницу. – Тан, помни – принц! Он должен есть с рук, и мне плевать, как ты это прокрутишь! – напомнила добрая тётя холодно. С попойки я сбежала, как только смогла – настроения общаться со старшими и мудрыми у меня не наблюдалось. Послали же боги... родственников! Что папа, что мама, что тётя, что предки! Терзаемая такими мыслями, я без особой цели бродила по дворцовому парку, не глядя по сторонам. Только сейчас до меня окончательно дошло, в какую мерзость я вляпалась благодаря одной рыжей особе... – Гуляешь? – мурлыкнул подозрительно знакомый голос за спиной. Я поморщилась: вот тебя, милое моё домашнее задание, мне и не хватало для полного и абсолютного счастья! – Да, ваше высочество, изучаю местную флору и думаю над своим поведением. – О, прогресс! И что надумала? Решила исправиться? Я хмыкнула. Ну, хочется или нет, а тёткино задание надо выполнить... – Да! – воскликнула я резко, крутнулась на каблуках и, сорвав первый попавшийся цветок, порвала его на мелкие ошмётки, – Хватит с меня этого цирка! Принц изумлённо приподнял брови, но я не обратила на это внимания: – Вот что, с меня хватит! И насмешек, и унижений, и ваших с тётушкой интриг! Довольно!!! Я – низшая, мне здесь не место! Так что – адью, вашество! Разбирайся сам! Мне уже плевать, а вы тут с тётушкой хоть убивайте друг друга – меня не колыхает! Всё равно вы друг друга стоите! Пауки в банке... Я зло тряхнула волосами и решительно направилась к выходу. Вернее, попыталась, потому что его высочество ухватило меня за плечи и удержало, требовательно заглядывая в глаза. Я попыталась вырваться – безрезультатно: хватка у наследничка оказалась железная... – Ну, тише, тише, – успокаивающе сказал он, – Успокойся, малышка... Вдох-выдох... Не переживай. Я куплю тебе, что ты там хочешь... – Да пошёл ты! – Детка, у нас договор был. Помнишь?.. – Да не надо мне от тебя ничего... принц... подавись своим золотом! – я снова дёрнулась. С тем же успехом. – Тогда зачем просила? Я прищурилась. То, что мне хотелось сделать, было очень рискованно... С другой стороны, тетя права: все мужчины в душе – мазохисты. Потому-то с ними, как на рыбалке: чем глубже крючок вонзится, тем резче ты рыбку и подсечёшь... – Чтоб ты меня считал сволочью! Думаешь, мне оно надо – с тобой спать? Принц осоловел, а меня “прорвало”: – Вот ты стоишь, глазами хлопаешь, а представь, каково мне: тётка выдергивает меня из объятий любимого человека, напоминает о давнем долге и заявляет: преподнеси мне принца на блюдечке! И, главное, не откажешь! И пожалуйста – издевательства, усталость, хамство... Но это уже слишком! Прости, дорогой принц, за испорченные нервы, но вы меня все уже достали! Тётушке надо тебя поразвлечь – пусть сама и наклоняется! Я самоустраняюсь. Удачи! Я снова дёрнулась, но окаменевший принц и не думал меня выпускать, глядя куда-то сквозь меня. – Выпусти, – прошипела я зло. Принц приподнял бровь: – Перетопчешься. За то, что ты тут наговорила, тебя внутренней страже сдать нужно – чтоб не мучилась! Я фыркнула, молча пожала плечами и замерла, ожидая, когда принцу надоест меня держать. Не дождавшись от меня отклика, его высочество заговорил снова: – И чем же я тебе так не нравлюсь, позволь спросить? – уточнил он мягко, – Разве можно пренебрегать тётиным заданием? Я с мукой глянула на него: – При чём тут ты вообще? – вздох, – Знаешь, ты очень красивый, и потом – принц... О таком, как ты, мечтает любая девушка... Просто... Я печально улыбнулась внимательным серым глазам: – Знаешь, мне очень больно вспоминать о том, как меня предали. Невыносимо думать, что сейчас, когда мы с тобой болтаем, мой любимый развлекается с другой – со своей невестой, знатной и... настоящей, – я горько искривила губы, – Какой я никогда не буду... Я думала, что смогу лгать и играть, но у меня не хватает сил. Презрительные взгляды, насмешки... Всё-таки, я низшая. Мне не место здесь... Думаю, тётя это поймёт. И простит... Принц неожиданно убрал руки с моих плеч и осторожно, бережно как-то провёл пальцами по моему лицу. Я вздрогнула, когда он провёл по порезанной губе. Миг – и исцеляющая магия потекла ко мне – я едва успела перестроить кровь, чтоб не изменилась, не приведи боги... Ранка исчезла. Принц ласково погладил меня по голове: – Твой любимый – просто дурак... Останься. Я не позволю тебя обидеть, поверь. Я приоткрыла рот, чтоб возразить, но его высочество только хмыкнул: – Спорь, хоть охрипни: никто тебя отсюда не выпустит! С этими словами наследник стремительно развернулся и ушёл. Ух... – Братец в восторге! – раздался рядом знакомый голос, и из щели между кустами ужом выскользнул Сит, – Ты умница – теперь он почти твой! Осталось только дожать... Я невольно улыбнулась: – Да. Я, правда, не ожидала, что это будет так легко... Сит странно глянул на меня: – Пожалуй, не так это просто – такое о себе открыть... В детстве я по глупости поделился с кузеном силой, и он может не хуже меня чувствовать любую фальшь. Он не отреагировал бы так, если б ты сказала хоть слово неправды... – Тан! – Нет! – Ну, Та-ан!! – Нет!!! – Ну, позязя! – Сит, ты понимаешь, через какие отверстия твой братец промоет мне мозги?! – Боги! Если что – сделаешь глупые глаза и скажешь, что это я тебе приказал. Я-то приказал! – Сит, слушай... – Тан, ну будь хорошей девочкой! Я никогда, ни разу в жизни не видел парада мёртвых! – Эм... Я ни на что не намекаю, но, может, причина в том, что живым туда нельзя? – Нам можно! Я вздохнула, ребёнок сделал большие, наивные глаза, умильно хлопая пушистыми ресницами. Мне оставалось только головой покачать: ну, не могу отказать ему, хоть убей. – Ладно, но учти: ты и на полшага от меня не отходишь! – Тан, ты – самая лучшая! – Ага! Дети всегда говорят такое родителям, подразумевая: “Ты наивный жалостливый лох”! – Эй! Я не такой, и вообще – как ты можешь ругаться при ребёнке? – Ребёнок, ты что пару минут назад сказал, когда настой разлил на пол? Словесный оборот с участием лысых гоблинов и ножки стола – это было, получается, не ругательство? – Эх ты, деревня! Знатные не ругаются, они выплетают аллегории! – Угу. Пошёл ты в аллегорию по пятое колено – звучит потрясно... Сит хмыкнул, а я развалилась на кровати, обдумывая то, на что соглашалась... Луна входила в силу, планеты выстраивались в ряд, и красный месяц снова показался в небе не только над землями некромантов, но и над Империей. Это говорило об одном – надвигаются Ночи Мёртвых... Это время, когда древние духи поднимаются на поверхность, Хозяева и Хозяюшки набирают силы, а представителям многих рас лучше не выходить ночами из дому – по улицам блуждают духи, нечисть стучится в двери. В общем, времечко на любителя. Времечко таких, как мы... Я вздохнула. Что толку притворяться? Мне и самой дико хотелось сбросить с себя пепел человеческих чувств и мелких грешков, потанцевать вместе с теми, кому действительно нечего терять... – Эй, ты здесь? – позвал мальчик. – Не-а, я там! – Вернись оттуда! Я тут вспомнил – нам ведь запрещено выходить за пределы дворца. Особенно тебе... Мы просто не сумеем выскользнуть... Я приподнялась на локте и насмешливо глянула в расстроенные зелёные глаза: – Сит, близится Ночь мёртвых... Какие запреты? Когда сядет солнце, они перестанут существовать, и тогда – кровь откроет все двери... Мальчик потрясённо глянул на меня – наверняка в моих глазах мелькнул кто-то другой... И что? Ситу я доверяю больше, чем кому-либо – мы с ним одной крови. Да и похожи чем-то... День пролетел незаметно, как миг: снова совместные трапезы, тягучие разговоры, шепотки придворных дам за спиной... И вежливые поклоны. Что за...? Когда передо мной склонился прошествовавший мимо министр, я поймала Сита, стоявшего рядом с постным лицом, за ухо и, не обращая внимания на ошалелые мины придворных, основательно тряхнула, прошипев: – Эй, ты, вша зеленоглазая, ты ничего мне объяснить не хочешь? Сита буквально пополам от хохота сложило: – Я тут при чём? Меньше надо было перед кузеном бёдрами вилять да языком чесать! И что, хочешь сказать, тебе не нравится? Я подозрительно прищурилась: – Так, а кузен тут каким боком?! Мальчуган оскалился: – Ты, светило ментальной магии, на ауру глянь!!! Осторожно прикрыв глаза, я пригляделась к щиту, который окружающие считали моей аурой... и чуть не села на пол: на нём красовалась метка Императорской собственности. – Убью! – прошипела я, вызвав у Сита очередной приступ веселья. – Прямо сейчас? Мы тогда на празднование не успеем! Я фыркнула, как взбешенная кошка, но покорно поплелась за мальчишкой. Понятно теперь, почему ты не рискнул на ужин явиться! Ну, принц, ты у меня спляшешь ррат на горящих углях! Это ж хорошо ещё, что печать не на настоящей ауре – иначе её невозможно б было вывести... И когда, главное, успел-то, паршивец?! Ну, ладно, вашество! Сегодня я поразвлекаюсь, а завтра, с новыми силами, возьмусь за ваше воспитание! – Ну и ухмылка у тебя! – отвлёк меня от приятных размышлений голос Сита. Я ласково улыбнулась в ответ: – Я просто представила твоего братца в ошейнике, привязанного к кровати. Только в ошейнике... Мальчик опешил: – Извращенка! – Я? Что ты! Просто твой кузен был плохим мальчиком, – пропела я проникновенно, – Его нужно поучить... Ладно, это лирика! Переодевайся, принц! Никакого желтого! Никаких пастельных тонов! Ярко, броско и опасно! – Всё равно не понимаю, как быть со стражей... – О, это моя забота... Для нашей весёлой прогулки Сит выбрал чёрно-золотой наряд. Я только улыбнулась: на что спорим, он не знает, что это цвета Правящих? – Ох, Тан, – прошептал Сит восхищенно, рассматривая меня. Я улыбнулась и резко крутнулась, от чего алый шёлк изрезанных рукавов и юбки взлетел вверх. – Нравится? В глазах мальчика что-то мелькнуло: – Да. Ты – богиня! Я зябко передёрнула плечами. Очень смешно... – Идём уж, чудо природы! Если б в этом мире были такие боги, как я, везде был бы сплошной дом для блаженных... или бордель. – Знаешь, так и есть... Спорить с данным утверждением было сложно, потому я просто взяла парнишку за руку и, применив лёгкую ментальную иллюзию, повела его по коридорам. – Тан, ты не туда идешь! – уже на первом повороте постарался вразумить меня мальчик, – Нам к выходу надо! – Сынок, поверь старой умной Тан. Иногда кажется, что она делает глупости, только потом эти глупости оборачиваются чем-то хорошим... Сит, поморщившись на “сынка”, покорно заткнул фонтан, и дальше мы крались молча, изредка по широкой дуге огибая стражников. – Сит, – шепнула я, когда мы углубились в Императорское крыло, – Ты ведь с детства умеешь чувствовать потайные ходы, так? – Откуда ты знаешь, даже спрашивать не буду! Тан, они все охраняются такой магией, что проще сразу прыгнуть в чан с кипящим маслом – мук меньше! – Так, отрок, не треплись зря. Показывай свой ход! Мальчик закатил глаза, но перечить мне не рискнул: покорно подвёл к большой картине, изображающей Солнечного Бога. От неё так и веяло сильными охранными чарами. Чтоб расплести такие, нужно просидеть над ними не один десяток часов, используя несколько артефактов, сложнейшие ингредиенты, обладать многовековым опытом в магии... Я с мерзкой ухмылкой выудила из голенища высоких сапожек кинжал, купленный мной ещё в Лассате, и чуть-чуть уколола пальчик лезвием. Капелька крови сорвалась с руки и упала на защитное плетение. Тихое шипение – и от многослойного заклятья, которое разрабатывали несколько магов, осталось только неприятное воспоминание. – Идём, ваше высочество, – хмыкнула я, безбоязненно отодвигая картину, – Кажется, по чистой случайности охранные чары возле этого хода износились! – Да уж, нам так повезло... Извилистый ход вывел нас за стену замка. Впрочем, так даже лучше – не придётся ещё чего-то придумывать... – Солнце садится, – шепнул мальчик, и его слова, казалось, эхом отразились от каменных стен и пронеслись по округе. Сит, не ожидавший такого эффекта, вздрогнул. Я хмыкнула: – Ты до сих пор хочешь увидеть Ночь Мертвых? Упрямый кивок в ответ. – Что ж, пошли... И я двинулась по извилистой дорожке в незаметную на первый взгляд щель между домами. Мир на миг утратил чёткость, а потом заиграл миллиардами красок, взорвался странным таинственным шепотом, далёкими песнями, воем волков и боем барабанов. Звуки усиливались по мере того, как солнце уплывало за горизонт. Там, куда уже упала тень, от наших ног в разные стороны разбегались дорожки, реальность искривлялась, деревья начинали шевелиться и открывали глаза... – Тан, где мы? – прошептал Сит потрясённо. – О, мой принц, любуйтесь: так в реальности выглядит ваша столица... Ритм барабанов становился всё громче, вокруг дорожки начали образовываться маленькие смерчи, а странные напевы начали преображаться в слова: – Солнце садится... Приходит наше время... Резкий поворот дорожки, которой секунду назад не было и в помине – и мы вышли на громадную площадь, окружённую высокими домами-шпилями и плетущимися деревьями. Она была пустынна, только ветер бросал туда сюда невесть откуда взявшиеся алые лепестки, и последний солнечный лучик отсветом плясал на мостовой. Миг тишины, когда алый край дневного светила медленно, но верно прячется за горизонт... Последний солнечный блик растаял, как мираж – и тишина взорвалась неудержимой, страстной музыкой. Словно из небытия, начали появляться странные фигуры – люди, нелюди, звери... Они говорили, пели, смеялись, здоровались друг с другом... – Тихо! – прошелестел над пёстрой толпой тихий, странный голос, проникающий в самое сердце, – Тихо... Эту ночь мы сперва должны открыть... Все, как по команде, повернулись на звук. Я почтительно склонилась, уже зная, кого увижу... Сзади стоял немолодой мужчина в роскошном чёрно-алом одеянии, с тростью и сигаретой в руках и насмешливым, пугающим взглядом чёрных глаз. Хозяин Города... – Я уже назначил Госпожу этой Ночи. Она уже чует мой зов, верно? Выйди ко мне, девочка. Рад снова видеть тебя – спустя столько лет... – Это взаимно, Хозяин, – весело воскликнул позади знакомый голос. Я обернулась – и уронила челюсть, глядя на Кин. Тётушка, одетая в чёрное облегающее полупрозрачное платье с алыми кружевами, легко подошла к Хозяину и поклонилась ему. – Что ж, моя Госпожа, ты первой танцуешь в эту ночь. И лишь тебе выбирать, с кем... – Спасибо! – выдохнула тётя, после чего, наконец, повернулась к нам и радостно воскликнула: – О, детки! Я подскочила от её голоса и обрела, наконец, дар речи: – Не понимаю... Госпожой-то может быть только кто-то мертвая! А ты на труп похожа мало, даже на бодрого зомби! Лицо Кин стало серьёзным: – Деточка, Госпожой становится не сколько мёртвая, столько неживая... – Но ты-то... – Госпожа, – вмешался Хозяин в разговор, – Ты уже выбрала, с кем танцуешь? – Да, только малышке скажу пару слов. – Понимаю... Тётя хищно оскалилась и тряхнула огненной копной волос: – Я давно продала душу демону, детка. Имя его – ррат... может, я не мёртвая – но уже и не смертная. Шоу: укротить принца Глава 6 Я слишком дикая, чтобы жить, я слишком редкая, чтобы сдохнуть!!! Кин обернулась и вышла в центр площади. Все вокруг замолчали, и в полной тишине раздался голос Хозяина: – Зови его, Госпожа. В лице Кин впервые за долгое время нашего знакомства что-то дрогнуло. Сомнение?.. – Зови его, – зашипели все вокруг, – Он придёт... Тётя зло тряхнула головой и негромко что-то шепнула. Тишина. Пустота. Никого... Кин Не хотелось бы себе признаваться, но против фактов не попрешь: мне было страшно. Я столько лет буквально жила этим мигом, я так ждала его – но липкие волокна сомнений клубились в душе. Придёт ли, отзовётся ли... Так, хватит лирики! Я тряхнула волосами, подняла голову и негромко шепнула: – Каррар... Тихо. Пусто. Стою в одиночестве посреди площадки. Чувствую себя дурой. Какого глюка лысого я вообще сюда припёрлась? – Не так, – усмехнулся Хозяин, – Не так зовешь! Я наградила духа взглядом, от которого молоко скисает, но тот, похоже, и не такое видел. Ладно, коль уж пришла... – Каррар!!! – громче, уже почти крикнула я. Снова тишина. Ах ты, высокомерный сукин сын! Сколько лет прошло, а ты опять за своё! Неужели сейчас, именно сегодня так уж нужно показывать характер?! ДА ПОШЁЛ ТЫ!!!! Я крутанулась на каблуках, чтоб уйти. Подумаешь, потратила кучу сил, чтоб задобрить Хозяина столицы! Ну и что, что пошла на сумасшедший риск, напоив “жениха” снотворным?! Какая разница, что считала до этой ночи секунды?!! Никто этого знать не должен! Да и не стоило сюда приходить – он мне совсем не нужен! Вот! А моё желание его увидеть – дань воспоминаниям, не больше! – Правда? – вкрадчиво мурлыкнул знакомый голос, звук которого пробежался толпой мурашек по коже, вызывая не самые невинные желания. Мгновение – и я ощутила, что там, за спиной, кто-то стоит. Стоило бы обернуться – но смелости не хватало. Я пробежалась взглядом по толпе и увидела племяшку, до предела округлившую глаза. Ах, да, сын с отцом ведь очень похожи... – Боишься в глаза мне глянуть? – вкрадчиво, обжигая мне дыханием шею. Вот сволочь!.. Я срочно подправила мину лица и стремительно повернулась к нему, растянув губы в презрительной усмешке: – Я ничего не боюсь! Почти... Он только усмехнулся, обнажив клыки, и блеснул желтыми звериными глазами. – А ты не меняешься, – смешок, – Всё та же девчонка! Я мгновенно вызверилась: – Нашёл девчонку!.. Я, к твоему сведению... – Знаю, детка, – насмешка в голосе, явно скрывающая что-то ещё, – Теперь знаю. Но всё же ты – такая маленькая... Ребёнок, которому нравятся яркие игрушки. – Наивный... Знал бы ты, сколько тех, кто считал меня слабой и беззащитной, давно сгнили в могилах! – Как ни странно, милая, я – в их числе... Я вздрогнула. Казалось бы, полминуты разговора – а мне уже кажется, что он жив, что не было того кошмарного дня, не было потока его крови, и я – не опоздала... – Каррар, хватит трепаться! Я тебя позвала просто для того, чтоб станцевать! – Я помню, девочка. – Не смей меня так называть!!! – Я немножко умер, мне уже можно... Вот тут у меня снесло башню. Ещё больше, чем обычно. Под бешеный бой барабанов я метнулась вперёд, на ходу вытаскивая небольшой магический кристалл, и резко приставила к его горлу: – Хватит, – прошипела я бешенным зверем, – Сколько можно мне напоминать об этом?! Как ты мог, как ты смел меня предать?! Он отмахнулся от уничтожающего артефакта, как от назойливого комара: – Я тебя предал? Ты последние мозги пропила, милая! Я – боготворил тебя, лишь тебя считал своей королевой, а ты за век – за целый век! – не удосужилась сказать мне правду! Ты никогда не признавалась в любви, но мне казалось, что ты что-то ко мне испытываешь... Но это ложь! Ты не верила мне никогда – и смеешь меня обвинять! – Да! – я теперь кричала на всю площадь, наплевав на заинтересованные лица, – Да, смею!! Ты нарушил ту единственную клятву, которую мне давал! Гулял бы со служанками, врал мне напропалую, творил бы со мной всё, что хочешь – я б стерпела. Но ты, сволочь, как ты смел умереть?! Он неожиданно извернулся и ударил меня по руке. Вроде бы небольно, но кулак мгновенно разжался, и мерцающий камень откатился в сторону. Мёртвые шарахнулись от него, как заяц от ящера, а Каррар метнулся вперёд и намертво зафиксировал меня в надёжном захвате. Музыка стала громче, прерывистей, и я замиранием сердца узнала ррат... Забыть обо всём, потянуться вперёд и до крови прикусить его губу, наслаждаясь вкусом... прогнуться, касаясь тела телом... и кажется, что нет прожитого, нет интриг, боли и кошмаров – а снова есть 18-летняя рабыня из гарема, впервые пришедшая к своему хозяину... – Окажите мне честь, Господин мой. Потанцуйте со мной... А дальше – ррат... Под бешенный бой барабанов, в неверных отсветов магии и факелов – просто плясать, не останавливаясь, прогибаться назад и прижиматься к нему, падать к ногам и кружиться на его руках, обвивать ногами, блуждать руками по телу... Музыка, не прекращайся... только не прекращайся... Я сделала очередной пирует, ловко прокрутившись вокруг него. Каблук чуть чиркнул по мостовой, я мгновенно выровнялась, но дыхание уже сбилось. В боку предательски закололо... Меня тут же подхватили на руки и закружили: – Кин, – обжёг мне шею тихий шёпот, – Останавливаемся. Ты устала... – Нет! – я мгновенно вырвалась из его объятий и прогнулась назад. Нет, пожалуйста. Ещё ведь рано. Я ещё могу танцевать... Нырок. Зигзаг. Дышать очень сложно, но я двигаюсь быстрей... – Кин, от судьбы не убежишь, а неизбежного не отвернёшь. Танец кончится, и я уйду. Ты просто не сможешь плясать вечно... На мои губы закралась кривая усмешка: – Я всегда жила мгновением, мальчик мой. Миг – пока я жива, миг – пока ты со мной, а не со своей женой. Моя жизнь – миг... Последнее я прошептала, задыхаясь. Он дёрнулся, как от удара: – Кин... – Знаю, – зло выдохнула я, – Всё знаю. И то, что сейчас тебя гложет. Но не отступлюсь, слышишь?! Моя племяшка будет жить в мире, где она будет королевной, а не служанкой. Она сможет выбирать... – Но чем ты заплатишь за это? Я чуть не оступилась, но удержалась. Лёгкие разрывало на части: – Собой заплачу, как всегда... – Ты же знаешь, мы оба знаем, что ты всё это затеяла не только ради племянницы и мальчика. Я оскалилась: – Разумеется... Месть – вот причина! Он меня не узнал – на его беду. Я не умру, пока он жив... – Девочка моя, многим дорого обойдутся твои игры... – Осуждаешь? – Нет. Одобряю... Очередной пирует – и в глазах мутнеет, а ноги подкашиваются. Меня легко подхватывают сильные руки – и осторожно опускают на мостовую. Стихает музыка, его губы легко касаются моих – и желтоглазый эльф тает, как сон. Миг – и всё вокруг меня взрывается танцем, музыкой, исступлённым весельем мёртвых. А я – вспоминаю день, когда хотела от него сбежать. “Я никогда не дам тебе уйти от меня. Я всегда буду твоим хозяином. Клянусь” Я тебя ненавижу. Как ты мог нарушить эту клятву?! – Тётя? – отвлёк меня от размышлений негромкий голос племяшки. Секунда – и она стремительно опустилась на колени рядом со мной. Я сквозь завесу волос глянула на свою девочку с невольной гордостью – хоть мысли и заняты другим, а движение всё равно гибкое, плавное и слитное. Правда, мордочка пока подкачала – слишком уж много эмоций на ней отражается... – Тетя, всё хорошо? – она осторожно попыталась приподнять моё лицо за подбородок, а голос взволнованно дрогнул. Я резко тряхнула головой, отбрасывая волосы назад, и самодовольно оскалилась: – Что, испугалась? Тан рыкнула и попыталась ответить мне отрезвляющим подзатыльником. Я ловко увернулась – зря я, что ли, полгода прожила в гареме на сотню персон? Говоря откровенно, характеры у девочек были – далеко не фонтан! – Ты, мазохистка старая! Я чуть не спятила – сидишь, голову опустила, волосы лицо закрывают, спина вздрагивает! Я уж подумала... Я откинула голову назад и захохотала: – Ты решила, что я лью слёзы по давней любви? Племяшка, не разочаровывай меня. Просто этот красавчик даже в загробном мире не изменился – после гимнастики с ним дышишь, как марафонец на финише! – Кин, ты – больная! – возмутилась девочка, пряча облегчение в глазах. Я только ухмыльнулась – приятно всё же, когда о тебе заботятся... – Ну, мы так и будем тут сидеть, как примерные скромницы? – хмыкнула я, восстанавливая дыхание, – Пошли танцевать! Я резко поднялась и поволокла за собой племяшку в вихрь ярких цветов и образов. Кто-то зажёг костры, и вокруг нас теперь плясало живое пламя. Били барабаны. Вокруг нас мелькали тени – разноцветные и уродливые, прекрасные и гибкие. Усмехнувшись, я влилась в их пляску, краем глаза наблюдая за Ситом – он, конечно, Правящий, но мало ли... Я танцевала до тех пор, пока дыхание снова сбилось, а перед глазами заплясали разноцветные точки. Тогда я, пошатываясь, отошла от круга и требовательно протянула руку. Как и следовало ожидать, в ней тут же материализовался бокал. Отхлебнув, я насмешливо улыбнулась: – Ты такой предусмотрительный... – Всё для моей Госпожи, – прошелестел голос Хозяина за спиной. Я чуть обернулась и повела плечами: – Это значит, ты доволен? – Да, хотя этот образ тебе не слишком идёт... Я презрительно покривила губы. Что город, что его Хозяин... Смех. – Детка, полегче! Я всего лишь имел в виду, что рабыня тебе больше к лицу! Знаешь ли, колоритней! – Ну, так это ж многолетняя практика! Я с ошейником уже морально сроднилась, как с бельём! Хозяин улыбнулся и чуть прищурился, следя взглядом за Тан. – Гребаная жизнь! Всё в ней повторяется, правда? Я поморщилась: – А бокалом в лоб? – Хамка. – Ха! За то и любима! – Кин, ты сделаешь так, как решила? – Сомневаешься? – Боги! С твоим упрямством только лбом крепости таранить! – Угу, боги тебе очень сочувствуют. Прям щас на землю спустятся, чтоб избавить от напасти. – Кин, ты и без радикальных мер получишь то, о чем мечтаешь, поверь... – Хозяин, в этом мире без радикальных мер получить можно только пинок по филейной части! – Ты неисправима... – Угу. – Ну, ладно, детка, мне пора. В следующий раз мы увидимся при совершенно других обстоятельствах. Дух исчез, а я с тоской глянула на костры. Пора возвращаться к “жениху”... В душе при одном воспоминании о нём поднялась дикая волна ненависти. Ничего, недолго тебе ещё осталось, тварь коронованная!.. Лассан третий, Император Я вольготно развалился на кровати, уставившись в потолок скучающим взглядом. Моя девочка задерживается... Надеюсь, с ней всё в порядке. С другой стороны, что на балу у мёртвых ей может угрожать? Снова – на всякий случай – бросил в бокал нейтразизующее заклинание, плеснул туда вина и до дна выпил. Дожился! Не могу без неё уснуть... Может, не стоило убирать снотворное? Да уж. Смешно... Она думает, я её забыл. Глупенькая! Таких не забывают... Подошёл к окну, вслушиваясь в бой барабанов. Хотелось бы взглянуть, как она там танцует.... Я улыбнулся. Да, это было разумно – не говорить ей пока правды. В конечном итоге, если девочке хочется власти – она её получит. Кого будет интересовать необычное колье на шее Императрицы? А уж сдерживающий ошейник можно будет сделать любой формы. Главное, чтоб в бешеном водовороте сил наложенное мной заклятье не сбилось – сейчас, когда я добился успеха, это будет вдвойне обидно. Да, никогда не думал, что снимать собственные проклятья так сложно... Вздохнув, отхлебнул вина. Не забыть бы притвориться спящим, когда она вернётся! А то Кин заработает комплекс неполноценности из-за того, что ошиблась с зельем – так зачем травмировать детскую психику? Я оскалился. Детка, знала б ты, как я был рад тебя видеть!! Тан Тётушка умчалась куда-то, а мы с Ситом остались в компании каких-то малопонятных зелёных личностей: то ли водные духи, то ли в детстве встретили ведьму не в настроении – я так и не поняла. Как бы там ни было, мы веселились вовсю, выплясывая быстрый танец. Потом мы что-то пили, снова танцевали... Это была потрясающая ночь. Мы слушали песни русалок, выли с волками на луну, пили из ночи силу – и танцевали... Тут не нужно было притворяться, можно было отпустить на волю и чувства, и кровь. Тут были и парочки, и одиночки. Сначала я поволокла танцевать Сита, но меня пригласил вампир, а мальчишку – какая-то малявка с явным привкусом крови Древних. Странно, как много здесь представителей Человеческих Кланов! За один круг мне поклонилось человек двадцать. Такое чувство, что они специально собираются в столице... – Не думай, красавица, – пропел над головой голос вампира, – Танцуй... Улыбнувшись, я прогнала лишние мысли. Правда, такая ересь приходит в голову... Ещё один пирует – и вампир выталкивает меня из круга. Обворожительно улыбнувшись, протягивает руку – и в ней появляется бокал с чем-то алым. – Вино, – усмехнулся кровопийца, протягивая напиток, – А мне – кровь, – довольно заглянул он в новый бокал. Я только хмыкнула, отшвырнула вино в сторону и выхватила у ошалевшего вампира его напиток. Сделала пару глотков, легонько облизнула губы и доверительно сообщила: – Знаешь, я вас понимаю. В крови что-то есть! Вампирчик, до того воспринимавший меня, как предмет интерьера, теперь смотрел с искренним интересом. А симпатичный! Вообще люблю красный, а уж цвет глаз высших – просто загляденье. И чего от них люди шарахаются? Вампир наклонился ко мне и чувственно провёл языком по моим губам, слизывая остатки крови. Я чуть не замурлыкала: между прочим, слюна вампиров – не только обезболивающее, но и идеальный афродизиак! Улыбнувшись, я ответила на поцелуй. Спать с ним я не буду, конечно... Но поморочить голову – это святое! Где-то на задворках сознания промелькнула какая-то испуганная мысль Сита. Я рванулась из рук вампира, чтоб глянуть, что там произошло – но меня держали мёртвой хваткой. Я дёрнулась и уже собралась было ударить его ментальной волной, когда... – Выпусти её. Немедленно, – прошипел за спиной подозрительно знакомый голос. Сушите вёсла, мы приплыли... Что он тут делает?! Его Императорское высочество Лассан четвертый стоял в двух шагах от нас, волоча за собой Сита. Рядом с ним, гибко изогнувшись, кокетливо поправляла причёску вампирша. Вон оно что! А ведь любовника или близкого друга действительно можно провести в Изнанку города, будь он хоть Чарующим, хоть обычным человеком. Я зло глянула на вампиршу, она безмятежно прокрутила в пальчиках кулон с алым си-та – большая редкость, очень полезен для нечисти, производится только магами. А нехило принц расщедрился! – Выпусти её, – повторил наследник между тем. Я уже и сама собралась отойти от вампира – они ребята опасные, с принцем как-то надёжней, – но он чуть сжал руки. Косточки мои подозрительно хрустнули, и я прекратила сопротивление. Ситуация складывалась потрясающая. При другом раскладе я б без проблем усмирила кровопийцу Шепотом Крови, но применять его при принце – самоубийство чистой воды. – Эта ночь – наша, Чарующий, – прозвучал над толпой звучный голос Хозяина, – Ты здесь гость – будь благодарен за эту честь! По какому праву ты указываешь девочке, что ей делать и с кем быть? – Я – наследник Императоров... – Тс-с-с! – промурлыкал ласковый голос, и к принцу подплыла демоница с закрученными назад рожками, – Хороший мой, ты нарываешься! Какие Императоры? Горстка мерзких магов, которые оккупировали Дневные Города и считают себя повелителями там, где царят совсем другие существа – вот, кто вы! И ты не смеешь ей приказывать, Чарующий. Мы – дети Ночи. Над нами – никого! По толпе пробежали шепотки. – А, может, это предначертано свыше? – неожиданно вступил в дискуссию мужчина, судя по ауре – наследник Познающих. Я поёжилась, а он между тем продолжил: – Смотрите, кто оказался в наших руках – светоч справедливости и благочестия, маленький Императрёнок! Никто не будет виноват, если он – не вернётся... Нашёптывания толпы переросли в настоящий гул. Кое-кто начал медленно выступать вперёд. Я рванулась было на помощь, но вампир стиснул меня в медвежьих обьятиях: – Тише, моя хорошая. Так было задумано... В тот же миг вампирша выдернула Сита из хватки кузена и оттащила в сторону, тоже зафиксировав в захвате. Боги, как мы попали... Шоу: укротить принца Глава 7 При сильном испуге у женщин атрофируется небольшая часть мозга, отвечающая за всё... Наследник нахмурился, и на кончиках его пальцев заплясали огоньки. Идиот! Нужно было попробовать договориться с ними... – Прекратите! – прошипел Сит. Власть его голоса обволокла окружающих, большинство представителей других рас попятились, но Дети древних Кланов только поморщились, подавляя в себе порыв подчиниться. Не понимаю – люди в первую очередь реагируют на силу Правящих. Если только у них нет сильной мотивации... Вокруг заклубились потоки Сил. Мне стало дурно – Жрецы. Ветви слабые, но их, по меньшей мере, двадцать... Вокруг наследника заполыхал свет. Дети Ночи шарахнулись от него, плетения Жрецов расступились – но не исчезли. Он отсрочил смерть... Пользоваться Кровью – нельзя. Но не могу же я оставить всё так, как есть! Стоп! Не могу вмешаться я – но это можно сделать на расстоянии! “Тётя, – закричала я мысленно, – Тётя!!!” Молчание. Круг солнечного света, опоясывающий принца, дрогнул и сузился. На его границах заплясали вызванные Жрецами уродливые тени. Боги... “ТЁТЯ!!!!” – заорала я мысленно, всю силу вкладывая в зов. “Ну, чего ты там орешь?” – раздраженно ударил по нервам голос Кин. Я едва не расплакалась от облегчения: “Тётя, милая, у меня проблема. Принц сунулся сюда, за мной, и...” “Клюнул-таки! Племяшка, ты умница!! Не переживай, всё обстряпают ювелирно, никто тебя ни в чём не обвинит!” Что?! Я дернулась в руках вампира. Круг света сузился ещё больше. “Тётя, так нельзя!” “Ба! Ты читаешь мне проповеди?” “Дело не в этом! Что он тебе сделал?!” “Девочка моя, Император вылепил его под себя, как фигурку из глины. Каков предшественник, таков и наследник! И потом, он Чарующий! Нашла, кого жалеть! Знала б ты, что он вытворял с малолетними Жрицами, которые попали в имперские застенки! Будешь очень доброй – окажешься, рано или поздно, на их месте. И – кстати – если ты используешь Кровь и он узнает нашу тайну, я лично его прикончу”. Я судорожно вздохнула: “Кин, я прошу...” “Тан! Да что с тобой вообще! Ты ведь всегда Чарующих ненавидела...” “Не всех! Тасс я очень люблю! И его... Он мой друг! Кин, пожалуйста!..” “Ты спятила. Ты ведь знаешь, ради чего я это затеяла. Не из прихоти ведь! Его дядя умрёт, и ему восходить на трон! И тогда – мы снова будем на обочине, будем бегать от свор гончих, будем прятать свою сущность – как сейчас. Милосердие – это хорошо, но иногда нужно жалеть и себя. Или ты хочешь после его коронации выйти за него, чтоб контролировать? Ха! Только долго ли ты протянешь – во дворце, рядом с Чарующим, под знамёнами Солнечного Бога? Ещё и вспоминая каждый день другого, а?”. “Ты... Ты же продумала всё это, как по нотам! Дала мне время, чтоб привязаться к Эррару, и только потом направила сюда, точно зная, что принц вызовет только отвращение!” “Именно, моя хорошая...” Я замерла. “Но... Ты не могла знать, что я там окажусь!” “Изначально – нет, хотя я и просила Госпожу об этом. И она меня услышала. А дальше... Я знала, он тебе понравится – я ведь воспитывала его с 13 лет, и он души во мне не чаял. А ты, деточка, запала б ему в душу однозначно – кто б что ни говорил, мы не можем не нравиться правителям. Нас создавали для этого...” Я стояла и смотрела, как тает солнечный свет. Принц, задыхаясь, упал на колени – вызванные сущности вытягивали из него силу. Вампирша, извернувшись, зажала рот Ситу, из зелёных глаз которого потоком текли слёзы, и равнодушно смотрела, как убивают её любовника... Я бросила взгляд на Хозяина – тот отвел глаза. Не поможет, ничто не поможет... Мне стало больно. Мне не нравился Чарующий – но я не могла позволить, чтоб он умер из-за того, что дорожит мной. “ТЁТЯ!” – заорала я, – “Ты обещала мне желание! За то, что я приручу наследника, ты обещала желание!!!” “Ты это серьёзно?” “Да! Убери своих слуг! Сдержи клятву!” “Дура...” Жрецы изумлённо огляделись по сторонам, словно услышав что-то, и нехотя отошли. Оставив вызванные сущности. “Я клялась убрать только слуг” – напомнила тётка равнодушно, – “Делай теперь, что хочешь!” Боги... Остается только одно! Я призвала кровь, змеей заструившуюся в жилах... Но не успела ничего предпринять – Сит резко извернулся в руках вампирши, налаживая-таки с ней ментальный контакт. Девчонка отпрянула, а Правящий кинулся к тварям, на ходу разбивая ладонь об мостовую. Его кровь приобрела ярко-синий цвет: – Вон!!! – голос прокатился над площадью, как гипноз, – Все вон!!! – и капельки его крови полетели в сторону сущностей. Те зашипели, но повиновались. Тело принца осталось лежать на мостовой, как сломанная игрушка... Вампир, наконец, отпустил меня, и я молнией метнулась вперёд. Глаза наследника были полуприкрыты, он был бледен, как нечисть, с посиневшими губами... Я ухватила его за плечи и трясонула. – Очнись! Очнись, скотина! Только посмей умереть!!!! Веки принца дрогнули. Сит за спиной нервно хихикнул: – Вот он, правильный подход! Тем временем наследник осторожно приподнялся на локте и осмысленно глянул на меня. В его глазах дрогнуло какое-то странное чувство, и он протянул ко мне руку. Я отпрянула: – Эй, ты чего? – Не плачь. Всё хорошо... А я вдруг, к своему ужасу, поняла, что по моим щекам градом текут слёзы... В замок мы возвращались, когда над городом уже занимался рассвет. Принц шёл ещё очень неуверенно, потому я, наплевав на приличия, приобняла его, поддерживая. Кажется, наследничка такое положение дел вполне устраивало, я же, наоборот, старалась не слишком приближаться к нему. В памяти снова и снова всплывали слова Кин про молоденьких Жриц. И они заставляли меня зябко ежиться и прятать глаза... и дать себе обещание: я узнаю, что было на самом деле! – И кому пришла в голову идея туда пойти? – нарушил где-то на полдороге молчание принц, – Кто-то явно нарывается на домашний арест... – Боги! Мне этим угрожает человек, который и идти нормально не может! Так страшно... Принц ехидно оскалился, резко крутнулся на месте – и подхватил меня на руки: – Теперь правдоподобней? Я забилась в его руках: – Так какого орка голого ты так шатался?! – Малышка, ты так меня обнимала, что я не удержался. И вообще, дети мои, не уходим от темы! – Отец мой, – начал Сит церемонно, – Это была моя идея, я же провёл Тан в Изнанку... – Домашний арест! – Это я уже понял... – И к Тан не подходишь! – А вот тут – перетопчешься... – Что? – ласково. – Что слышал! – Мальчики, не ссортесь, – влезла я, – И поставь меня на ноги, а? – А с тобой разговор отдельный! – ой, лучше б я молчала, – Зачем ты сунулась к тому вампиру?! – Слушай, тебе повезло, что я вежливая, а то напомнила б о любовнице-вампирше... – Вежливая ты моя, сравнила меня и себя!.. – Поставь меня!!! – Помолчи! В таком ключе мы и общались до самых замковых ворот. Я уже отчаялась вырваться из железной хватки принца. Проблема была в том, что, чтоб не уставать, он использовал магию – и это причиняло мне боль... И не скажешь ведь! – Сит, спать! – бросил принц, поднимаясь по ступенькам. Мальчик, бросив нам вслед странный взгляд, резко развернулся и скрылся. Ему что, не нравится моя дружба с кузеном? Надо будет спросить... Когда меня транспортировали к порогу комнаты, я предприняла ещё одну попытку вырваться. Принц осторожно поставил меня на пол и прижал к стене, лишая возможности двигаться. Его губы накрыли мои... Я отчаянным усилием вырвалась и отстранилась. Принц чуть нахмурился и неожиданно холодно уточнил: – Почему? Я вздрогнула и пристально глянула ему в глаза: – Мне рассказали... о тех Жрицах. Ты – мерзок. Я не хочу иметь с тобой ничего общего... Честно говоря, высказывая эту ересь, я надеялась, что принц выразительно покрутит пальцем у виска... но наследник резко побледнел, а на лице его заиграли желваки. Боги... Он осторожно, словно боясь спугнуть, протянул ко мне руку. Верная своей роли, я отпрянула и вжалась в стенку. – Тан, прекрати, – попросил он устало, убрав руку, – Это всего лишь Жрицы, причём Проклятой ветви. Твари, некогда нами же и выведенные и на что-то запрограммированные – мы просто переборщили с интеллектом, вот они и вырвались из-под контроля. Они не умеют ни любить, ни чувствовать, завораживают, как пламя, и так же всё сжигают. Нет смысла их жалеть... Тварь... – Да, ты прав, но прости – я устала. Тёмной ночи. Захлопнув дверь, я, вздрагивая, сползла на пол. Прости, тётя... ты была права... Как доползла до кровати, не помню. Хотелось напиться. Пометавшись по комнате, я не обнаружила бара, пригорюнилась, но потом вспомнила о тас-та, завалявшемся в сумке. Нашла. Откупорила бутылку. Выдудлила из горлышка, не чувствуя вкуса. Легла. Уставилась в потолок. Не спится. Сомнения гложут сердце. Считаю баранов. Бараны надоели, сон не пришёл. В глазах плывет. Хочется ещё выпить. Подавила этот порыв. Ещё полчаса. Потолок не изменился... Хватит!!! Резко выдохнув, я села на кровати. Я должна знать, от начала и до конца. А для этого нужно поговорить с девочками, что были тут когда-то. Я не некромантка, вызвать духов не могу, а вот нырнуть в чужой отпечаток памяти – легко. Главное – найти... Прикрыв глаза, я принялась за дело. Мучилась я где-то полчаса – перед глазами мелькали разнообразные образы. Когда я уже почти отчаялась, перед моими глазами возникла мордочка миленькой девушки моего возраста с золотистыми волосами. Я нахмурилась – как пить дать, Шептунья... “Здравствуй, сестрёнка, – проговорила она негромко, – Рада видеть тебя – мне так тоскливо...” Я вздохнула – довелось нарваться на неприкаянного духа. Такие всегда жаждут общения. Впрочем, мне это на руку... “Слушай, я хотела б спросить... Ты действительно знаешь что-то о нынешнем наследнике престола?” Она болезненно поморщилась. – Да! Конечно! Он – тварь, больной! Он презирает нас! Император проклял нас, а потом надел эти мерзкие ошейники. И подарил ему! Представь: без дара, без Шёпота крови, ошёйник заставляет беспрекословно подчиняться, туманит разум и притупляет инстинкты. А господин твой – шестнадцатилетний мальчишка, для которого ты – обычная кукла! Ну, ты понимаешь, для чего... А я его так любила, да... Он такой красивый, правда? – Да, – отозвалась я тихо, заворожено глядя на печального призрака. – Ну, а потом Император решил, что наследник достаточно понял, что такое Проклятые, и убил нас... – И принц не был против? – Сестричка, мы же куклы. Чему ему противиться? Жива, мертва – две стороны медали. Мы – никто. Мы же собственность, подстилки – проклятые, одним словом. Хочешь, я покажу тебе это всё? Ты ведь посмотреть хотела... Я малодушно завертела головой: – Нет... Я попятилась, силясь вырваться с Изнанки. Призрак потянулась за мной. – Стой! Подожди!!! Я много чего могу рассказать! Не уходи, не оставляй меня снова здесь одну! Тут так холодно... Он полюбит тебя, обязательно! Хочешь, я расскажу, что ему нравится?! Я взвыла и рванулась назад, с кровью выдирая себя из Изнанки. С минуту стояла, тупо таращась в стенку – а потом подхватила бутылку и швырнула в витражное окно. Осколки хлынули на пол. Не думая о том, что пораню ноги, я спрыгнула на них и крутнулась, словно танцуя. Взгляд мой упал на собственное отражение в зеркале. Медленно, плавно я подошла к нему и со всей силы ударила. Рука вспыхнула болью, а по стеклу побежали сеточки трещин. Я смотрела на собственное отражение в разбитом зеркале. Бездушные куклы? Что ж. Да будет так! Не знаю, сколько я так простояла, пока за спиной вдруг хлопнула дверь. Чтоб не оборачиваться, я заглянула в отражение. Там наши взгляды и пересеклись... Ему потребовалась доля секунды, чтоб преодолеть разделившее нас расстояние. Миг – и меня подхватывают сильные руки, а тело обшаривает мощное исцеляющее заклятье. Одно ощущение его прикосновений вызвало волну отвращения... – Девочка моя, что случилось? – прошептал наследник, осторожно устраивая меня на кровать. Я начала дрожать и, чтоб не выдать себя взглядом, уставилась в одну точку. Принц, кажется, перепугался ещё больше: – Тан, милая, что? Успокойся... Я искривила губы. Если тебе паршиво, делай, как я: испорть настроение кому-нибудь другому... – Она снова мне снилась... Боги... – Кто – она?! – Светловолосая девочка – Шептунья... Наследник замер, с ужасом глядя на меня. Я же продолжала достоверно биться в истерике, попутно стараясь не лгать: – Ей там холодно, – рыдала я, – Ей холодно и одиноко! Она жаловалась мне, что ей скучно, что ей хочется поговорить... Вздрогнув, я начала раскачиваться из стороны в сторону: – Она показывает мне картинки... из своего прошлого... Знаешь, ей так больно в ошейнике! И ты... Из моих глаз хлынули слёзы, а принц дёрнулся, как от удара. Воспользовавшись его замешательством, я отшатнулась от наследничка и отползла в дальний угол кровати. Принц зло нахмурился: – Хватит!! Тан, сядь рядом со мной. Я мотнула головой. Он хмыкнул, и его глаза хищно полыхнули: – Ты действительно думаешь, что я не достану тебя там, если захочу? – прошипел он, и ловчее заклятье обвило моё тело. Я едва не зашипела, подавляя сопротивление крови. Больно!! Меня протащило по воздуху, как котёнка, и устроило на колени к его высочеству. Он крепко прижал меня к себе, и его аура опять вызвала мигрень... – Послушай меня, девочка моя, – начал он, – Я расскажу тебе одну давнюю историю в том виде, в котором прочёл её в рукописях времён Кланов. Вот ты сейчас считаешь меня монстром и отчаянно жалеешь ту девочку в ошейнике. Но ты не понимаешь одного: Проклятые – это величайшая ошибка наших предков. Их выводили, как животных, скрещивая людей с живыми воплощениями стихий. Однако, милая, психика людей – это не та глина, из которой можно вылепить божество. Смешание кровей дало Проклятым почти вечную жизнь, потрясающие способности – и неадекватность. Тан, пойми: тех же Безликих и Дочерей Танирры, например, выводили исключительно для постельных утех! Никто ведь не думал, что Танирра так западёт в душу Правящему, что он сделает её Верховной Жрицей? Да сами жрецы в тот момент плевались кислотой! Создатели просто не ожидали, что втравленные в этих девочек сущности приживутся и значительно повысят их интеллект. И – опять-таки! – Правящие вместо того, чтоб уничтожить потенциальную опасность, станут оберегать их! Ведь по самой Танирре было заметно: с каждым годом она всё менше остается человеком! А потом ещё и выяснилось, что с помощью Проклятых сила голубой крови может передаваться и по мужской линии – и всё! Эти твари стали почитаемыми матерями Повелителей!.. Но, Тан, ты помнишь, как с ними жили Низшие. Может, Империя не идеальна – но в ней спокойно. А людям нормальным, а не детям Ночи, нужен покой, чтоб жить. Во времена же Проклятых человеческие поселения больше напоминали зверинец: прав сильнейший, побеждает самый ловкий, дурак – умирает. Они необузданны, Тан. В их крови – вечные противоречия, они не хотят и не умеют жить так, как люди. Им нужен азарт, бой, страсть. Им нужно лезвие ножа, на котором можно плясать. Скажешь, в этом нет плохого? Может, и так, но другие люди страдают от этого, понимаешь? – Пожалуй... – Тан, не глупи. Та Шептунья, о которой ты рассказывала, перед тем, как попасть ко мне, умертвила шесть человек просто потому, что её хотели выдать замуж против воли! Я тихонько вздохнула. Надо будет выразить ей своё восхищение... – Я поняла. Просто на это... больно смотреть... Он криво улыбнулся: – Осуждаешь? – Нет. Не люблю кого-то судить... Совершенно неожиданно его высочество уткнулось носом мне в волосы и рассмеялось. Да уж, это не лечится... – Эй, ты там что, блох ищешь? – уточнила я осторожно. Принц захохотал в голос. Да что с ним такое?! – Прости, – простонал он, – Просто чувствую себя идиотом. Знаешь, начинаю понимать дядю! Тётя твоя, конечно, с перчиком, но ты – просто чудо! И ведь понимаю умом, что ты мне голову морочишь, не думай, что это незаметно! Но, детка, у тебя это отлично выходит... Я рванулась из его объятий... Угу, щаз. До таких доходит только палкой по лбу... Устроив меня поудобней, принц заговорил дальше: – Знаешь, ради такого я даже готов подождать... Немного. Но учти кое-что, детка: больше ты без моего ведома из замка не выйдешь. Ни с кем и ни под каким предлогом. – Слушай... Меня неожиданно опрокинули на кровать и крепко прижали. Я застыла, как пойманная мышка, отлично понимая, что сопротивляться бесполезно... Лицо принца оказалось совсем рядом: – Знаешь, девочка моя, ты будешь моей, и я так решил. Можешь не морщить свой лобик. Ты – низшая, от тебя ничего не зависит! Его рука змеёй скользнула по моему телу. Я вздрогнула. Он хмыкнул: – Брось. Я не причиню тебе боли. Но ты должна привыкнуть к тому, что ты – моя. И что в свой Лассат ты никогда не вернёшься! Я молча смотрела на него, сделав равнодушное лицо. Принц хищно улыбнулся: – Ты его скоро забудешь, милочка. Не переживай. У Императора свадьба через три дня, развеешься... Принц взмахнул рукой – и осколки сами собой снова собрались в витраж, а с зеркала исчезли трещины. Ещё один жест – и всё вокруг опутывают герметичные чары, чтоб ничто не могло меня поранить. – И подумай над своим поведением. Я даю тебе семь дней на это... Кстати, через неделю свадьба ещё и у Главы Ночных эльфов, но туда, к сожалению, людей не приглашают... Приятных сновидений, милая! Принц вышел, захлопнув дверь. Я так и осталась сидеть, тупо глядя в стену. Ненавижу Чарующих... И у меня ещё есть дело... – О! Ты вернулась! – Да... Прости, что я сбежала... – Ничего, – вздохнула она, намотав на палец прядь светлых волос, – Я понимаю... Мало кому нравится Изнанка! – Да, но я вернулась и хочу сказать: я тобой горжусь! Ты сбежала от жениха, ты убила их – и правильно сделала! Ты влюбилась – и правильно! Ты – сильная! Призрак улыбнулась мне: – Это я тобой горжусь. Ты вернулась. И сказала мне это. А убила я их – случайно, когда мой пьяный жених меня... Не важно, впрочем. Просто выжгла мозг. И не жалею... – Правильно! Расскажи о себе, а?... Мы с ней болтали до рассвета – о пустяках. Я рассказывала ей о маме, о Тасс и Ласте, о том, как я по ним скучаю, о Эрраре, и о том, какой он гад... Она говорила мне, что быть Шептуньей – это замечательно, что ты можешь слышать голоса всего живого. Причём настоящие голоса! Я смеялась вместе с Сан, когда она мне рассказывала, как в детстве при всех вслух разговаривала с муравьями и колодцами. Я б, наверно, просидела на Изнанке и дольше, но голова взорвалась дикой мигренью. Сан понимающе улыбнулась: – Тебе пора, Тан! Я вздохнула: – Я вернусь... – Не стоит. Тебе ещё есть куда возвращаться и без меня, правда? – Пожалуй... Но иногда я сомневаюсь в этом. – Зря. Твоё имя тебе очень подходит. Ты на неё похожа. Мои брови поползли вверх, но призрак только улыбнулась: – Ты иди – и я, пожалуй, пойду тоже. Мне нечего тут делать больше. Он в хороших руках. – Сан... – Не спорь. Ты для него важна. Очень. Ты – его свет. – А он для меня? – Тут сложней. Но я верю, ты его изменишь... – Сан, он мне не нужен!! – Понимаю. Но пусть он испробует на своей шкуре, каково было мне! Я только улыбнулась: – А пациент не безнадёжен! – А ты сомневалась? Всё, иди! – Прощай... Шоу: укротить принца Глава 8 Меня выгнали из дома. За непосещаемость... Меня разбудил истошный визг: – Что значит – не впустите?! Да кто ты вообще такой?! Я мгновенно вытаращила глаза, подскочив из лежачего положения. Да быть не может!!! – Я сказала, пропустите! У меня стойкая потребность набить морду одной малолетней идиотке!!!! Не показалось!!!! Вскочив с кровати, я рванула к двери, визжа на всю силу лёгких: – Тассера!!!!! Я вылетела в коридор, как была: в коротенькой рубашке в облипку и с колтуном на голове. Проигнорировав восхищенные взгляды двух стражников и кислый – стоявшего тут же наследника, я кинулась обнимать герцогиню. – ТАН!!!! – заорала Тасс, сжимая меня в драконьем захвате, – Ты, чудо дистрофичное!!!! Мне уже твои выходки – там же, где вся страна!!! Как ты могла сбежать?! – Сама нехорошая! Что ты тут вообще делаешь?! – Ты ещё спрашиваешь?! Ты ж, чудо малолетнее, без меня пропадешь, за тобой глаз да глаз нужен! – Кто б говорил! Слушай, а где Ласт? Тасс как-то странно отвела глазки. Мне стало нехорошо: – Тасс? Герцогиня потупилась. Я схватилась за голову: – Это уже не смешно!!! Он нас просто прибьёт!!! – Да ладно! Он уехал, оставил меня одну – и демон с ним! Я в записке написала, что приеду на императорскую свадьбу пораньше... – И смылась? – обречённо уточнила я. Герцогиня радостно закивала. Я застонала: – Тасс, тебя лечить надо!!! Подруга хмыкнула: – То есть, ты не скучала?! Я презрительно хмыкнула... и порывисто её обняла. – Скучала, сестричка... Мне тебя не хватало... Грецогиня довольно ухмыльнулась: – Вот то-то и оно! Лян, коль я в кои-то веки свободна от роли замужней дамы – пробежимся по магазинам! – С удовольствием! – откликнулась я с небывалым энтузиазмом. Хотелось поболтать наедине, да и выбраться из этого демонового замка... – Довольно! – рявкнул вдруг наследник, – Вон, быстро!!! – рыкнул он на парочку стражников, вожделенно разглядывавших меня. Тех как ветром сдуло. Тем временем его доброе высочество обернулось ко мне и прошипело: – Никогда больше не смей появляться на людях в таком виде! Тасс поперхнулась и вытаращилась на принца, как на скромного демона. Я зло прищурилась: – Конечно, мой принц. Что-то ещё? – Да. Никуда вы не идёте. По крайней мере, сами. Тут уж у Тасс исчерпался лимит терпения: – А больше ничего вам не надо, ваше высочество? Смею напомнить, я – жена Наследника Талисса, урожденная иш Рантон! Тан же в моей свите с незапамятных времён, и об этом свидетельствует печать на её ауре! Я, как маг, имею полное право распоряжаться как собой, так и собственными подчинёнными! На лице принца расплылась подозрительно добрая улыбка: – Может, миледи, вы и маг, но в первую очередь – замужняя женщина. Смею напомнить, что в пределах Империи мужней жене запрещено путешествовать в одиночестве без письменного согласия на то мужа. У вас оно имеется? – Я не подчиненная Империи! – Как было сказано, вы – урожденная иш Рантон. Значит, одна из дочерей Солнечного Бога и обязаны чтить его законы. Кстати, вы пререкаетесь с наследником Лассанов. Это говорит не только о дурном воспитании, но и о глупости... В комнату, леди. А я пока свяжусь с вашим мужем – ему стоит задуматься о вашем воспитании... Тасс забулькала, как вскипающий чайник. Я сообразила, что сейчас паром сорвёт крышку, потому шустро подхватила герцогиню под белы рученьки и буквально втолкнула в комнату. Тут герцогиню и прорвало: – Он что себе возомнил вообще, а?! Я со своим мужем сама как-нибудь разберусь!!! Это чудо извращенное ещё будет мне о приличиях трепать... А всё ты! Обвиняюще-указующий перст уткнулся в мой лоб. Я кашлянула, осторожно отвела в сторону руку Тасс и ласково уточнила: – Я-то тут при чём? – Да тянет тебя вечно на всякое... Я вздохнула. – Не, тут скорее всякое тянет на меня! Тассера поморщилась и нравоучительно сообщила: – Детка, это мухи летят на дерьмо, а не наоборот! То, что не тонет, летать уж точно не умеет!!! Я тихо фыркнула: – Тасс, без шуток. Я в таком... – Да я вижу! – отозвалась подруга со вздохом, – Ох, Тан... Ты – чокнутая... Я улыбнулась: – За это стоит выпить? – Ещё как! А у тебя есть? – Моё кончилось. – Эх! Моё тоже. Всё по дороге выхлебала на пару с ящером. – Чего?! – Прикинь, мне с земель некромантов пришлось добираться верхом! Ну, а ты ж знаешь, как меня ящеры любят... Короче, мы с ним никак не могли определиться, кто сверху, пока я не плюнула и не поделилась пойлом. Знаешь, оказывается эти твари – такие милые! – Не знаю, не пробовала... – Извращенка!! Я не о том!! Просто это животное меня поддержало! А то я боюсь, что Ласт вернётся – и всё же закроет меня в башне... – А куда он вообще? Тасс странно покосилась на меня: – В Лассат. А ты не знала? Мне поплохело: – Не знала чего?! Тасс стушевалась. Я нахмурилась: – Ты ведь о свадьбе говоришь, да? Тут Тасс и прорвало: – Какая там свадьба! Невесту кто-то проклял, Ласт в шоке: девица явно не понимает, что творит. И знаешь, что? – Что? – спросила я послушно. – Проклятие наложено силой сотворённых! Угадай, какой ветви, а?! И ты мне ещё что-то говоришь! Нет, я всё понимаю, но мне-то зачем врать? Я нахмурилась: – Что, снова поклясться? Тасс слегка позеленела: – Не надо!.. Слушай, но если не ты... Я поморщилась: – Откуда я знаю?! Думаю, малышка Ханирра. Тасс понимающе кивнула: – Ладно, поняла, замяли тему. – Так, – рыкнула я, – Объясни толком: почему ты меня-то в этом обвиняешь?! – Тан, на неё наслали Шёпот Ночи. Я пала в прострацию. Да быть не может!!!! – Ты уверена?!! – На сто процентов! Ласт сам был в шоке... И в ужасе: сама знаешь, все считают, что уж эта ветвь точно мертва! Я криво улыбнулась. Тасс фыркнула: – Брось! Он не из-за расизма, некромантам это не свойственно! Просто о проклятии уже стало известно Главе Лесных. Разумеется, он порадовал этой новостью Императора... Я застонала, Тасс хмыкнула: – Вот-вот! Так что теперь – жди облав! – Но почему до сих пор ничего не слышно? – Кто его знает... Император – существо загадочное! Лассан третий, Император Я давно проснулся и любовался моей девочкой, прижав к себе гибкое тело. Солнце бликами играло в её ярких волосах, и Кин уткнулась носом мне в грудь, чтоб спрятаться от света, льющегося из громадных окон. Я улыбнулся: что поделать, ночной зверёк! Я осторожно, чтоб не разбудить, провёл рукой по гибкой спине. Она мурлыкнула, и лицо её приобрело какое-то ласковое, невинное выражение. Помнится, ещё во времена, когда мне её подарили, я обожал наблюдать за ней, пока она спала. В её мимике что-то ломалось, исчезала звериная гамма острых, как бритва, чувств – зато оставалась чистая, детская какая-то красота. За это я и привязался к ней тогда – слишком отличалась от других. Ха! Если подумать, в этом, наверно, и заключается магнетизм их Ветви – животная яркость, сила, которая притягивает соответственно сильных. Надо признать, их создатели не прогадали: универсальные игрушки... Но она – не просто кукла. Я долго думал и пытался понять, зачем она вернулась. Власть? Да, безусловно! Но это ведь не всё! Когда она смотрит на меня, её глаза не пусты – в них отражается какое-то сильное чувство. И то, как она себя ведёт... Я уверен: она вернулась не зря. Мы сможем переиграть всё заново! Я уже заказал мастерам “кулончик”, который не будет причинять ей боль, но снова завяжет её кровь на мне. Подарю в день свадьбы, как украшение. И племяннику заодно преподнесу подарочек! Думаю, зрелище “зеленоглазая малышка в ошейнике” ему очень понравится.... – О чем ты думаешь? – прервал меня голос Кин, хрипловатый спросонья, – У тебя такое лицо, как будто вокруг тебя собралась толпа прекрасных наложниц! Милый! Я чего-то не знаю? Я невольно рассмеялся: – Мне и тебя хватает за глаза! Её взгляд потеплел: – Хочется почаще слышать такое по утрам! – Разве мало я тебе говорю подобного? Она печально опустила голову: – А что, часто?.. Впрочем, чему удивляться, мой Император. Слишком велика между нами пропасть... Я вздрогнул – так много тоски было в тёмных выразительных глазах, причём настоящей и неподдельной. Предо мной словно вновь возникла семнадцатилетняя девочка, которую стражник швырнул к моим ногам. И то, как гордо она вздёрнула голову... И мне неожиданно захотелось рискнуть. Умом я понимал, что делаю глупость, но – как ни абсурдно это звучит, она – единственное существо, которому я ещё верю... И потом, скоро она станет для меня ещё важней и ближе... – Кин, слушай, а что тебе сделала невеста Главы Ночных? Она застыла, как изваяние, потрясённо глядя на меня и не говоря ни слова. Я только вздёрнул бровь, ожидая ответа. Кин нервно облизнула пересохшие губы, пытаясь прочесть что-то в моих глазах. Видно, ничего не увидев, она попробовала отстраниться – я не позволил. – Так зачем? – напомнил я мягко. Она покривила губы – и лицо приобрело хищность: – Она обидела мою малышку, Лас. Я такого не терплю. Я невольно улыбнулся: – А ты любишь её, как дочь, верно? Она прогнулась и зашипела: – Ты... Да как ты смеешь со мной говорить об этом?! Действительно, пока замнём: – Кин, зачем ты тут? Повисло молчание. Кин отвернулась от меня и странно сгорбилась. – Иногда, милый, мы поступаем глупо, – начала она тихо, – А иногда скучаем за теми, кого ненавидели. Я пришла просто, чтоб доказать себе, что ты – мой. А потом поняла, что не смогу уйти... Не выдержав, я развернул её к себе. В чёрных глазах мелькали сотни чувств, и она была нереально бледна. Я быстро кинул диагностику: не хватало ещё, чтоб этот разговор ей навредил! – Кин... Я рад, что ты вернулась. Мне не хватало тебя. Она тихо вздохнула: – Знаешь, это звучит как безумие, но я полжизни искала встречи с тобой... Я прислушался к чутью – она не лгала. Улыбнувшись, я наклонился к ней и поцеловал. Ты – моя. Теперь уж точно моя... Тан – Привет! Как прошла ночка? – радостно поинтересовался от двери знакомый детский голос. Мои губы помимо воли расплылись в улыбке: – О, просто отлично! – Да я вижу – везде ограничивающие заклятия стоят! – оскалился Сит, – Братец думает, что ты, подобно птице, выбьешь витраж и улетишь на юг? – После того, как я швырнула в окно с размаху бутылкой, он уже ничему не удивится! Сит только фыркнул: – По-моему, он перестал удивляться уже после твоих поцелуев с вампиром. – Чего?! – вмешалась герцогиня в диалог, – Ещё и вампир?! Тан, ты что, решила собрать коллекцию чокнутых диковинок? – Угу, и ты – экземпляр номер один... Знакомтесь: Сит, это Тасс. Тасс, это Сит. Запомните: вам приятно! Мальчик хихикнул: – Тан, ты, как обычно, точно следуешь этикету! – А, – махнула герцогиня рукой, – Это она ещё вежливая! – Долго с ней знакома? – С детства. – Ой, сочувствую... – Ага! Я её воспитывала-воспитывала... – Как говорит дядя, такая молодежь дрессировке не поддается! – Эй, – вклинилась я в их милый диалог, – А ничего, что я стою и слушаю? – А, тебе полезно! Не даром кузен так хочет заняться твоим воспитанием... Тассера фыркнула: – Парень, не обижайся, но по твоему родственнику, по моему, как раз и плачет воспитательная плёточка, розовая и пушистая! – А с чего мне обижаться? Сам бы посмотрел, как к нему этот метод применяют! Мы с Тасс расхохотались. В этот момент от двери послышался голос принца: – Сит, по тебе всё же казармы плачут. Причём давно и истерично. Тассера скривилась. А я... С приходом герцогини с меня словно сняли огромный груз. Я почувствовала себя так, словно мне дали глоток свежего воздуха в темнице. Хватит! Я стремительно развернулась и медленно пошла к принцу. Несколько шагов – и мои губы почти прикасаются к его уху: – Ваше высочество, вас не учили, что подслушивать невежливо? – прошептала я глубоким, чуть хрипловатым голосом, – И вообще, ведёте себя, как очень плохой мальчик... Многим такие нравятся, правда? Я слегка лизнула кончик его уха. Чуть-чуть – но принц дёрнулся. Я оскалилась: есть контакт! Мои руки стали блуждать по его телу, чувственно поглаживая. Я чуть подалась вперёд, прижимаясь к нему, а пальцы мои уже беззастенчиво шарили в заклёпках на его одежде. Я приблизила своё лицо к его... И тут нащупала то, что искала. Резкое, точное движение – и наследник потрясённо застыл, не шевелясь и в шоке глядя на меня. За спиной тихо ахнула Тасс. Я только ласково улыбнулась и ещё крепче прижала кинжал к его горлу. Из-под лезвия выступила крошечная капелька крови. – Все вон! – бросила я за спину ласково. Тасс нервно икнула и хотела было возразить, но Сит без разговоров схватил её за руку и потащил за собой. “Не влазь!” – посоветовала я мысленно. Тасс закатила глаза, но позволила себя увести. Я снова перенесла своё внимание на наследника, который как раз попытался отвести лезвие. Я хмыкнула и надавила сильней. Кровь потекла струйкой. – Не дёргайся, мой хороший, – попросила я ласково, – Поверь: что б ты не предпринял, прикончить тебя я успею! – Брось, – сказал принц тихо, – Ты этого не сделаешь! Я рассмеялась. Весело и искренне. Пожалуй, это звучало жутковато, по крайней мере,на лице принца мелькнуло сомнение. Я улыбнулась и наклонилась вперёд, слизывая кровь с шеи и лезвия. Вкусно! Облизав губы, я сказала будничным тоном: – Милый, ты не понял, с кем связался. Я – больная. Я спятила ещё в прошлой жизни. И если ты дёрнешься, я тебя прикончу, не думая о последствиях. Жизнь – игра. Я не побоюсь. Я не твои придворные крысы, к которым ты привык. Он потрясённо смотрел на меня. Я продолжила: – Теперь слушай, ты, высокомерный сопливый щенок! Прибереги свои амбиции для жеманных придворных блядинок! Я тебе не подстилка, об которую можно вытирать ноги, и не собственность. Я могу хорошо притвориться, я могу казаться ручной, но – не перегибай палку, мальчик мой. Я – свободна. И ты это запомнишь, если не хочешь, чтоб в следующий раз этот кинжал торчал из твоей дохлой туши!!! С этими словами я ловко подбросила кинжал, поймала, слизнула остатки крови и швырнула к ногам принца. Наследник впал в прострацию. Я, воспользовавшись этим, выбежала из комнаты. Тасс поджидала меня в коридоре, нервно заламывая пальцы: – Да ты хоть знаешь, что положено за нападение на представителя Императорской ветви?! – зашипела герцогиня. Я улыбнулась: – Догадываюсь. – Тан, ты – больная!!!! – заверещала магичка на весь коридор, – Я всё понимаю, но это слишком!!!! Он же щенок двинутый! Он щас к папочке побежит жаловаться, и тебя в темнице сгноят!!!! Я скорчила милую рожицу, глядя поверх плеча Тасс: – Нет, подруга, не расскажет. Он ведь не захочет признать, что опростоволосился, позволив низшей себя достать? Тасс поперхнулась очередной тирадой и испуганно оглянулась. Наследник стоял в дверном проходе, небрежно облокотившись на косяк, и бешено смотрел на меня. Мы так и застыли на пару мгновений в немом единоборстве. Никто не желал опускать взгляда, никто не желал говорить первым. Неожиданно наследник поморщился и провёл рукой по шее. – Ваше высочество, что с вами?! У вас кровь!!! – послышался изумлённый вскрик из коридора. Мы синхронно обернулись и увидели двоих мужчин в белой форме внутренней стражи. Я напряглась: что-то будет... Принц поморщился, повёл головой, словно разминая позвонки – и неожиданно расхохотался в голос. Лица присутствующих начали приобретать форму прямоугольника. Каюсь, приняла участие в общей пантомиме. Я ожидала от принца ярости, злости – но не такого искреннего хохота! Похоже, стражники тоже пребывали в замешательстве: – Ваше высочество? – уточнил один из них нервно, – Вы в порядке? Сит тихо хихикнул из-за угла. Почуял что-то, паршивец!! Смех принца неожиданно оборвался. – Вон! – равнодушно выдохнул он. Стражников снова вымело, причём один из них, проходя, бросил на меня уважительный взгляд. Тем временем принц подошёл ко мне и весело заметил: – Ты – чудо. Просто чудо. Но не низшая, правда ведь? Кто ты? “Что, допрыгалась?” – ласково уточнил голос Тасс . Я застонала. Боги, в кого я такая дура?! Шоу: укротить принца Глава 9 В ревматизм и настоящую любовь не верят до первого приступа... Кин Ублюдок!! Урод!!! Грёбаный сукин сын!!! Я взбешенной фурией металась по комнате, разбивая всё, до чего дотягивалась. Любовь?! Какая, к бесам проклятым, любовь после всего, что он со мной сделал?! После того, что отнял?! Какое доверие?! Я всю себя выжгла, я всё в себе убила ради того, чтоб снова оказаться с ним рядом! Я полжизни ждала встречи с ним – чтоб унизить и прикончить!! Он забрал у меня всё: любимого, свободу... И не только. Неожиданно мне стало паршиво. Так, как я сама от себя не ожидала. Меня затрусило, и из груди вырвался сдавленный всхлип. По щекам потекли слёзы, и, как я ни пыталась, не могла их остановить. Боги великие, за что мне это?! Дверь распахнулась, и в комнату, как обычно, без стука, ввалилась Лин: – Эй, подруга... – начала она и подавилась окончанием фразы, испуганно глядя на меня. Я в спешном порядке подправила мину лица, но демоница уже просекла ситуацию: – Кин, ты в этих покоях уже с ума сходишь! Пошли пройдёмся по магазинам, купишь себе новый корсет – глядишь, полегчает! Я ухмыльнулась: – Если я продам всё своё бельё, то стану одной из самых богатых женщин! – Не-а! Самой состоятельной станет та, что сопрёт все твои побрякушки и продаст на чёрном рынке! Я хихикнула. Лин вздохнула, подошла ко мне строевым шагом, подцепила за шкирку, подняла с пола и усадила в кресло. Так же молча демоница занялась уборкой. Я удивлённо наблюдала, как она наводит в комнате порядок. Закончив, демоница повернулась ко мне: – Ну? Успокоилась? Я кивнула. Лин оскалилась: – Да, тебе всегда нравилось смотреть, как на тебя пашут... Кин, в чём дело? Я вздохнула: – Да так... Мой жених знает, кто я. У Лин отвисла челюсть: – Что?! И ты ещё жива?! Я пожала плечами: – Он заявил, что я ему нужна... – Ох, Кин... Слушай, что он тебе сделал?! И вот тут меня прорвало: – Что он сделал? Он меня сделал такой, какая я есть! Я была дитё-дитём, когда в руки к нему попала! Мне нравилось мечтать о любви, я обожала музыку, я ненавидела насилие и боль! Веришь, я любила цветы и дневной цвет, я считала, что моя кровь – пустяк! Спустя несколько ночей с ним – видела б ты, что от меня осталось!! Он виновен в смерти того, кого я любила. Это была его месть! Но дальше – больше!!! Меня снова затрусило. – Он изменил мою ауру!!! – теперь я кричала, – Я молила его на коленях – впервые! – не делать этого. Но ему было плевать!! И теперь я никогда не обниму своего ребёнка! Я не узнаю, какой бы была моя родная дочь, была б ли она похожа на Тан!!! Никогда, понимаешь?! Сколько я б ни прожила, у меня никогда не будет того, что запросто может себе позволить любая низшая! И ты спрашиваешь, что он мне сделал?! Я высказалась. Выдохлась. На комнату упала тишина, только Лин потрясенно хлопала глазами. – Я не поняла, – наконец нарушила подруга молчание, – Какого орка трезвого ты вообще тогда здесь делаешь?! Я оскалилась: – А ты не догадываешься, да? – Ну... А как насчёт такого: я хочу забрать у него власть? Как говорится, он отнял самое ценное – производим натуральный обмен... И потом, знаешь, всё хуже. В его руках когда-то я таяла, как свечка. Я была бесправной игрушкой, тенью. Он выпивал меня до дна, заставлял вытворять такое... И я хочу обыграть это всё заново. Теперь я – госпожа... Лин поморщилась. – Подруга, знаешь, что? Может, ты и госпожа, но ещё ты – чокнутая дура! Посмотрю я, как ты его убьёшь. И посмеюсь, потому что, судя по всему, ты не сможешь этого сделать! А сможешь – будешь каждую ночь в кошмарах просыпаться, ведь ваша ветвь не имеет права восставать против Хозяев!! Я только пожала плечами, отвернувшись. Подруга помялась, ожидая ответа. Так его и не дождавшись, Лин вздохнула и выскользнула из комнаты. Я поморщилась – демоны лысые, ну и день!! Хочется выпить... Окрылённая данной мыслью, я ломанулась к бару. Насколько я знаю этого гада, вкус у него отличный... В ящичке меня ожидало жестокое разочарование – ничего, кроме непонятных целебных настоек, там не обнаружилось. У Ласа что, похмелье было таким жестоким, что он всю коллекцию выкинул?! Ну и день... – Тётя! – раздался взволнованный голос из-за спины. Я подскочила и резко обернулась. На меня встревожено смотрели тёмно зеленые очи Тан. В душе невольно поднялась радость – моё настроение вообще всегда подскакивало вверх, когда я видела свою малышку. Боги, всё же моя сестра – идиотка! Была... – Тан? Неужто соскучилась?! – Тётя, что произошло?! Я вопросительно выгнула бровь. Малышка хмкро глянула на меня и осторожно прикрыла за собой дверь: – Я почувствовала, что тебе плохо. Мне показалось даже, ты плакала. Что произошло, Кин? Это из-за Императора?! У меня отвисла челюсть. Да, когда я увидела внешность Тан, уже знала, что её дар будет ярок, но чтоб настолько... – Тебе показалось, – постаралась отвертеться я. Угу, а ещё можно было рассказать сказку... – Врешь! Кин, что произошло?! Ответь... – Воспоминания. Больше ничего... Тан криво улыбнулась: – Ясно... И вдруг неожиданно метнулась вперёд, стискивая меня в объятьях: – Забей, тётя, всё будет хорошо, слышишь? Спасибо тебе... Я насторожилась: – За что? – За одну эльфиечку из Лесных... И не надо говорить, что не знаешь, о чём я! Я тихо хихикнула: – Тан, ты – чудо! – О, я в курсе! Мне сегодня уже говорили... – Кто? – Его высочество. После того, как я приставила к его горлу кинжал, попила его кровушки – в прямом смысле! – и обозвала тушей... Я честно попыталась сделать строгое лицо в стиле сестрёнки – но, не выдержав, расхохоталась: – Правильно, милая! Для правителей, как известно, чем острей, тем интересней! Тан печально хмыкнула, и в её глазах мелькнула тень. Кажется, догадываюсь, кого она вспоминает! Ничего, девочка моя! Я позабочусь о том, чтоб до дня моей свадьбы тебя тут не было! – Ладно, племяшка, я слышала, к тебе пожаловала твоя белобрысая сестричка? Вы там развлекайтесь, а то у меня ещё дела... Тан улыбнулась, и, кивнув, вышла. Оставшись в одиночестве, я расслабленно откинулась на спинку кресла. Сынок, мне надо с тобой поговорить... Гибко потянувшись, я с удовольствием осмотрелась. Тут ничего не изменилось – те же высокие широкие перила, тот же прекрасный город под ногами... Удобно устроившись на них, я принялась любоваться видом. Моё появление не почувствовать он не мог, так что осталось только ждать... Неожиданно меня кто-то стиснул в медвежьих объятиях. – Кин! – радостно выдохнул Эррар, – Как я рад тебя видеть! Чем обязан?! Я капризно надула губки: – Что, я не могу зайти к сыну просто так? – Знаю я тебя, ты никогда просто так не заходишь! – О! Сегодня исключение, которое подтверждает правило! – Угу, я по жизни доверчивый... Я улыбнулась, любуясь. За то время, что мы не виделись, мальчик только похорошел. Правда, в глазах появилась тревога, но я догадываюсь о причине – и это ерунда... – Кин, как бы там ни было, я рад, что ты здесь. Я хотел бы попросить тебя о помощи. Я вздёрнула брови: – Ого! – Да, именно так. Мне нужно кое-кого найти... Отлично! Даже не пришлось подводить его к теме!! – Раса, Клан, имя. – Человек, какой-то Древний Клан, имя – Тан... Я изобразила на лице лёгкое изумление: – Довольно высокая, гибкая, тёмные волосы с медным отливом, тёмно-зелёные глаза, напротив сердца – родинка? Эррар потрясённо глянул на меня. Я только фыркнула: – Ты не можешь найти мою племянницу, что ли? У эльфа отпала челюсть. – Подожди, – пробормотал он, – Так ты и есть та скромная тётя-травница, переехавшая в столицу?! Парень расхохотался. Я мысленно похвалила Тан за умение не сказать правду, не соврав при этом. Неожиданно Эррар оборвал смех: – Кин, какого ляда, а? Я ведь предлагал остаться здесь! Ты б жила, как королевна, и Тан тоже! – Мы об этом уже говорили. Без твоего отца мне здесь не место. И вообще, про племяшку я и хотела поговорить. Она в императорском дворце. – С тобой? Как и следовало ожидать... Ты ведь не против, если после свадьбы она тебя покинет? – Мальчик мой... После свадьбы мой псих-жених подарит её своему племяннику! Рар резко сузил глаза, и губы его зло покривились. Отлично! – Этого не будет. Никогда! – Буду только благодарна... Ладно, милый, мне пора, ещё свидимся! – Удачи! Мы встретимся очень скоро... Вздохнув, я очнулась уже в своём теле. Всё болело. Странно, обычно истощение приходит далеко не так быстро... Хотелось свернуться клубочком и уснуть, но у меня ещё было дело. Важное. Вздохнув, я заставила себя призвать силу и снова нырнуть в мир сновидений. Очнулась я посреди просторного светлого кабинета. За столом, закинув ноги на несчастный предмет мебели, сидел юный на вид эльф с золотистыми волосами. Правда, впечатление от него слегка портила упрямая складка, залегшая между бровями. При виде меня он только кивнул. Я подошла к нему и устроилась на столе: – Привет, эльф! – Привет, кошка! – хмыкнул он. Я улыбнулась – это была наша давняя шутка, ещё тех времён, когда я назло Каррару помогла эльфёнку добиться власти, – Не хочешь объяснить, что с моей дочерью? – Мне самой интересно... Знаешь, когда я придумала эту комбинацию с объединением ваших Кланов, я погорячилась: Император – не дурак! Он понял, что ты хочешь отобрать у Эррара власть, и решил спутать тебе карты. – Значит, на него всё же работают Проклятые? Я презрительно покривила губы: – А ты сомневался, да? Эльф поморщился: – Не в обиду тебе, но все люди – больные!! – Что ты, я только подтверждаю этот тезис! – То есть, ты считаешь, что это козни твоего женишка? – Уверена в этом! – Знаешь, он окончательно обнаглел... Быстрей бы прикончить его уже! – эх, эльфёнок, как ты прав... – Вот, и я о том же. Говорят, Эррар собирается подать официальную возмущенную ноту. – Да, я тоже подумываю об этом... Пожалуй, детка, Империи пора прижать хвост. – Угу! – неразборчиво муркнула я, красиво прогнувшись, и сухим голосом уточнила после паузы, – Некроманты ей не помогли? – Небольшие улучшения есть. Но ни о какой свадьбе пока и речи идти не может – представь невесту, плюющуюся кровью и ни с того ни с сего начинающую разговаривать голосами умерших! Я представила – и с трудом сдержала улыбку. Вот, нечего было рот разевать! А то я помню, как маленькая переживала! За такое, будь моя воля, убила б! Впрочем... Это сделать никогда не поздно... Эльф, высказавшись, принялся с интересом разглядывать меня. Вот только этого... – Милая, а ты сильно спешишь? – Да, хороший мой. Боюсь, жених не оценит, если я час проваляюсь на кровати в обмороке! Эльф пожал плечами и легко провёл рукой по моей ноге. Его прикосновения вызвали раздражение. Вот ведь тормоз! Я гибко спрыгнула со стола и как бы шутливо отступила на пару шагов. Мой резерв истощался всё быстрее, а перед глазами плыло. Боги, да что творится?! Колени подогнулись, и я сползла на пол. Стало больно дышать, а внутренности обожгло огнём. Больно... Неожиданно мир взорвался криком: “Немедленно вернись в тело!!!!” – Да пошёл ты... – пробормотала я в ответ, обращаясь к жениху. Миг – и запястье обожгло, а меня вытолкнуло обратно, в Императорский дворец. Мать моя псих, как же мне хорошо... Голова раскалывается, во рту сухо, обожженное запястье дико болит, ещё и в животе какие-то странные рези! Боги, за что вы так со мной, а?! Ещё никогда у меня такого силового истощения не было! Что происходит? – Идиотка! – прошипел у меня над ухом голос жениха, – Всё, уже не исправишь, с твоей-то аурой! Столько работы насмарку!! О чём это он?! И чего он так зол? И расстроен? Поморщившись, я из последних сил нырнула в мир снов и принялась изучать свою ауру со стороны. Сначала я не заметила ничего необычного, но сквозь боль всё же присмотрелась... Боги... Не может быть, не может... Что я наделала!! Зачем сунулась в мир снов?! Когда я вышла из тела, нити нарушились. Ничего уже не исправить... На меня хомутом навалилось отчаяние. Это всё моя вина... – Тётя? Да что с тобой происходит?! – прозвучал рядом знакомый голос, – От твоих эмоций у меня виски лопаются! Я тупо уставилась в клубящийся туман, чувствуя, как сила уходит из тела, и сияние маленькой ауры гаснет. Кажется, заметила это и Тан: её зрачки расширились, и она молнией метнулась ко мне: – Потерпи! Я сейчас!!! Тан После памятного диалога с принцем я сбежала ото всех, попутно заглянув к тёте: очень уж мне не понравились отголоски её чувств. Душевный разговор с Кин поднял мне настроение, но, стоило мне от неё выйти, как в душе снова поселилась тревога. Что-то не давало мне покоя, мне было больно, мучило предчувствие – что-то случится, перед глазами так и стояло лицо Кин... Потом пришла боль – казалось, ныли все нервы в теле. Помучившись ещё полчаса, на очередном всплеске боли я не выдержала и перенеслась к Кин, оставив тело. Хоровод разноцветных образов – и я стою в мире грёз рядом с тётей. Кин сжалась в комок, глядя в пустоту безумными глазами. От неё волнами исходило отчаяние. Я перепугалась не на шутку... – Тётя? Да что с тобой происходит?! – нарочито бодро спросила я, – От твоих эмоций у меня виски лопаются! Кин только вздрогнула, не реагируя на меня и глядя в пустоту глубинным зрением. Испугавшись ещё больше, я прищурилась, приглядываясь... От тёти исходило сияние двух аур! Я б впала в ступор – если б было время на это. Но что-то, прорываясь через порушенное золотистое плетение-исцеление, пожирало маленький светлячок... – Потерпи! Я сейчас!!! – выдохнула я, хватая тётю за руки и пытаясь связаться с маленькой родственницей. Жива она была только за счёт нашей крови – она отчаянно сопротивлялась проклятию... Что делать, я просто не знала – но была обязана вмешаться. Вдохнув поглубже, я поснимала блоки с ауры и начала безжалостно вытягивать свои жизненные силы, отдавая их сестричке. Так мы простояли довольно долго – всё же, мне досталась неплохая аура. Но мой резерв истощался, а проклятие действовало. Убрать я его не могла... Неожиданно золотистая защитная нить сместилась, прикрывая ауру ребёночка от проклятия. Я, уже было отчаявшись, снова начала тянуть последние силы своей ауры. Ну, пожалуйста... Я смогу, смогу, смогу... В глазах темнело, аура ребёнка не хотела восстанавливаться, всё болело, из меня тоже начала уходить жизнь... Но я упрямо тянула свою силу, выпивая себя до дна. Живу, умру – какая разница? Но Кин не оставлю... Мгновение – и аура ребёнка засияла ровным лунным светом. Кин, всё это время потрясённо смотревшая на меня, выдохнула: – Возвращайся!! Быстро!!! Я хмыкнула – и использовала последние силы, чтоб вытолкнуть их из мира снов. А теперь можно и поспать... Шоу: укротить принца Глава 10 Брошенный жребий попал мне в лоб... Лассан третий, Император Когда она потеряла сознание, я, вопреки всякой логике, всё же постарался восстановить защитную сеть. У меня б вышло, если б эта идиотка не потратила все силы, которыми должна была подпитывать плод, на какую-то болтовню. Но её аура мне не помогала, и я бросил бесплодные попытки. Чувствовал себя отвратно – мой ребёнок умирает, а я стою рядом и ничего не могу сделать... Сам виноват! Нужно было, как только она забеременела, блокировать её силу и глаз с неё не спускать! Нужно было ставить дополнительную защиту!!! Текли секунды. Я молча ждал, пока аура ребёнка погаснет, и Кин вернётся в тело. О том, в каком моральном состоянии она будет, думать не хотелось... Но ребёнок сопротивлялся. Я, ни на что не надеясь, всё же сплёл ещё одно заклятье, вложив в него пол-резерва. Ну, пожалуйста, милая... Сначала реакции не было, но потом – я не поверил глазам: вышло! Проклятие отступило! Подавив предательскую дрожь в руках, я сплёл мощнейшее исцеляющее заклятье. Теперь все хорошо. Осталось только ждать... С невероятным усилием моя девочка открыла глаза и, морщась, попыталась что-то сказать. Я качнул головой и выплел усыпляющее заклятие – ей нужно было восстановить силы. Зрачки её испуганно расширились, но возразить в таком состоянии она не могла. Уже засыпая, она пробормотала: – Тан... спаси... Я нахмурился. Так вот откуда взялась сила... Мысленно вызвал Верховную Целительницу. Пусть осмотрит девочку. Хотя, судя по тому, сколько сил эта Тан влила в сестричку – смысла в этом особого нет... Отдав указание целительнице, я сел рядом с Кин, осторожно взяв её за руку и по крупицам вливая силу в исцеляющее заклятие. Чтоб не смотреть на бледное лицо малышки, занял голову Любопытно, почему племяшке моей невесты дали такое имя? Судя по тому, что она сумела вытворить, не зря! Но непонятно, чем тот же отец думал – так проклясть ребёнка! В дверь резко постучали. Не задавая вопроса, я уже чувствовал приближение целительницы. Кивок головы – и дверь тихо отъехала в сторону. Полная сероволосая женщина тихо проскользнула в комнату, подняв на меня холодные чёрные глаза: – Жива, но в коме. Ауры просто нет – сплошные едва заметные ошмётки. Неясно, как она ещё тянет... Я б на вашем месте лично посмотрела. Я вздёрнул бровь: – Не справляешься? – Ваше Величество, ваши племянники ведут себя неадекватно... Я хмыкнул. С одной стороны, стоит глянуть, что там да как, с другой – не хочется оставлять Кин на целительницу. Насколько я её помню, она – дама мстительная, а навредить может так – не подкопаешься... – Бросьте, ваше величество, – улыбнулась та ласково, – Я – профессионал. Я присмотрю за вашей невестой... – Не думаю, милочка. Выйдите. Презрительно искривив губы, она молча выскользнула за дверь. Я настроился на Начальника Стражи: “Пришли троих стражников, двух целителей и троих стихийников. В мои покои. Быстро”. Раздав подчинённым указания, я двинулся в сторону покоев, где поселили девочку. Ещё на подлёте я услышал дикие вопли. Что у них там вообще происходит?! – Ты, урод сероглазый! – визжал отлично поставленный высокий женский голос, – Ты что с ней сделал?! – Пасть заткни!! Тебя, видимо, вообще не учили в детстве манерам?! Если да, то я это поправлю!! – ого, как наследничка прорвало. Девка – талант, его вообще сложно настолько достать... – Я сама тебе щас подправлю! Черты лица и тела!! У тебя выпуклостей многовато!! – Стража, в темницу её. Одиночку. За оскорбление члена Императорской семьи! – Нашёлся член! Я посмотрю, как ты это объяснишь моему мужу! Он тебе за Тан руки с ногами местами поменяет! – Вот с мужем твоим я и буду говорить! Сгинь!! – Никуда я не пойду!!! Я ловко увернулся от летящего в меня заклятья, блокировав откат, чтоб не понеслось дальше по коридору, и вошёл в комнату. Мой племянничек грызся с какой-то белобрысой красоткой, судя по ауре, иш Рантон. Всё понятно: эти ребята огненные, с ними связываться – сплошной геморрой... При виде меня парочка бойцовских пуделей наконец перестала гавкать и притихла. Это позволило мне перенести королевское внимание на “постельную композицию”. Пока двое магов до хрипоты спорили о чем-то непонятном, Сит устроился на кровати рядом с Тан и что-то пытался сделать. Да, а потом говорят, что Правящие – зло! Да их надо было истребить только из-за спокойствия, холодности и решительности, до которой магам, как их не дрессируй, плыть и плыть! Только, как показала история, подлости нашей им не хватило... Пока Сит мудрил, я перенёс своё внимание на девочку. Я впервые имел возможность рассмотреть её. Это была симпатичная девушка с длинными тёмными волосами, чуточку неправильными, но притягательными чертами лица, пухлыми губами и длинными угольно-чёрными ресницами. Необычно – в их Ветви, насколько я знаю, только рыженькие. Может, оттуда и имя... Пожалуй, в нормальном состоянии она была красива – но сейчас, бледная, как труп, с тенями под глазами, с изодранной аурой... Я невольно поразился: до чего девочка любит Кин, если так выложилась? Наследничек шагнул к Тан. Иш Рантон, кажется, хотела возразить, но при мне разевать ротик побоялась – я не мальчик, церемониться не буду... – Сит, отойди! – велел племянник. Мальчик вздрогнул и медленно обернулся. Вот это да... В его глазах не было ни зрачка, ни белка, ни радужки – только синева. – Пошли вон, – бросил он, – Быстро. По моей коже пробежала толпа мерзких насекомых, и возникло желание подчиниться, не споря. Ого... Он признал опеку над ней... Ничего не спрашивая, я заклятьем-лассо подцепил парочку магов и вытолкнул вон, после чего вышел сам, осторожно прикрыв за собой дверь. – Ваше величество... – начал было наследник, но я оборвал его движением головы. Стиснув зубы, ему пришлось подчиниться. Я же быстро двигался в сторону собственных покоев, параллельно размышляя. Правящие и Лунные Жрицы... Давняя история, полная любви, ненависти, боли и наслаждения. Надо признать, непонятная для обычных людей. Когда Лунных создали, никто и предположить не мог, чем они станут для Правящих... Всем. Жрицы чувствуют настроение Правящих, восхищаются ими, заботятся о них. И это в крови! Только эти девочки могли быть матерями для детей правителей – иначе синяя кровь передастся только по женской линии. Только эти малышки могут понимать Правящих, они становятся и рабынями, и хозяйками. Не даром традиционно Жрица приветствует Господина не поклоном, а танцевальной волной и поцелуем в руку. Давний символ: ‘Я свободна, потому что я – Ваша’. Да, знал бы Правящий Дэрр, который заказал себе на сотый день рождения идеальную постельную игрушку, чем это обернётся – трижды б подумал перед тем, как это делать! Но не отказался бы. Никогда. Слишком это сладко – непокорная рабыня и послушная госпожа в одном теле. На себе испытал! Жрицы и Правящие – вечный союз. Для такой Жрицы любой ребёнок синих кровей – сын, а мужчина – Господин. И это не предрассудок – их создали такими. Так же точно для Правящих-мужчин Лунная – либо мать, либо любимая, либо – сестра, если она уже кому-то принадлежит. Та, которая дороже всего. Это и есть пресловутая Опека – слияние аур. Я вспомнил лицо Сита. Да, это будет проблемно. Он для неё, должно быть, как сын. А вот она для него... – Миледи, вам нельзя!! – услышал я вопль и ускорил шаг. Я успел как раз к апогею представлению: двое стражников пытались максимально деликатно связать Кин. Это выглядело так: два плечистых мужика, пыхтя, как ежи в брачный период, пытаются удержать в руках хрупкую девчонку на голову ниже их. Пока получалось плохо... Я пару секунд полюбовался зрелищем – и приложил этих идиотов о стену магией. Что-то хрустнуло – кажется, хребет. Я только пожал плечами. Если уж они с будущей императрицей так себя ведут – на кой они мне ляд? Кин даже не глянула на стражников – отшвырнув целителя, постаравшегося её удержать, она кинулась ко мне и намертво вцепилась в мой наряд. – Что с Тан?! – прошипела она мне в лицо, глядя полубезумными глазами. Я вздохнул и попытался отцепить от себя маленькие пальчики. Она зарычала и с нереальной силой тряхнула меня, как грушу. Ткань подозрительно затрещала. Ну нет... Магией стянув её руки, я подхватил её... Чуть не уронил... стянул и ноги... едва увернулся от укуса и всё-таки сгрузил свою ношу на кровать. В качестве благодарности моя девочка извернулась и всё же пнула меня ногами. Связанными. Вздохнул. Спеленал её, как младенца – только глаза сверкают. Спокойно провёл диагностику – все в норме, только истощена. И нервы. От страха просто крыша едет... – Кин, она в порядке. С ней Сит, он замкнул на ней Опеку. Он не позволит ей умереть. Она вздрогнула – и на миг прикрыла глаза, пряча облегчение. Тело её расслабилось. Воспользовавшись этим, я осторожно притянул её к себе и устроил на коленях. Она чуть вздрогнула. – Вон, – бросил я целителям. Они де материализовались, как духи от экзорцизма. Хорошо быть Императором... Кин пошевелилась, пытаясь сбросить путы магии. Я осторожно их убрал, но поймал её, когда она попыталась встать: – Куда? – К Тан! Я должна... – Нет, – резко бросил я, – Милая, сейчас ты поешь. А потом – ещё поспишь. Никуда твоя Тан не убежит, в её состоянии особо не побегаешь. А если ты сейчас перегрузишь организм, все старания твоей племяшки пойдут насмарку. Ты этого хочешь? Она недовольно зашипела, но вырываться перестала. Я довольно кивнул и мысленно приказал принести еду. Кин От страха мне ничего не лезло в глотку. Если б не мысли о ребёнке, всё содержимое тарелки давно б украсило святой лик Императора... Но теперь у меня есть очень маленькая, но очень серьёзная причина любить себя. Именно потому я упрямо сражалась с вкуснейшим обедом, незаметно перестроив внутреннее зрение. Раньше никогда его не использовала – здоровье волновало меня очень мало. Но сейчас, когда я могла увидеть таким способом ауру своей дочери... Пока я ела, он молчал. Я тоже не открывала рта, успокаивая себя и настраивая на умиротворённый лад. Наконец я поняла, что ещё немного – и я лопну, потому отставила от себя тарелку. В той же тишине Лас дождался, пока слуги заберут всё лишнее, псоле чего осторожно взял меня за подбородок, заглядывая в глаза: – Думаю, нам стоит поговорить, Кин? Вроде как есть, о чём... Я сжалась в комочек и кивнула: – Начинайте, Император. Первое слово – ваше. Жених замялся, не зная, с чего начать. Я хмыкнула: редкостное зрелище, жаль, я не в форме, чтоб оценить... Император прикрыл глаза на пару секунд, после чего уверенно глянул на меня: – Итак, начнём с того, что ты сегодня вытворила... у меня просто нет слов. Не ожидал от тебя. Чем ты думала?! Ты чуть не угробила моего ребёнка!! Ах ты, тварь лицемерная... – Начнём с того, милый мой, что это твоя вина! Ты даже не предупредил меня!! И потом – это мой ребёнок, моя девочка, в ней моя кровь! Она такая же, как и я, у неё будет тот же дар, она не будет магом! Она не более твоя, чем облако в небе, понял?! Император хлопнул глазами: – Подожди... Ты не знала?! – Я никогда не рассматриваю свою ауру, всё равно к ней большинство проклятий не липнет, а всё, что приставало, ты уже подарил! Я не знала, слышишь? И чуть не потеряла ребёнка из-за твоих полунамёков!! Он вздохнул: – Как можно быть такой невнимательной? Я оскалилась на него не хуже нечисти. Сообразив, что так можно и нарваться, мой будущий благоверный сбавил обороты: – Ладно, замяли тему. Думаю, ты осознаёшь, что теперь должна постоянно находиться под присмотром целителей? – Осознаю и заранее в восторге от этой солнечной перспективы, с учётом того, скольких целительниц ты поимел. – Ревнуешь? – Да, очень. С ума прям схожу. Скажи лучше, что будет? – А что будет? Свадьба будет, дочка. Жизнь будет. Мы будем. Я опустила голову так, что волосы занавесили глаза. Нет, Император. Не будет ни нас, ни тебя. Я не отдам свою дочь Чарующему. Никогда!! Но вслух я сказала иное: – Ты думаешь, мы сможем... После всего, что было? Он хмыкнул: – А что было? Я причинил боль тебе, ты – мне. Я стал причиной твоих проблем, ты – моих. Или ты хочешь сказать, что не понимаешь, чего мне стоила Печать Бога, которую ты спёрла? И можешь не говорить, что сделала это случайно – не поверю, милая! Я кашлянула и сделала виноватое лицо. Самое интересное, это и была случайность. Он проклял меня перед самым полнолунием, и Сущность Крови из-за эмоционального всплеска полностью вырвалась наружу. Я в день побега почти не соображала, потому ухватила то, что красивей всего блестело... – Да, – покривила я губы в улыбке, – Мы стоим друг друга, правда? Он улыбнулся и провёл рукой по моим волосам: – Да, Кин... Так было всегда, верно? Я прикрыла глаза, вспоминая. И гибель матери, и циничное предательство сестры, и страх девочки, попавшей в руки к пресыщенному наслаждениями наследнику престола. Но я никогда не умоляла – а он никогда не жалел. Просто в какой-то миг во мне что-то сломалось, как тросточка. И от невинной девушки, которая верила в любовь, преданность, в мораль – ничего не осталось. Это случилось, когда он наложил проклятие... Той ночью я родилась заново. Той ночью я впервые переступила через всё, чем дорожила. Я пришла сама; я предложила себя ему; я танцевала, игралась, принимая разные личины, я заставила его желать – и показала свою власть. Так я стала такой, как сегодня. Но так было не всегда. Когда-то была она. Она любила густые леса, где таинственно шелестят деревья, и лежать на хвое так, чтоб на лицо падали солнечные блики. Она обожала готовить и всерьёз мечтала, что у неё будет муж и дети, и что он будет любить её, а не просто так! Она грезила о вольных дорогах и заморских странах, и – вот смех! – хотела стать знахаркой. Но потом – она умерла, а я – родилась. От неё почти ничего не осталось – после Вас, мой Император... – Обними меня, – предложила я. Он послушался. Вот и отлично, теперь моего лица не видно... – Я люблю тебя... – неожиданно шепнул он, – Не мог забыть. Мучился, как больной, и видел сны. Мне снилась только ты. Прости меня, малышка. Я больше не причиню тебе боли. Я поцеловала его в шею вместо ответа. Ты – дурак. Она, может, и простила б, но ты убил её. Теперь вместо неё – я. Такие, как я – не прощают. Так мы и сидели, обнявшись. Он гладил меня, как маленькую девочку, а я кожей ощущала его магию. Мерзкую, колючую... приятную. Да, я давно научилась получать удовольствие от этой тёрпкой боли, таять в ней. Это та ненависть, которая объединяет больше, чем любовь. Я знаю, что ты давно спятил, милый мой, и знаю, что ты скоро сдохнешь. И это доставляет удовольствие... Кого ты сделал из меня, Император?.. Неожиданно он отстранился и подошёл к небольшому столику, на котором красовалась изящная коробочка. Небрежно откинув крышку, Император достал оттуда нереально красивое ожерелье. Я заворожено застыла, разглядывая это произведение искусства. Черный, алый, золотой. Стилизованная змйка из чёрного металла, сжимающая в зубах кончик хвоста. Сияющие переливы идеально огранённых каменьев... – Нравится? – усмехнулся Император, заметив моё выражение лица. Я искренне улыбнулась: – Очень! – Это я заказал специально для тебя. Померяешь? Я радостно кивнула. Люблю блестящее, а уж такое! Хоть настроение себе обновкой подниму... Он медленно подошёл ко мне, и у меня по коже вдруг побежали волны дрожи испуга и предвкушения. Ох... Вот оно что! А я ведь почти поверила тебе, милый... Я опустила голову. Спокойно, Кин, это необходимо. Ты знала, что так будет. О Тан Рар позаботится, да и Сит в случае чего поможет. А я должна дотанцевать это до конца. Я прикрила глаза. Украшение защёлкнулось вокруг шеи, и этот тихий звук показался мне громким, как набат. Щелчок кандалов, склоненная голова и торжество Господина – вот и вся любовь. Вот и все клятвы. Глупо было надеяться, что ты изменился... Странно, но ошейник не причинил неудобств. Наоборот, ласковое тепло опустилось по телу, залечивая и успокаивая. Сияние волной пробежало по моей ауре, врачуя недавние разрывы. Вот как! Поздравляю, птичка! Ты достала хозяина, и у твоей золотой клетки теперь мягкие стенки! – Тебе понравилось? – прошептал его голос над ухом. – Да, милый, оно прекрасно... Тан Я плавала в какой-то странной субстанции, больше всего напоминающей жидкую тьму. Вокруг меркали маленькие звёздочки, проплывали странные существа. – Тан? – позвал меня голос, звук котрого резнул знаком ой тоской. Я стремительно обернулась. Боги, я умерла? – Мама?! Она нахмурилась и отбросила с мертвенно-бледного лица темно-рыжие волосы: – Почему ты здесь? Тебе ещё рано... – Да, в об щем-то... – промямлила я, пытаясь придумать, что б поубедительней соврать. У мамы с Кин, насколько я знаю, отношения были отвратные. Один тот факт, что тётя долго и не подозревала о моём существовании, о многом говорит... Но мамочке, видимо, дополнительные объяснения не потребовались: – Кин!! – прошипела она, – Конечно, так я и знала! Что она вытворила на этот раз?! – Мам, она беременна, и... – Что? У неё же не может быть детей! – Ну, видимо, может... Мать поморщилась: – Очередная интрига, это сто процентов! Как была несносной девчонкой, так и осталась! Я поморщилась: – Не говори так, а? Мать, прищурившись, присмотрелась ко мне: – Так и знала. И ты тоже! Я вытаращилась на любимую родительницу: – Мам, что...? – Ты тоже призвала Кровь!!! Боги великие, доченька, зачем?! Конечно, с твоей аурой и внешностью было мало шансов на то, что ты вырастешь умным человеком... Это задело меня за живое: – Да, а уж с наследственностью... – Да! – подхватила мать, – Но я надеялась, что ты поступиш умно! Мне Кин хватило, сколько нервов я потратила на неё! И ты идешь по тому же пути! Что ты делаешь? Я зло тряхнула головой – и надменно вздёрнула подбородок: – А что я делаю? Живу. Играю. Танцую. Больше мне ничего не надо, мама. Она прикрыла глаза. – Тан... Ты же видела, в кого Кин превратилась... Хочешь сказать, она человек? Если бы, девочка моя! Думаешь, она может быть счастлива? Думаешь, она может чувствовать? Нет, Тан. Чужая кровь давно взяла верх, ещё тогда, в плену у принца. Увы, Кин просто спятила, ушла, а на её место... – ХВАТИТ!!!! – рявкнула я, неожиданно для самой себя, – Мам, довольно. Я не желаю этого слушать. Я хочу уйти. – Как, Тан? Сама ты в тело не вернёшься, нужен проводник. А Кин, кажется, не спешит на помощь... – Правильно делает! Мам, слушай, ты вот такая умная... А где ты была, когда твою сестру забрали во дворец? Моя мать дёрнула плечом: – Тан, мой дар слаб. Таким, как я, можно было отречься от Крови и стать почти обычным человеком – что я и сделала. Это лучший выход из западни. Свобода – дороже всего... – И это свобода?! – Да!!! Наш дар – это проклятие, это дурацкая шутка сумасшедших создателей! Мы же летим на власть, как бабочки на огонь, мы выжигаем себя до дна! Покажи хоть одну из нас, которая сумела быть счастливой!!! Тан, пока не поздно – беги от этого безумия... – Поздно, мама. Уже поздно... Кажется, она хотела что-то ответить, но вокруг нас вдруг заклубился яркий синий свет. – Возвращайся, – грянул властный голос, – Я приказываю! – Правящий, – простонала мама, – Да хранят тебя боги... В следующую секунду меня с силой рвануло в сторону синего пламени... Шоу: укротить принца Глава 11 Тиха украинская ночь! Но сало надо перепрятать... В себя я приходила долго и тяжело – сознание то возвращалось, то вновь уплывало в неведомые дали. Кровь в жилах застыла напрочь, мне было очень холодно. Думаю, я б снова рухнула в тот чёрный кисель, но кто-то мне мешал. Я чувствовала рядом тепло. Мне растирали ледяные руки, кутали меня во что-то, почти насильно передавал мне силу. Надо же! Не думала, что я хоть кому-то так нужна... Кажется, прошло много времени – в таком состоянии невозможно оценить это адекватно. В какой-то момент подпитка стала чуть слабее – кажется, у того, кто рядом, энергия на исходе. Мне почему-то стало любопытно: а долго ещё продержится?.. Рядом со мной очутилось что-то тёплое. Кто-то прижался ко мне – правильно, так расход силы меньше... Как ни странно, мне становилось теплей, а к конечностям начала возвращаться чувствительность. Как сквозь подушку, я потихоньку начала различать звуки. – Пропустите! – Приказ Императора, комната закрыта, – долетало до меня. Голоса звучали глухо, и узнать их не было возможности. Все равно холодно... – Очнись, – шепнул мне на ухо знакомый голос, согрев тёплым дыханием, – Вернись. Ты нужна мне... Этот голос я узнала мгновенно. Хозяин! Его я не ослушаюсь. Нужно возвращаться... Глубоко вдыхаю. Сначала больно, но потом – ничего, нормально. Кто-то тёплый, кто лежал рядом, отстранился – жаль. Его аура меня лечила. Морщусь, пытаясь открыть глаза – не получается. Становится страшно – может, я ослепла?! – Успокойся, – проговорил знакомый голос, – Всё в порядке, ты просто ещё не восстановилась. Все хорошо... Ха! Я вспомнила, как это чудо зовут! Я вспомнила, как меня зовут! Ура, всё не так уж и плохо! С третьей попытки, глаза я всё же разлепила. Зря. В них потоком хлынул яркий утренний свет, заставив меня взвыть от боли. Рядом витиевато выругался Сит. Откуда он вообще знает такие слова?! Паренёк задёрнул шторку. Я перестала отчаянно щуриться, и слёзы из воспалённых глаз стали катиться не так обильно. – Сит? – позвала я хриплым голосом. Парень хмыкнул: – Ты ещё картинно глазки закати и ручки назад заведи! Не притворяйся, умирающий лебедь, всё с тобой хорошо! Губы помимо воли растянулись в улыбке: – Угу, ты такой добрый! Нет, чтоб пожалеть несчастную, больную меня! – В твоём случае больная – это хронический диагноз! Я рассмеялась, потом закашлялась. Сит тут же подскочил ко мне: – Тихо... Тебе пока нельзя много разговаривать! – А... – Цыц! – Сит, как там Кин?! Мальчик нахмурился и неожиданно холодно бросил: – Понятия не имею. Мне было не до того. Вокруг неё-то куча целителей крутится, плюс дядя там, а рядом с тобой была только парочка оглашенных психов! Хорошо хоть, дядя их выкинул – и то хлеб! – Что за психи? – заинтересовалась я. – А, кузен и твоя крикливая подружка. У меня чуть уши в трубочку не скрутились! Я фыркнула: – Не сомневаюсь! Сит? – Что? – Нужно сказать остальным! – Сутки ждали – ещё подождут! Тебе нужно щиты на ауре восстановить. – Сутки?! – охнула я. Да уж... – А ты что думала, в сказку попала? Я присмотрелась к мальчику. Под глазами залегли тени, бледный, усталый... но упрямо держится. – Ложись, – предложила я ему, – Отдохнёшь, пока я с аурой вожусь! Он устроился рядом, но глаза не закрыл, встревожено наблюдая за мной. Я кое-как подлатала иллюзорную ауру, мимолётом отметив, что Печать собственности улетучилась, и блажено прикрыла глаза. – Сит. – Что? Тебе плохо? – Нет. Спасибо тебе. Он вдруг провёл рукой по моему лицу: – За что? Я, в принципе, старался для себя. Куда я без тебя, сестрёнка? dd> Я улыбнулась, а после нахмурилась, глядя на ауру Сита. Только сейчас до меня дошло, что он влил в меня кучу лет собственной жизни. И что его собственное проклятие опухолью заползает в его сущность, выпивая жизнь... – Что ты наделал?! Он в ответ только пожал плечами: – Какая разница – сейчас или потом? Ты по-любому проживешь намного дольше... У меня потемнело в глазах: – Я помогу тебе! Я ведь обещала... – Не говори глупости! Я сейчас тебя еле вытащил! Думаешь, я разрешу тебе так рисковать?! – Кто ты такой, чтоб приказывать?! – Брось. Ты чуешь, и я чую тоже. Пока я жив, я – твой Хозяин. Мы застыли, глядя в глаза друг другу. Я впервые заметила, насколько необычная у него радужка: посредине зелёная, как молодая трава, резко темнеющая к чёрному, ярко выраженному ободку, и зрачок с хищным блеском. Смотрела – и начинала понимать, о чём говорила мама. Потому что от его взгляда по телу пробежала невольная дрожь, и где-то в глубине души предупреждающе дрогнула Память Крови. “Ты попала, девочка” – сказал мне доверительно тихий голос, подозрительно напоминающий мой. Ну, нет... – Я решу сама, понял? Ты – Хозяин, а я – кошка. Я хожу сама по себе. Он качнул головой: – Тан, я не стану ломать твою волю. Но смотри, не пожалей об этом, как о спасении моего кузена. Мы оба понимаем – снять проклятие сложно. Я не знаю, чем ты можешь заплатить за это... Я лежала на кровати в полутёмной комнате, и рядом со мной застыл мальчик лет тринадцати с ярко-синей аурой и серьёзными, совсем взрослыми глазами. После я, наверно, не меньше сотни раз возвращалась мыслями в этот миг и спрашивала себя: какого демона пьяного я так поступила? Предчувствовала ведь, что ничего хорошего мне это не принесёт, знала, почему меня назвали именно так, а не иначе... Но, наверно, даже спустя пять, десять, трста лет предложи мне кто-то пережить всё это заново – я б ответила то же самое, несмотря ни на что: – Я помогу вам, мой Лорд. Я не могу не помочь... Сит резко отвернулся: – Я позову остальных, – бросил он через плечо и вышел. Интересно, почему мне показалось, что его разочаровал мой ответ?.. Кин Я проснулась с мыслью, что завтра выхожу замуж. Надо же! Со мной такое впервые... Император осторожно меня обнимал. Может, причина была в ожерелье, но его прикосновение не вызывало отвращения. Прикрыв глаза, я начала вспоминать предыдущую ночь. А ведь с каждым разом он относится ко мне всё бережней. Порой даже забываю, что он – враг... Настроилась на Тан, прислушалась к ощущениям. Отлично, всё хорошо... Не смогла удержаться от того, чтоб глянуть на ауру дочки. Мне безумно нравилось на неё смотреть, сразу чувствовала себя настолько живой... И кому-то нужной. Это было неподражаемо: лежать, свернувшись в уютный комок, нежиться в косых утренних лучах – и наблюдать за тем, как мерцает свет моей девочки. А я ведь счастлива... “Хозяйка” – прошелестел голос в моей голове. Я дернулась. Нет, не сейчас... Я занята... “Хозяйка!” – стал голос настойчивым. Вздохнув, я отозвалась: “Ну, что?” “Всё готово, моя Леди. Завтра, с последними лучами солнца, проклятые восстанут. Мы отметим вашу свадьбу!” Я прикрыла глаза: “Все на местах?” “Да. Демоны заявили о готовности сотрудничать – у Ханарры всё вышло. Вампиры и оборотни тоже с нами. Завтра будет грандиозный день, миледи. Вторая Война Кланов начнётся...” “Пусть боги будут милостливы к нам”, – пробормотала я скороговоркой. “Да будет ваша Прародительница с нами” – прозвучало в ответ. Свернувшись клубочком и обняв руками живот, я устроилась на груди у спящего Императора. Вот всё и сыграно. Нужно отослать Тан из столицы, пока не позно, и предупредить Лин. Да, и Ситтирра нужно тоже отправить в безопасное место. Но не с Тан – этого только не хватало... Что ещё? Ах да... Нужно морально приготовиться к тому, что завтра мой Господин умрёт. Невольно вспомнилась моя первая ночь: “Когда-то, мой Принц, вы обо всём пожалеете. Я укрощу вас, как зверя, я подчиню вас, как куклу. И вы дышать не сможете – без меня!”. Да, я дословно помню эти слова... Я всегда выполняю обещания, мой Принц... Я поняла, что плачу, только тогда, когда Император осторожно обнял меня и начал целовать, нашёптывая: – Девочка моя, перестань... Всё хорошо, всё отлично... Ну, не надо! Что случилось? Права была сестра. Я – тварь... Тан Ой, мой котелок, свари мне кашки! После визита Тасс и принца моя голова, казалось, раскололась на две независимые частички, громко скандалящие между собой. Дело в том, что эта парочка лосей в гоне ввалилась ко мне практически одновременно, причём принц сразу взял дракона за хвост. От его шипящего: “Где печать?!” я чуть не подскочила на метр вверх. Сначала я не знала, что б его придумать, потому решила валить на того, кого здесь нет: – Не знаю. Тут Сит был, может, он забрал? А что за печать? – привычно прикинулась я дурочкой. Принц вызверился: – Не притворяйся, ты отлично знаешь, что на твоей ауре стояла Императорская печать! Признался! Я приоткрыла было рот, чтоб чуть-чуть сбить спесь с его высокопоставленной рожицы, но тут Тассеру понесло... – Что? Что-что вы сделали?! По какому праву, позвольте спросить?!! Она – МОЯ собственность, на её ауре – печать иш Рантон! Мой род – маги, как и ваш. Вы смеете посягать на нашу собственность? Я поморщилась, и в виски стукнулась головная боль. Что за жизнь? Куда зад не пристроишь, везде хозяева... Принц оскалился: – Миледи, вы забываетесь... – Это вы посягаете на собственность иш Рантон! Они скандалили, а головная боль всё усиливалась. Маги – существа заядлые, спором они основательно увлеклись, не обращая на меня внимания. Воспользовавшись этим, я свернулась в комочек, спрятала голову под подушкой и прикусила губу, чтоб не кричать. Тем временем маги перешли с разумных аргументов на боевые заклинания. Наполовину вышибло одну из стен, но не это меня расстроило – просто отзвуки творящейся близко магии ударили по неокрепшей ауре, вызвав сноп боли. Я взвыла. Маги, наконец, соизволили вспомнить, почему они тут собрались... – Тан, что?.. – начала Тасс осторожно, но я не дала ей договорить: – ВОН!!! Герцогиня виновато хлопнула глазами: – Мигрень?.. Подруга, прости, я... – Простите, ХОЗЯЙКА, не хочу с вами говорить. Я не в форме, – зло бросила я. Тасс стушевалась: – Сестричка, ну, прекрати! Я не то имела в виду, ты ж понимаешь... Я поморщилась и прикрыла глаза: – Просто уйдите. Видимо, что-то было в моём голосе – маги, зло покосившись друг на друга, свалили. Предоставленная самой себе, я, тихо всхлипнув, уткнулась носом в подушку. Из глаз уже текли слёзы, но мигрень не отпускала. Когда ты – результат экспериментов, паршиво, что твоя кровь не выдерживает чужой силы, мозг – ментальных нагрузок, что вызывает вечный холод в жилах и мигрень. Сложно совладать с характером чужеродной сущности. Непросто жить среди людей – не такой, как все. Тяжело подавлять в себе чужие желания... Но это можно пережить. Самое сложное – это знать, что, кого и как ты б ни любила – всё равно останешься вещью... – Эй, что стряслось? – негромко спросил кто-то. Я подняла голову и изумлённо уставилась на Лин. – Ничего. Что тебе нужно? – бросила я резко. – О, как тебя... Но ты права, не время трепаться. Пошли, мы уходим. – Куда? Тётя зовет? – Из замка, Тан. А потом – из столицы. Я замерла. – Ты хочешь скзать... – Всё, что должна была сделать, ты сделала. Пора валить отсюда, здесь будет жарко. – Ты с ума сошла? Я не могу оставить Кин сейчас! – Брось, твоей тётке не пять и даже не двадцать. Она разберётся, но для неё будет намного лучше, если не надо будет волноваться о тебе. – Нет! – Тан! Детка, во-первых, это пожелание твоей тёти... – Скорее, приказ? – Можно и так сказать, – тон демоницы стал вкрадчивым, – И потом, девочка, неужели ты не хочешь снова его увидеть? – Кого? – ой, плохо, голос дрогнул... – Да, ты уже догадалась, ведь так? – Я никуда не пойду! Демон улыбнулась и медленно, плавно, подошла ко мне. Склонившись так, что кучерявые волосы защекотали мне шею, она зашептала на ухо: – Брось... Это ты ему рассказывай сказки, а я тебя вижу, вижу насквозь. Может, ты его и не любишь – но тебе, как мотыльку, снова хочется лететь на этот огонь, девочка моя – до одури, до шизы. Потому что ты – чокнутая, как и многие до тебя. Как бы ты не бегала от себя, для тебя жизнь – шаги по краю, танец на остром лезвии, терпкий привкус боли, сладкий привкус страха, грань между жизнью и смертью. И мне ты говоришь “нет”, а тёмный зверёк в тебе шепчет “да, да, да!”. Немногие могут это почуять, девочка, но я – демон. Я вижу в тебе такое, что не вяжется с твоей умильной мордашкой. И это тянет тебя к нему лучше любого магнита. Я дёрнулась и отстранилась: – Мне надо помочь Ситу. Я обещала. Мне нужно позаботиться о сестре – у Кин рвёт не только крышу, но и верхние этажи, но ребёнок не виноват, что у мамочки в причинном месте взыграл коктейль из старческого маразма, давних обид и гормонов! Лин прищурилась: – Никто не просит уезжать насовсем. На пару дней! И потом, Сита тоже не будет... Я упрямо тряхнула головой. Лин улыбнулась и достала из кармана неприметный клочок бумаги: – Вот адрес... На всякий случай. Развернувшись, девочка вышла. Дождавшись, пока утихнут лёгкие шаги, я небрежно взяла листик. На всякий случай.... Я маялась, не находя покоя. Солнце начинало клониться к западу, а несколько корявых строчек огнём жгли меня сквозь ткань. Там был начертан адрес какой-то таверны в старой части города. Возможно ли?! Я пометалась по комнате. Взяв листик и кисть, порисовала. От нечего делать принялась менять свой макияж. Начала кружиться под одной мне слышную музыку, изгибаясь, до тех пор, пока в боку не закололо, а дыхание не сбилось. Хватит. Натянула первое попавшееся платье, быстро сделала макияж и, ничего не прихватив с собой, ужом выскользнула в коридор. Лин права. Ну и что? Коридоры, коридоры... Отвести глаза стражникам сложно? Не для меня! Вот и знакомая картина, некогда показанная Ситом. Так, нужно найти что-то острое... – А я знал, что ты сюда придёшь. Я подскочила и стремительно обернулась. Сит сидел на полу, устроив подбородок на колене, и задумчиво рассматривал меня. – Откуда? – уточнила я осторожно. – А, подслушал твой разговор с Лин. – Ясно... Мы помолчали. – Ты так его любишь, да? – спросил мальчик и, не дождавшись ответа, продолжил, – Знаешь, а он дурак. Я вздохнула, подошла к Ситу и села рядом на пол. – Знаю. – Ты не понимаешь. Какой же он Хозяин, если позволяет тебе находиться так далеко от себя? – Сит, ты не понимаешь. Там все сложно. – Расскажи, а? Ещё есть время... Странно, но я рассказала. От начала до конца, так, как всё было. Правящий молчал, сканируя меня своими бездонными глазами. Наконец я умолкла, закончив свой пространный монолог. – Это всё – игры. Он тебя не стоит. Я удивлённо покосилась на мальчика: – Почему? Вздох: – Он – Хозяин. Ты признала его таковым. Он не должен возвышать другие игрушки больше, чем тебя. Он не смеет унижать тебя и предавать. Он не может тебя отпускать – одну, без заботы, ухода и присмотра. Я вздохнула: – Странная теория... – Это не теория. Это мне мой предок во сне рассказал. Это – закон Кланов. – Мы живём не при Кланах... – Важно не то, где мы живём, а то, как мыслим. – Это тоже сказал человек из сна? – Да. Он сказал, что скоро всё изменится, и что я должен быть готовым... Ладно, Тан, удачи. – Удачи, – отозвалась я эхом, отвернулась, чиркнула кинжалом по пальцу и открыла проход. Сит так и остался сидеть на полу, глядя мне вслед. Шоу: укротить принца Глава 12

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.