Литургия Барбарисовой Живописи

Бунто Мария Павловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Литургия Барбарисовой Живописи (Бунто Мария)

Литургия Барбарисовой Живописи

Я украшу свое мраморное лицо лепестками забвения. Я оставлю на коже своей имя твое! Гравюра символов твоих перенесет меня к тебе, как бы далеко не унесли тебя ветра, в свою холодную страну теней. Я буду дышать твоей пылью, пока ненасытные легкие, смогут поглощать этот воздух реальности. А когда мечта придет за мной, я не раздумывая сделаю шаг навстречу пропасти. Мне совсем   не страшно падать, как бы глубоко и долго мне не пришлось скользить вниз по мраморным морщинам твоего небытия!          

Вспышки откровенных молний градом обрушились на остывшие плечи. Застывший гранит в глазах потускнел и совсем скоро перестал реагировать на солнце вообще. Тишина ворвалась в твое сердце навсегда, а я не успела остановить эти сумерки.

            Ограда безоговорочно обрамляла тебя, а нагроможденные плиты на спокойной груди, не давали возможности вытащить тебя навстречу к солнцу. Холодный ветер не говорил ничего. Он просто насвистывал мотив расстающихся в вечность. Черные колышки железных стражей, копьями подпирали мою слабеющую в секундах спину. Глаза виновато отворачивались в сторону, не желая визуализировать смерть. Однако это не спасало нашей разлуки – она была явной и неотвратимой. Возможно эта необратимость заставила меня бежать. Бежать далеко-далеко минуя чужие ограды и плиты. Застывшие имена и потухшие фотографии безучастно провожали мое стремление разорвать неминуемую разлуку. Я хотела разорвать туман и прорваться сквозь воздух. Я пыталась разогнаться настолько чтоб с уметь ворваться в тебя, не взирая на все запреты небес.

            Листва под ногами хрустела, ломалась, превращаясь в осеннюю пыль. Сердце аритмично колотилось в избивающих его приливах крови. Я верила и отчаянно хотела распороть, разодрать и вскрыть грудную клетку! Вырвать собственное сердце, бросить его под ноги, растоптать и побежать прямо к тебе…

            Туман сгустился плотной стеной. Огромная полупрозрачная, серая и мутная стена образовалась прямо предо мной. Этот факт смутил меня, однако останавливаться было слишком поздно. Я успела набрать максимальную скорость отчаянья, по этому образовавшееся препятствие я оценила, как возможность разбиться в тебе. Секунды отделяли нас от встречи. Мгновение. Вздох. Тишина. И я без единой тени сомнения  раскрошилась на осколки тебя…

            Когда туман рассеялся, глаза мои встретил мрак. Там не было ветра, там абсолютно отсутствовал запах, и ушные раковины не улавливали ни единого движения звука. Я не ощущала себя. Я не ощущала и чужого присутствия. Меня не обуял страх или чувство одиночества. Мне было все равно, однако даже во мраке, я знала, что пришла сюда, с одной только целью: найти и вспомнить тебя…

                                                           * ** * ** * * ** * * * * * * ** ** * * *

            Тишина воскликнула и умолкла. Воздух и все не очерченное образами и объектами пространство застыли надо мной. Я не двигалась, и ничто не двигалось вокруг меня. Это не было сном, но и жизнью это состояние назвать было трудно. Привыкшие передвигаться и что-то предпринимать, мы всегда, за частую, куда-то стремимся, куда-то спешим, куда-то идем. Я понимала, что оставаться в этой пустоте не имеет ни малейшего смысла. И тогда, я безоговорочно решила идти. Идти вперед и только вперед. И по мере своего пути и назначенного сердцем поиске, где-то над собой , возле себя, я услышала собственный голос, который как невидимый путеводитель раскрывал передо мной ландшафты моего же пути…

Я спрашивала у листвы, где буквы имени твоего. Листья молчали, склонив свое хрустальное увядание. Я просила подсказать мне, где Солнце твоих бровей, но тишина настойчиво противилась моим вопросам. Я искала эхо твоих шагов на бетонных плитах безмолвия. Вопреки всем моим ожиданиям, я услышала вырванный из самого сердца крик пролетающих журавлей. Их неестественно пестрые хвосты щекотали небо, и далеко , в складках горизонта, где пышные многослойные облака образуют виртуозный небосвод, я увидела зрачки любимых и так неожиданно прерванных глаз.

            Сумерки спрятались ввысь, и я растворилась во тьме.

            Ко мне подступил мрак, и он, такой безголосый, обратился ко мне. Возможно, он хотел узнать, почему я здесь, быть может , он удивился мне, и скорее всего, он хотел получить у меня отчет моих действий. Я ответила ему, не подозревая, что это произошло вопреки  моей воли. Я сказала ему, что кода я буду у самого края льда, я обязательно спрошу у звезд : « где же этот предел холода, который коснулся тебя?» . Не отражаемые и едва уловимые они, звезды, шептали нам, и мы лежащие у пропасти принимая их алмазные стрелы тишины. Это было, но где они сейчас?

            Я вырежу себе крылья из собственных воспоминаний, и когда оперенье, сотканное из меланхолии,  будет в состоянии меня поднять, я непременно отомщу каждой звезде, каждой планете, которая не исполнила своего предназначения или солгала нам. И за тем, я снова спущусь на самое дно пустоты. Я исследую каждый камень отчаянья, и ни одна крупица грусти не пройдет мимо моего взора, а каждый твой возглас, я нанесу магическим татуажем на руки свои. Мрак отступил, и я возобновила свой странный, но настойчивый путь.

Я читаю по клавишам импульсы твоих снов. Красивые разноцветные лепестки кружатся вокруг твоих жестов, и на чистом белом полотне я рисую черные точки любви. Страсть мерно растекается по моим венам и вскоре наполнит всю меня. Мне трудно держаться от нежности. Она близко совсем рядом, буквально в шаге от меня. Я стою и рассматриваю разноцветные лепестки, и где-то вдали я слышу приближение теней. Это настолько неизбежно и бесповоротно! Дрожь сковывает меня и держит во влажных объятиях. За нежностью меня вмиг настигло отчаянье…

            Пропасть открыта. Широко распластав свои руки, Бесконечность осуждающе смотрит мне в лицо, деловито поправляя крылья безмолвия. Я не боюсь ее, нет. В поисках тебя, меня уже не испугает ни что, даже эта коварная пропасть. Я жду тишину, я могу встретиться с воплем, меня не страшит боль и не пугает темница смерти. Я знала жизнь, я видела и я дышала, и по этому я знаю, что жизнь без тебя, вне тебя – не стоит ни единого лепестка пестрого цветка, ни единого крика разукрашенных причудливых птиц, ни единого алмаза расы, ни единого всплеска небес…

            Когда отчаянье кричит и разносится эхом по всему видимому и невидимому пространству, и сердце не отступает в принятом решении, и глаза не способны видеть ни кого кроме возлюбленного образа, и кожа отказывается принимать чуждые ей, совершенно чужие ласки - даже мрак и общая система мироздания, способна с героическим милосердием уступить упертому страннику, не взирая на бессмысленность и обреченность действий последнего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.