Где будет труп (Другой перевод)

Сэйерс Дороти Ли

Серия: Лорд Питер Уимзи [8]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Где будет труп (Другой перевод) (Сэйерс Дороти)

Dorothy L. Sayers

Have His Carcase

Перевод с английского Анны Савиных

This edition published by arrangement with David Higham Associates Ltd. and Synopsis Literary Agency

Составление серии и предисловие Александры Борисенко

Художественное оформление и макет Андрея Бондаренко

Иллюстрации Наташи Ледвидж Сэйерс, Дороти Л.

Не только Скотленд-Ярд:

ЧАСТНЫЙ СЫСК И ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ

История Питера Уимзи и Гарриет Бэйн рассказана в четырех романах и новелле:

„Сильный яд“ (Strong Poison) – 1930

„Где будет труп“ (Have his Carcase) – 1932

„Возвращение в Оксфорд“ (Gaudy Night) – 1935

„Медовый месяц в улье“ (Busman’s Honeymoon) – 1937

„Толбойз“ (Talboys) – 1942

Кроме того, о семейной жизни Питера и Гарриет повествует неоконченный роман „Престолы, господства“ (Thrones, Dominations), завершенный в 1998 году писательницей Джилл Пейтон Уолш, а также „Письма семейства Уимзи“, которые Дороти Л. Сэйерс публиковала в годы Второй мировой войны, – на их основе Уолш написала роман „Презумпция смерти“ (A Presumption of Death), изданный в 2002 году.

Джилл Пейтон Уолш продолжает писать романы о героях Дороти Л. Сэйерс – последний вышел в 2010 году и называется „Изумруды Аттенбери“ (The Attenhury Emeralds).

Лорд Питер Уимзи: Попытка биографии

Лорд Питер Уимзи – один из тех литературных героев, которым становится тесно на страницах книги и которые, небрежно помахав рукой автору, устремляются жить собственной непредсказуемой жизнью. О нем пишут книги и справочники; он продолжает появляться на экранах и в новых детективах, написанных Джилл Пейтон Уолш; многочисленные фанаты то и дело откапывают новые факты его биографии, о нем делают доклады на конференциях, порой он становится виновником газетных сенсаций. Так, в 1986 году в „Таймс“ появилось письмо, написанное лордом Питером Уимзи и адресованное Барбаре Рейнольдс (подруге и биографу Дороти Сэйерс), где он разрешает недоразумение с похищенными драгоценностями, описанными в одном месте как „изумруды Аттенбери“, а в другом как „бриллианты Аттенбери“. Выяснилось, что украшение было из изумрудов и бриллиантов.

В отличие от Шерлока Холмса, у Питера Уимзи нет „почти настоящей“ мемориальной квартиры, зато есть самый настоящий оксфордский колледж, который он блестяще окончил в 1912 году. Этот факт документально подтвержден – в 1990 году общество Дороти Сэйерс пышно отмечало столетие лорда Питера и, в частности, преподнесло колледжу Бэйлиол портрет юбиляра работы Рода Манро. В благодарственной речи ректор назвал Уимзи „выпускником этого колледжа“. Кто после этого посмеет сказать, что лорд Питер – всего лишь плод писательского воображения?

Лорд Питер в возрасте 21 года. Портрет работы Рода Манро

Обманчивая внешность

Мы совершенно точно знаем, как выглядел лорд Питер Уимзи. Во всяком случае, мы знаем, как его представляла Дороти Сэйерс. В 1913 году Дороти, в ту пору студентка Оксфордского университета, описывала в письме к подруге церемонию присуждения ученых степеней в Театре Шелдона. Особенно ее восхитил лауреат Нью-дигейтской премии [1] : „Его стихотворение называлось „Оксфорд“, и он так мило его прочитал… Такой чистый приятный голос <…> Не то чтобы это были гениальные стихи, но в них – все очарование юности, пафоса, любви к Оксфорду… Мы с Чарис тут же влюбились в него по уши. Зовут его Морис Рой Ридли – убойное имечко, да? Как у героя бульварного романа! Он только что окончил Бэйлиол, так что я больше его не увижу. Как ты знаешь, моя любовь всегда безнадежна… “

Через двадцать два года Дороти Сэйерс вместе с подругой Мюриэл Сент-Клер Бирн работала над пьесой „Медовый месяц в улье“ и пыталась подыскать актера на исполнение главной роли. Как раз в это время она поехала в Оксфорд читать лекцию „Аристотель и искусство детектива“. Оттуда Сэйерс пишет взволнованное письмо Мюриэл: „Дорогая, мое сердце РАЗБИТО! Я видела идеального Питера Уимзи. Рост, голос, шарм, улыбка, манеры, черты лица – все! И он – капеллан Бэйлиола!!!“ Оставалось только кусать локти, что он не актер. Это был тот самый Рой Ридли, оставивший, по всей видимости, глубокий след в ее воображении. Завязавшаяся было дружба быстро увяла – Дороти стало раздражать, что Ридли везде подчеркивает свое сходство с ее героем.

Рой Ридли

На этом история не закончилась. Когда в 1945 году сын Дороти, Энтони Флеминг, отправился учиться в Оксфорд (разумеется, в Бэйли ол), он много общался с Ридли, и мать в письмах предостерегала его: „Оксфорд всегда полон сплетен, а у Ридли и вовсе язык без костей. Приятный человек, но удивительно глупый. Я однажды обмолвилась, что у него профиль как у Питера Уимзи, и он тут же стал распускать слухи – которые ходят до сих пор! – что он якобы прообраз этого персонажа, хотя я познакомилась с ним уже после того, как написала книги про Уимзи!“

Дороти Сэйерс так никогда и не вспомнила, что видела Ридли до книг об Уимзи и, вероятнее всего, действительно дала своему герою внешние черты юноши, читавшего вдохновенные стихи про Оксфорд в Театре Шелдона [2] .

Однако описания внешности Питера Уимзи едва ли можно назвать комплиментарными. Впервые он появляется в неопубликованном рассказе, который Сэйерс набросала в двадцатые годы во Франции: „Светлые волосы, длинный нос, аристократический тип – из тех, что носят носки под цвет галстука“.

Перед читателем лорд Питер предстает в 1923 году в романе „Чье тело?“: „Казалось, его длинное, дружелюбное лицо самозародилось в цилиндре, подобно тому как белые черви самозарождаются в сыре горгонзола“.

В романе „Сильный яд“ Питер смотрит в зеркало и видит „бледное глупое лицо и гладко зачесанные назад соломенные волосы; монокль, нелепый рядом с комически подергивающейся бровью; безукоризненно выбритый подбородок, в котором не было ничего мужественного; безупречный накрахмаленный воротничок, довольно высокий, галстук, завязанный элегантным узлом и подходящий по цвету к платку, который едва выглядывал из нагрудного кармана дорогого костюма, пошитого на заказ на Сэвил-роу“ [3] . „Я знаю, что у меня глупое лицо, но с этим ничего не поделаешь“, – говорит он Гарриет.

Этот комический образ молодого щеголеватого аристократа с моноклем был прекрасно знаком публике Англии и Америки двадцатых годов – „нечто среднее между Ральфом Линном и Берти Вустером“ [4] , бестолковый повеса, вечно попадающий в разные истории. Ральф Линн был известным актером театра, а позже и кино, и прославился в амплуа богатого болвана в монокле.

Ральф Линн

Берти Вустер, персонаж П.Г. Вудхауза, к тому времени был уже знаменит и олицетворял „типичного английского аристократа“ в представлении американцев (тоже с моноклем, конечно). Сэйерс никогда не скрывала, что Уимзи многим обязан этому обаятельному герою. Еще в большей мере Бантер, верный слуга лорда Питера, напоминает Дживса – прославленного камердинера Берти Вустера. Его бесконечные „очень хорошо, милорд“ звучат почти пародией. Иные иллюстрации к рассказам Вудхауза можно было бы подставить в произведения Сэйерс, и вряд ли кто-то заметил бы подмену.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.