Безликие

Помазуева Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Безликие (Помазуева Елена)

Елена Помазуева

Безликие

Роман-фэнтези

Глава первая.

- А ну, милаиии! Помоги! Вытягивай! – орал возница на лошадей перегонной кареты, под проливным дождем нахлестывая бока несчастным животным, тянущим громоздкую колымагу по ухабам и грязи.

Ехали мы ночью в лесу, вокруг непогода, дождь хлещет в мутные стекла, карета переваливается из ямы в яму, больше похожие на омуты с русалками, чем на дорогу.

- Давай! Давай, родимыиии! – орал кучер дальше.

Проснулась я от этих криков и почувствовала, как вокруг люди беспокойно переговариваются и перешептываются. Видеть ничего не возможно было, только догадаться, что вокруг делается.

Молния опережала гром буквально на несколько секунд, потом яркая вспышка высвечивала мокрый, угрюмый и до жути темный лес. Я сидела далеко от окна, ничего не видно, но зато стала различать отдельные слова в разговорах. «Страсти, наслали и Безликие» - повторялись чаще всего.

Скакать верхом на жесткой скамье сомнительное удовольствие. А лошади старались идти во всю прыть, отбивая все мои теоретически мягкие места о деревянное сидение.

Над крышей раздался резкий свистящий звук, через некоторое время такой же звук пронесся с боку, потом с другой стороны. Люди от испуга ахали.

- Говорила я тебе нечего через этот лес ночью ехать. А ты ничего, ничего, - противным скандальным голосом стала говорить толстая тетка в безвкусной шляпке своему не менее упитанному мужу. – Доездишься! Выпьет тебя Безликий, вот тогда узнаешь!

- А чего меня? Может тебя? – огрызнулся ее супруг.

- Так ты специально меня сюда повез? – взвизгнула она, - Избавиться от меня хочешь? Это ты на мое наследство глаз положил или на эту дуру худосочную? – ткнула пальцем в дуру, которая сидела на против.

- Сусенька, я не об этом, - примирительно стал говорить толстячок. – Я про то, что Безликим все равно кого выпить.

Толстуха ворчала уже тише, а я прислушивалась к звукам снаружи.

Безликие непонятные для меня существа, они живут в нашем мире, но как будто не с нами. Говорят, они выпивают дух людской, тем и питаются. Говорят еще, что владеют силой немереной, проходят сквозь стены и скрыться от них нет никакой возможности. Никто не знал, откуда они берутся и куда уходят.

Через этот лес самая короткая дорога в мой город Арзас, куда я спешила к своей заболевшей маме. Отучилась на лекаря, с трудом доказав, что не хуже мужчин могу учиться и закончить лекарское училище. Потом еще практику себе три года зарабатывала, клиенты только-только пошли. А тут известие: «Деточка, прихворала я, приезжай» от мамы. Вскочила на ближайший рейс перегонной кареты и в ночь.

У мамы сердце все время шалит, она скрывает этот факт, но меня не обманешь, а если уж она попросила приехать, значит, вообще дело серьезное.

Свистящий звук пронесся перед мордами лошадей и те остановились как вкопанные.

- ААААА! – заорал возница, и послышались звуки борьбы.

Из кареты никто носа не высунул, все сидели, переглядывались. На крышу что-то упало и тишина. Через некоторое время послышался слабый стон. Люди стали переглядываться друг с другом. Стон повторился, я не выдержала, вскочила на одеревеневшие за долгую дорогу ноги, и согнувшись под низким потолком кареты, стала пробираться к дверям.

- Ты куда?

- Сдурела, девка!

- Иди, иди, сейчас тебя всю выпьют!

Послышалось мне со всех сторон.

- Возница ранен, - попыталась сказать им.

- Да мертвый он уже!

Раздавшийся стон опроверг эти слова, а меня заставил поторопиться на выход. На улице хлестал дождь, вокруг темень, но я при свете молнии успела разглядеть возницу на крыше кареты. Взобралась на козлы и полезла выше. Руки намокли сразу, ветер рвал на мне плащ, стараясь залить под него как можно больше воды. Длинная юбка намокла почти сразу и отяжелела.

Подтянулась на руках и взобралась на крышу. Лишь бы не проломилась под нами двумя, но вроде их специально делают крепкими.

Возница был в сознании, изо рта текла струйка крови, на шее не глубокий порез, который спускался ниже на плечо.

- Дяденька, потерпи, я помогу, - мягко говорила ему.

- Беги, девка, он здесь. А мне уже не поможешь, - тихо проговорил возница.

- Поможешь, поможешь, я лекарь. Раз ты до сих пор живой, значит, помогу, и ты будешь жить, - этому специальному ободряющему тону нас специально в училище учили, он хорошо на больных действует.

Разорвала на нем одежду, распахнула свой плащ и стала доставать небольшие скляночки, промакивать заранее нарезанные кусочки ткани и прикладывать на рану, чтобы кровь остановить.

- Берегись! – тихо крикнул мне возница, уставившись куда-то мне за спину.

Раздался тот же свистящий звук. Выхватила небольшой кинжал из кожаных ножен и резко выбросила руку на быстро приближающийся звук. Ткнула, не гладя, но почувствовала, что проткнула плоть. Резко выдернула кинжал, а над нами завис Безликий.

На нем был темный плащ, переливающийся при вспышках удаляющейся молнии, закрывающий всю фигуру. Капюшон накрывал голову, лицо закрывала какая-то чернота. От страха, что теперь мне пришел конец, не разглядела.

Еще одна молния осветила жуткую фигуру над нами и Безликий пропал. Причем исчез мгновенно, без эффектного звукового сопровождения.

Опустила глаза на возницу, тот с ужасом смотрел на меня. И что он, интересно, такого во мне увидел? По лицу текло, дождь все-таки. Облизнула намокшие губы и невольно сглотнула, соленый какой-то дождь. А с лица все течет, я зыком капельки слизываю, противно, когда над губой мокро. Рукой утерлась, и стала заниматься раной дальше.

Вид у крови стал какой-то странный, кровь как будто пузырилась.

- Кровь какая-то странная, - пробормотала я.

- Кровь с Безликого накапала, - в ужасе проговорил возница.

- Вайтах! – ругнулась.

Быстро выхватила перевязочные бинты из своего пояса и стала вытирать с раны. Не получалось. Кровь Безликого, как соприкасалась с открытой раной, начинала просачиваться внутрь. Выругалась еще раз. Не кровь, а яд какой-то! Наклонилась и стала отсасывать кровь из раны возницы и сплевывать. Вот теперь стало получаться. Намучилась страшно, вся в крови перепачкалась и наглоталась прилично, не пойми чего. Гадость какая-то. Во рту противный вкус крови, но я справилась.

Дождь прекратился, я перевязала возницу. Достала настойку девятисила, напоила раненного, слезла с крыши. Вдохнула мокрый воздух, прочищая легкие после запаха крови. Повернулась к карете и открыла дверь. Меня встретил жуткий, но дружный крик нескольких человек. Я понимаю, что выгляжу сейчас жутко, но что ж так орать-то.

- Успокойтесь, - постаралась перекричать их. – Нормально все! Я это, я. Живая и возница живой, только раненный. Помогите его с крыши снять.

Все-таки докричалась до их разума, мужчины вышли из кареты, боязливо оглядываясь.

- Нет, Безликого. Вон там возница, - показала рукой на крышу. – Ну что вы так смотрите на меня? Перепачкалась, пока раненого перевязывала. Пойду, умоюсь.

Огляделась, вокруг лес. Узкая дорога в две колеи, чтобы встречные кареты могли разъехаться. Вокруг грязь и лужи. Подошла к карете и вытащила свой походный рюкзак, там у меня была фляжка для питья почти полная. Отошла подальше от кареты, достала воду, рюкзак привычно закинула на плечо, стала поливать себе на руки и умывать лицо.

Кровь намокла и снова стала вонять, вызывая приступы дурноты. Закрыла глаза, круги плыли передо мной все равно. Стала дышать глубже, чтобы подавить муть. Вроде отдышалась и снова принялась умываться. А потом одолела слабость, и я непроизвольно села прямо в грязь и упала лицом вниз. Темнота.

Очнулась на дороге, оглянулась, кареты нет, уехали, не стали меня ждать. А солнце уже поднялось над лесом, не так страшно. Встала на ноги, вроде нормально себя чувствую, как смогла, оттерла руки, умыла лицо от грязи. Постояла, вспоминая в какую сторону идти. Определилась с направление и пошла по чвакающей земле.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.