Град разящих мыслей

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Град разящих мыслей (Автор неизвестен)

Философия

Что возникло раньше: философия или чужая философия?

Философ обращает в философию всё, до чего только дотрагивается. Таково проклятие царя Мидаса.

Противоречивость суждений – признак хорошей философии.

Мыслить и контрмыслить: возводить песчаные замки и смывать их морем.

Мыслить выстрелом! А затем догонять.

Я нахожу забавным философствовать наугад , но и любопытным благодаря непредсказуемости последствий.

Как много из вас мыслят не в свою пользу?

Философия не для сытых и не для голодных. Первые уже довольны, вторые пока ещё нет. На полях: для мыслителя желудок лишь досадное недоразумение и предмет ежедневных проклятий.

Когда не с кем поговорить, рождается философия. Когда есть – сражение.

Остановись. Посмотри и прислушайся… Вот и вся философия.

Философия по сути своей бесполезна, но крайне занимательна.

Философия – это продукт безделья.

Лодырничество – добродетель мыслителя.

Философ – это величайшая роскошь человечества. Неблагодарная роскошь.

Парадокс: философ никогда не останется без работы.

Что такое философ? Определение, профессия или вымысел? Где за всем этим человек? И кто он? Чем питается, что поделывает, где бывает? На нём есть отметина? Расскажите мне о философе, я так им очарован… Хочу всё про него узнать! Хочу увидеть!.. Ну где же он? Во что одет? Он в шляпе? Трость в руке? Нет, постойте… Вот! На той стороне улицы, в длинном пальто, большие очки… Это философ! Я точно знаю!.. Эй! Господин философ! Подождите! Я только спросить хочу у вас! Только спросить – что такое философ?..

Отдельные афоризмы следует рассматривать как дань мыслителя своим бенефакторам.

Сама по себе хорошая мысль ничего не стоит, пока не окружена другими хорошими мыслями.

Стремись из каждой мысли сотворить гранёный алмаз.

Иногда возникают мысли, смысл которых не понимаешь. Они терпеливо хранят его для своего суженого. Стоит ли ревновать?

Некоторые из мыслей должны быть наивными, чтобы придать философу натуральности… человечности, если угодно.

Если уж выбирать, то наивная философия предпочтительней философии старческой. Обе считают, что проникли в самую суть, но первую ещё ждёт разочарование.

Беспамятное течение мысли… Как трудно зачерпнуть из него! Как порой не хочется этого делать.

Не принуждай мышление, пусть течёт свободно, пусть течёт по наитию.

Если ты живёшь замурованным в бетоне, то чего удивляешься, что мысли твои заточены и задавлены?

Философ, мыслящий афоризмами, является антенной, принимающей из «откуда-то». Как же страшно перестать их принимать однажды!

Не пренебрегай дарами воздуха.

Раньше я топил свои мысли, как топят новорождённых котят. Теперь я всем даю жизнь, даже тем, которых убил.

Философия не наука, но искусство. Искусство ловчего мыслей.

Философия стала слишком учёной, безликой в белом халате. Слишком отрешённой и смиренной. Она удалилась в свой параллельный мирок, безучастно поглядывая на происходящее у нас. Какой позор! Пусть лучше убьёт себя, чем и дальше так срамиться.

Философия жизни?.. Живая философия! Против философии трупов, похороненных за толстой академической стеной.

Противная судьба уготована несожжённому телу: достаться червям… этим профессорам…

Мыслить через имя другого, укрывать свои слова его словами, не творить события, а переигрывать – таков удел интерпретатора. Чтобы жить, ему необходим покровитель.

Когда я читаю Ницше, лицо моё озаряется улыбкой. А для чего ещё нужна философия?

Ницше идеален для порождения чудовищ невежества. Даже последний дурак случайно смотрит вверх и впервые видит небо. От разительного вдохновения пробиваются крылья. Но, не понимая их, вместо взлёта начинает ими копать.

В конечном счёте всё сводится к тому, чей стиль вам по нутру, вовсе не идеи. Здесь философия роднится с живописью.

Быть философом значит чувствовать мир и живописать мыслями. Философ думает сердцем при помощи ума. Господа художники, разве не одной мы с вами крови? Не из одной утробы?

Рисовать мыслями… Вы думаете, художник обременяет себя истинностью идей? Да он смеётся над вами! Для него идеи лишь средство, полотно, на которое ложится краска духа.

Философия – это изощрённое самоистязание, извлечение самых утончённых криков.

Я доверяю только тем философам, кто дарует своё львиное сердце, самое сокровенное, что имеет, оставаясь в нищете и уязвимости. Их помысел чист, их мысль – от груди. Они вручают нам себя и свои секреты. Их доверие вызывает наше.

Если философия не вызывает сочувствия и её не переживаешь, то она бесчеловечна в целом или конкретно для кого-то. А значит – для человека вредна. Не читайте, тем более не продумывайте того, чего не чувствуете. Последствия могут быть катастрофическими.

Из сердца в сердце странствует философия. А в голове лишь тухнет.

Философия начинается в дороге – и заканчивается за письменным столом.

Оживить философию значит впустить в неё себя целиком: от макушки до мозолистых пят.

Философ подобен хирургу, иногда – патологоанатому.

Всех философов я разделяю на тихих и громких. Тихие, как правило, громче.

Взгляд философа? Спокойный, долгий, насквозь смотрящий. С тенью продолжительной печали. И вдруг – ничего, кроме пламени!

Каждому великому философу для становления необходим свой Вагнер.

Что? Ты философ без ружья? Ха-ха-ха !..

Философия – это сугубо личное, но касающееся каждого. Мы похожи до отвращения. Почему я не могу быть другим ?

Для философа весь мир – средство саморассказа.

Если философ не изучает себя – грош ему цена. Ибо что можно понять без первоистока?

Роль философских знаний должна сводиться к пробуждению интереса постигать самому. Знание вне собственного опыта едва ли философское. Едва ли знание. Таким образом: только личная философия является философией. И жива она только в Одном и для Одного.

Необходим ветер в паруса, а не сундуки в трюм. Путешествовать налегке да по всем сторонам света!

Многое из написанного я выкинул из своей головы – уму требуется простор.

Можно опровергнуть философа, невозможно – поэта. Сие бы значило опровергнуть человека, то есть – себя самого.

Часто причиной искажения философа является избирательный подход к его мыслям.

Весьма подло применять чью-либо философию против её же создателя.

Философ не всегда следует своему учению. Он должен быть достаточно религиозен для такого свершения. А иногда и по-геройски отважен.

Быть создателем и быть носителем – разные вещи. Но и разное зачастую сходится.

Подлецам: не копайтесь в жизни мыслителя, чтобы опровергнуть его философию.

Фрейд привёл к скудоумию.

Хотя, возможно, названное явление – побочный эффект психологии как таковой.

Психология опускает человека, но сначала обворовывает.

Психолог склонен воспринимать человека двумерно: или здоровым, или больным. Нужно быть ещё и философом, чтобы очутиться по ту сторону здоровья и болезни. Но даже тогда задача может оказаться непосильной.

Индивидуальность – это болезнь, отклонение от нормы.

Но признайтесь: увлекательнее быть «больным», нежели нормальным.

Тяга искривляться .

Когда у врача появляются амбиции к господству, он нарекает себя психологом.

Вся философия – это игра слов. Но так и сам человек, и его жизнь – плоды словесного дерева.

Без слов нет ни человека, ни даже Бога, ибо: «В начале было Слово».

Ведь Слово не буквы – прозрение .

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.