Первый снег. Оттепель

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: ИВАНКА   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Первый снег. Оттепель ( )

Утро. Солнечный луч подло пробирается по подушке, переползает на нос. Сгинь, зараза!

Олесь чихнул и сел. Мрачно поёжился. Голова звенит, мысли путаются, под глазами точно песок сыпанули.

Скинул с себя прохладную ладонь, по-хозяйски облапившую плечи. Убрал ногу. Эту – бережно, в очередной раз вспомнив раздробленные когда-то кости.

Каждый раз одно и то же – он просыпается, облепленный не только одеялом, но и одним бессовестным типом, который даже во сне боится разжать руки и выпустить его хотя бы на край кровати. И так в угол зажал, непременно желая проснуться, если через него перебираться будут.

Коварная улыбка – он уже давно наловчился делать это тихо и незаметно. Подло подсунул вместо себя подушку, сполз вниз, к ногам, и, не перебираясь через спящего, коснулся пола. Ха-ха!

Ванна – почистить зубы. Кухня – поставить кофе. Хм… набрать стакан холодной воды. Ммм… поставить минут на десять в морозилку. Вернуться в спальню. Полминуты полюбоваться на спящего.

Протягиваем руку со стаканом… Плюх!..

Никита подорвался в мгновение ока. Волосы всклокочены, глаза спросонок синие-синие, как небо за окном.

-Ты чего?!

Последний штрих – наклоняем стакан и медленно, со вкусом, выливаем остатки воды на макушку.

-Наказание,- Олесь опять исчезает на кухне.

-За что?!

Вопль – бальзам на душу. Маленькое чудовище, бережно взлелеянное Олесем внутри, самодовольно улыбается.

-За то, что не слышал, когда я вчера орал, что мне сегодня рано вставать. Так что, с добрым тебя утро... пхе! Ты окосел совсем?!- Олесь зашипел, стирая с груди пролитый горячий кофе.

Никита зашёл на кухню, в чём спал… Голый. Взлохматил и без того отказывающиеся лежать в любой стрижке волосы. Полюбовался на попеременно бледнеющего и заливающегося краской Олеся.

-Тебе же всё равно понравилось, чего пыхтеть-то? Тебе всегда нравится,- бессовестно заявил он.

-Придурок! Трусы хоть нацепи!

Пожал плечами.

-Мне жарко.

-Включи кондиционер!

Олесь не выдерживает и капитулирует обратно в спальню. Гремит выворачиваемыми ящиками комода. Никита с плохо сдерживаемой улыбкой слушает недовольное бурчание за стеной, бессовестно допивает оставленный кофе. Возвращается в спальню.

-Живо надел на себя!- ему в лицо бросают штаны и рубашку.

-Зачем? Мы живём сами. Квартира высоко – никакую бабуську больше удар не хватит.

Олесь вздрогнул – в прошлом году они снимали квартиру на первом этаже. Хорошая была квартира – и к университету близко, и до работы недалеко, гаражи рядом. Но завелась у них в кустах сирени под окном одна шустрая бабка, однажды подглядевшая марширующего в чём мать родила из спальни в ванную (а потом обратно) Никиту. Если бы он просто маршировал – ну выперся голышом, мало ли? Но Никита волок такого же не сильно одетого Олеся; туда – упирающегося, обратно – обессиленного! И что она должна была подумать? Ну, и подумала! Правда, вместо того, чтобы орать на всю округу: «Караул, извращенцы!», она стала попадаться в кустах регулярно и часто. Её можно было обнаружить там утром, в обед, вечером, а иногда ещё и по ночам (видимо, когда совсем уж бессонница доставала). Не вымывали её оттуда ни дожди, ни ветер. Однажды Никита вообще распахнул окно и вежливо поздоровался, предложив чашечку чая, чтоб женщина не замёрзла. За что получил заковыристое проклятие и пожелание дальнейшего извилистого пути.

С тех пор бабка называла его кривоногой похабенью и выразительно плевалась.

Ничего и не кривоногий! Просто после аварии хромота так и не прошла до конца, особенно заметна, если весь день на ногах.

-Что ты меня так рассматриваешь? Хочешь сам одеть?

-Облезешь! Просто наслаждаюсь мыслью, что теперь я бегаю быстрее тебя.

-Хм… мы можем прямо сейчас устроить короткий забег. Если я тебя догоню – ты выполняешь любое моё желание.

Спасибо, не надо; однажды Олесь уже повёлся – следующей же ночью он узнал много нового о своём теле. А уж сколько новых точек нашёл Никита…

И так почти каждое утро. За последние пять лет Никита стал ещё выше, ещё раздался в плечах… и остался прежним в привычках и пристрастиях. То, что раньше можно было списать на юношеский максимализм или переходной возраст, теперь ни на что не списывалось и вызывало у окружающих не только улыбки, но ещё и вот такие вот вопли, как у бабки под окном. Никита так и остался чокнутым собственником, напрямую желающим заявить миру, что Олесь принадлежит ему, и вообще, мнение окружающих – мнение тех, кого не спрашивали. Хорошо, хоть перестал лезть на людях целоваться и обнимать. Хотя уступил только потому, что Олесь нервничал и злился всерьёз, однажды даже удрать по старой привычке попытался. И удрал – в лифт. Доехал до первого этажа, а там уже запыхавшийся, едва живой, Никита по стенке сползает. Потом ещё месяц с ногой мучился – примочки, уколы, мази. Олесь зарёкся от него удирать, окончательно уверившись, что Никитина крыша уехала далеко и надолго.

В конце концов, он смирился и даже привык к заскокам своего парня, научился не взрываться всякий раз, когда тот по старой привычке выискивал в скудном Олесином окружении возможных воздыхателей. Поначалу это вообще был тихий ужас – учёба на разных факультетах выводила Никиту из равновесия, он постоянно удирал от своих программистов и бегал на физмат – проверить наличие Олеся, потом немножко притих. Оказалось, этот негодяй науськал местных девиц, не постеснявшись рассказать слезливую историю о том, как по уши влюбился в парня и что он вынес, пока объект воздыханий смирился со своей участью. И эти дурочки, визжа от восторга и обкапывая коридоры слюной, по доброй воле стали помогать мерзавцу следить за его «половиной». Всё-таки Никита остался Никитой – он крутил людьми как только хотел. И самим Олесем в том числе.

-Может, без меня съездишь?- помялся Олесь.

Никита непонимающе посмотрел на него, подошёл, обнял со спины, переплетая пальцы с его, уткнулся носом в шею, где виднелся горбик позвонков.

-Могу и я никуда не ехать.

Поцеловал в затылок, нежно скользнув руками по плечам.

Ну нет!

-Ты обязан ехать, так что собирайся давай…

-Лесь…

-Я уже двадцать два года Лесь. Дуй давай, не выедешь сейчас – опоздаешь.

Любимые прохладные руки крепче прижали к себе.

-Без тебя не поеду.

-У меня диплом горит…

-Тебе его через неделю только сдавать – можно подумать, я не уточнял,- гадко ухмыльнулся Никита. Олесь заскрипел зубами – милая привычка Никиты контролировать его жизнь иногда просто выбивала из-под ног почву.

-Ммм… Никит?

-Ась?

-Мне кажется, или ты до сих пор не одет?..

Негодяй ещё плотнее прижался к Олесю и муркнул в ухо:

-Не кажется…

Короткий тычок локтем под рёбра.

-Живо нацепил одежду и вымелся из квартиры!

…Из квартиры они всё же вымелись оба, как Олесь ни сопротивлялся. Его привычно взвалили на плечо и поволокли к лифту.

-Привет, мальчики,- хихикнула заходящая следом соседка – красивая и яркая, не смотря на недавний развод (а, может, и благодаря ему) молодая женщина. Её поведение всегда ставило Олеся в тупик – вроде и в курсе их отношений, а вроде как это не мешает ей строить Никите глазки. Ха, в курсе!!! Да она их в лоб спросила, как только они пришли присмотреть квартиру для съёма. Никита тогда нагло подтвердил кто они друг другу, а для наглядности ещё и притянул сопротивляющегося Олеся, и при ней прилип к нему губами. А Марина только присвистнула и поволокла их к себе знакомить с маленькой дочкой, как будущих соседей.

Сейчас она опять улыбнулась Олесю, бдительно прихваченному в талии Никитиной рукой, и тут же хлопнула ресницами в сторону уже самого Никиты.

-Дивная погодка, верно?- похихикивая над попытками Олеся выбраться из навязчивых объятий, заметила Марина.

-Хм… Снег тает, лужи кругом,- тоже наблюдая за пыхтением Олеся, ответил Никита.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.